• Чт. Июн 20th, 2024

О чём «кричит» Гусинка?

Май 30, 2024

Научно-исследовательский консилиум «Будущее «Гусиного перелёта» и развитие туризма» прошёл в конце апреля в Павлодарском Доме географии.

Экспертный совет возглавил Нурлан Какамбетов, почётный архитектор РК, член Союза архитекторов РК, экс-главный архитектор Павлодарской области, практикующий специалист. Он поделился своими мыслями и нынешними проблемами «Гусиного перелёта»:

– Я уроженец Павлодара. Как главный архитектор, всегда остро реагировал на проблемы города. Сейчас перед нами стоит очень серьёзная проблема: нужна помощь в применении тех мер, о которых «кричит» «Гусиный перелёт». Вспоминаю 80-е, когда в Павлодар приходило приглашение от ЮНЕСКО с предложением поделиться на мировой площадке фактами о сакральных вещах, которыми обладает правобережье Иртыша. На сегодня уникальность его представляет интерес для отдельно взятой области научного познания – естествознания. Хронология развития естествознания по зарождению животного мира периода неогена удивительным образом сформировалась на берегах нашего седого Иртыша, и этот земельный пласт и есть тот кладезь, та сакральная часть, с которой надо поработать специалистам. Главное – достичь с ними определённого понимания. «Гусиный перелёт» необходим Прииртышью – это факт.

Председатель экспертного совета считает, что нужно предотвратить дальнейшую утерю этого объекта. «Гусиный перелёт» страдает от техногенности и урбанизации территории: обычная жизнь города своей средой агрессивно навязывает условия пользования площадкой. Эта составная часть прекрасной павлодарской набережной относится к категории охранных зон, требующих правильного подхода.

– Природа уже не оставляет нам времени. Сейчас нужно говорить о механизмах исполнения каких-то ключевых решений. Надо уже выходить на понятия «сроки исполнения», «составляющие экономического потенциала», «свод общественных интересов», «заинтересованность специалистов», – говорит Нурлан Какамбетов. – Была предварительная попытка разговоров с научными учреждениями, которые должны придать не только поступательность движению, но и правильность исполнению решений. Пришло время применить меры по недопущению разрушения памятника природы. Экологи знают, что такое устойчивость во всех аспектах. Берег должен быть устойчив. Ведётся работа с Ертисской бассейновой инспекцией по регулированию использования и охране водных ресурсов. У нас есть опыт, как надо и как не надо делать туристификацию, на примере Баянаула. А «Гусиный перелёт» – готовый объект общественного притяжения. Его должны сделать привлекательным для туристов и коммерциализировать, что даст пополнение в бюджет государства. А рабочие места? А дополнительная культура просвещения для высших и средних учебных заведений? И начинать надо с детского сада и школы! Существует «Положение о благоустройстве города», но каждый по-разному понимает и трактует его. А ведь есть чётко определённые решения и пункты. И здесь не вижу никаких стеснений с точки зрения защиты научной площадки, научно-исследовательской территории.

Природный памятник находится в системе города и является составной частью его благоустройства. Скорее, это экспонат. И сегодня речь идёт о его утере. Нурлан Оразалиевич поясняет:

– В законе есть слово «утеря». И в том же законе есть понятие «работа местного исполнительного органа по сохранению и содержанию» таких территорий, которые могут повлиять на утерю того или иного объекта. А утеря – это безвозвратно! Когда мы проговариваем «работа по развитию зоны…», то основной акцент на слове «развитие». Оно вбирает в себя и лесопатологию, и отведение воды, и организацию работы с плотными земляными массами. В преамбуле, везде, где речь идёт о программе «Гусиный перелёт», должен быть виден научный подход. Нужна работа по обоснованию и паспортизации скорректированной оставшейся земли с опорой на документ 2012 года. Знаем, что здесь очень сильные ветра, проблемы с температурным перепадом. Всё, что связано с грунтом, разрушают природные циклы – оттаивание и размораживание. Для геологов, палеонтологов и археологов это страшная беда. Даже металл не выдерживает разницу температур в павлодарском регионе: иной раз за сутки по конвекции перепады составляют порядка 50 градусов, т.е. днём плюс 20, а утром минус 30.

