Надо отметить, что о масштабной борьбе с гнусом начали говорить еще в прошлом году, когда глава области Булат Бакауов сообщил, что все работы в этом году будут проведены раньше, – в первую очередь речь шла о различных конкурсах, позднее проведение которых в минувшем «гнусном сезоне» привело к тому, что на выплод комара и мошки павлодарские власти не смогли оказать большого влияния. На совещании Владимир Берковский отметил, что в этом году работы по подготовке к «военной кампании» против гнуса начались еще в конце прошлого года, поскольку раньше принятые несвоевременно меры оказались малоэффективными и вызвали большой негативный отклик среди населения.

Некоторые цифры по поводу дезинсекционных мероприятий на этот год наша газета уже называла. Напомним: из республиканского бюджета выделено 600 миллионов тенге против 150 миллионов прошлого года (цифры округленные). Ассигнования стали в четыре раза больше, но в четыре раза выросла и протяженность зоны обработки против мошки: если в прошлом году вылитых в реку биопрепаратов хватало для обработки 200 километров, то в этом году планируют защитить от нашествия гнуса 800 километров всей прибрежной зоны области. Поскольку вылитый в одной точке препарат дает эффект на 200 километров, таких точек в области будет четыре. Таким образом, будут защищены семь прибрежных сельских районов и два города области. Вопрос о том, что сельская местность тоже нуждается в такой защите, стоял уже давно, поскольку агрессивная мошка влияла на численность птичьего поголовья, снижались надои – покоя от нее не было ни людям, ни животным. Так что есть надежда, что дезинсекционные работы нынешнего года окажутся более эффективными. Если все обстоятельства сложатся должным образом.

В чём залог победы

Что нам нужно для победы над кровососами? Во-первых, деньги. Они уже есть. Во-вторых, вовремя нанести упреждающий удар по противнику. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Чтобы правильно выбрать время, необходимо учесть множество разных факторов – температуру воздуха и воды, скорость течения, объем сбрасываемой воды, наличие питательной среды для личинок насекомых и многое другое. Выбирается момент, когда численность личинок в определенной стадии развития достигает максимальных размеров – препарат выливается в воду только один раз. Все наблюдения и определение места и времени нанесения удара проводят ученые.

В прошлом году вроде бы тоже были деньги, имелись ученые, но тендер на приобретение препаратов и определение подрядчиков запоздал, так что и препарат был вылит в воду Иртыша поздно. Время упустили – мошка успела «встать на крыло» и приступить к своему черному делу.

Кроме того, в прошлом году нас подвели природоохранные попуски воды. Мало того, что долго держалась высокая вода, так еще и на все лето растянулись аварийные сбросы на водохранилище – все это тоже способствовало повышению численности мошкары. На совещании прозвучало, что необходимо сократить время стояния высокой воды, но вряд ли этот вопрос находится в компетенции местных исполнительных органов.

О безопасности подумали?

Депутатов волновал вопрос о том, насколько безопасны все применяемые препараты для человека и экосистемы. Он задается каждый год, и каждый год звучат одинаковые ответы. Что касается препаратов против личинки мошки, они действуют только на мошку, больше ни на кого – ни на рыбу, ни на человека, ни на животных. Химпрепараты используются в борьбе с комарами, ими ведется в основном обработка в парках, скверах, на пойменных участках. Такая обработка обычно производится рано утром или поздно вечером, когда прохожих на улицах практически нет. Тем не менее перед этими работами по некоторым местным каналам и по радио предупреждают горожан о том, каких мест следует избегать в предрассветные и ночные часы.

Был задан и вопрос о дачных участках, где комары давно уже «прописались» вместе с людьми, – ведется ли обработка и там? Раньше