Одно из решений проблемы экспертный совет видит в извлечении ресурсов. Появятся инвестиции – появится повод – научное обоснование, подтверждение, что это место до сих пор в виде береговых линз даёт дополнительный эффект и для туризма. Понимая, что у акимата других проблем хватает – город большой, хозяйство огромное, считаем своим долгом донести назревшую проблему. Ведь она подошла к своему критическому состоянию, когда уже нельзя от неё отказываться.

– Есть механизм производства – «полевые работы». В таких бедственных условиях, как сейчас находится берег, я не могу себе представить эти работы. Есть риск, что Иртыш «проснётся», потому надо со стороны реки закрыть «Гусиный перелёт» и создать не просто площадку. «Гусинка» – территория не для общего пользования, это не парковая зона, где можно прогуливаться, как по бульвару. Это научная площадка. Общественность и горожане должны, наконец, это понять. Мы обращаемся к ним. Доступ туда должен быть ограничен. Речь идёт о неполных трёх гектарах, которые нужно обезопасить и закрыть. Сегодня на охранной зоне разворачиваются строительные участки: грузовики какие-то, бочки, валяются ненужные матрацы. Пока будут идти бесконечные разговоры, техногенность зоны будет расти. Надо это прекращать. Заниматься просвещением населения. Таблички не работают (и не только на «Гусинке», – прим. авт.). Местная полицейская служба должна принять во внимание, что в рамках закона об охране особо охраняемых природных территорий местный исполнительный орган должен обеспечить правопорядок, а не делать одолжение, – отметил Н.О. Какамбетов.

Речь идёт о том, что Павлодарское Прииртышье имеет шикарную климатическую зону районирования, имеет мощный резервуар в пойме Иртыша. Члены совета говорят, что нужно в ближайшее время срочно отсечь береговую зону. Потому что это та самая критическая сторона, которая будет всё равно видоизменяться. Из-за воды мы продолжаем терять памятный фонд. Сейчас физические параметры того, что осталось, представляют собой всего 2,9 гектара. В объёме это около полумиллиона кубических метров грунта и 20-25 метров поперечного сечения, а это и есть основной фонд, который содержит в себе научное значение. Охранная зона идёт от среза воды и до городской черты. На Химгородках есть дома, которые ещё в 80-е годы прошлого века построены в черте охранной зоны памятника.

Член экспертного совета Валентина Алиясова, кандидат культурологии, профессор Павлодарского педагогического университета имени А. Маргулана, заместитель председателя правления Казахстанского национального географического общества (РОО «QazaqGeography»), вопрошает:

– Для кого сегодня интересен этот объект? Это прежде всего эталон. Он должен иметь привлекательный вид для туристов, но для этого надо произвести фиксацию обрыва. Памятник имеет своё значение не только потому, что там кости около 70 видов ископаемых животных – уже это говорит об уникальности объекта. Эталонность имеет не количество животных, а сам разрез обрыва, стратиграфия последовательного пластования костеностных линз. Именно она имеет мировое значение. Где бы ни находили остатки гиппарионовой фауны, их всегда сопоставляют с павлодарскими. Были разные предложения, в том числе закрыть, и пусть лежит для других поколений. Вопрос консервации не нашёл поддержки. В 2016 году была последняя научная публикация, описывающая виды соколиных птиц, – это всё ещё старые сборы, которые учёные Москвы и Алматы вывезли в университеты, и сейчас их докторанты защищаются на этом материале, открывая новые виды. С того времени ничего не публикуется, и потому встал вопрос о целесообразности сохранения «Гусинки» и о её научной ценности. Мы приглашали учёных из Алматы, которые подтвердили, что научного значения памятник не утратил: кальценосные линзы там имеются. А ведь это только поверхностная часть, есть ещё и нижняя, на границе с песком. Люди могут не понять ограничения туда доступа. Нужно научное обоснование происходящего, чтобы не возникали вопросы «почему» и «зачем».

Но город такие проекты не потянет, считает Валентина Нурмагамбетовна, необходимы инвесторы. Эта зона должна быть полностью закрыта. Вход разрешать только по соответствующему документу. С 1971 года всё изменилось – тогда эти два гектара были обозначены как 400 метров. Теперь их уже нет. Они ушли. Сейчас ученые борются за оставшиеся участки природного памятника. В 2012 году, во время научных разведок, нашли ещё три костеностные линзы. В последнее время все немного успокоились, а памятник надо спасать! Никто им не занимается. Научная общественность просит сегодня городские власти обратить внимание на положение дел и решить наконец вопрос: кому принадлежит памятник, чей он, за кем закреплён? Все от него отказывались. «До сих пор ходим по замкнутому кругу, по каким-то виткам: так было в 2012 году, потом в 2015-м. Когда пошло обустройство набережной, мы не давали согласия асфальт закатывать, песком овраги засыпать. Со стороны реки ничего не продумано, и Иртыш будет постоянно подмывать берег», – говорит Валентина Алиясова.

Не стоят в стороне и экологи. Марина Регатунова, член общественного совета Павлодарской области, член областной комиссии по экологии, руководитель корпоративного фонда НПО «Республиканский центр экологических технологий», руководитель ТОО «Восток Экология ПВ», считает:

– Необходимо поднимать престиж и авторитет наших областей с точки зрения экологии. Никаких мероприятий по организации управления отходами не проводится: нет ни бачков, ничего… Именно инспекция лесного хозяйства и животного мира, кому принадлежит данный участок, и должна организовывать эту работу. На памятниках природы запрещены работы, а туда не только доступ всем разрешён, но там нет никакой организации по экологии. А это три вида воздействия – воздух, вода и отходы. Но инспекция лесного хозяйства не хочет полностью отвечать, потому что – ни ресурсов, ни людей. Надо найти для этого памятника ответственного хозяина.

Олег Николашин, вице-президент ОФ «Международный клуб всемирного наследия», член общественного совета Павлодарской области, председатель Ассоциации военно-патриотического воспитания, считает:

– Надо до конца доводить всю набережную: от Усолки до моста. Она должна быть цивилизованной и интересной для жителей и туристов. Нужен хороший маркетинговый подход: Павлодар – «Гусиный перелёт». Это должен быть туристский бренд города, сделанный на уровне мировых стандартов. Чтобы три­единство: научные работники – горожане – туристы – шло логически параллельно с предлагаемыми экспертным советом планами.

Модератор заседания экспертного совета Александр Вервекин, директор Дома географии, подытожил:

– «Гусиный перелёт» мы рассматриваем не только как палео- и архео­объекты, но и как объект туризма. Надеемся, что власти нам помогут. Наша связь с областным маслихатом хорошо налажена, надеемся, и город подключится к проблеме. Создание экспертного совета по вопросам развития внутреннего туризма Павлодарской области и проблема «Гусиного перелёта» – это важная часть вопроса. Марина Регатунова по запросу получила в государственных органах паспорт на памятник природы «Гусиный перелет». Это уже отправная точка, документ, от которого можно будет отталкиваться: где же граница этого памятника?

К работе экспертного совета подключились Жан Каратаев, председатель попечительского совета ОФ «Международный клуб всемирное наследие», и бизнесмен Валерий Ляпунов.

Жители Павлодара должны знать, что на одном из крупнейших в Евразии и мире территориальном памятнике природы «Гусиный перелёт» обнаружены останки трёхпалой лошади, жирафов, антилоп, носорогов хилатерия, страусов, саблезубых кошек, большерогих оленей, мамонта, пещерных гиен, медведя… Входящий в список Всемирного наследия ЮНЕСКО уникальный памятник природы, в 20-х годах прошлого столетия носивший название Разгуляй, 7 декабря 1971 года взятый под охрану государства (с 2001 года это памятник республиканского значения), взывает сегодня о помощи!

Людмила БЕВЗ.

Фото Алибека ДЖЕНАЛИНОВА.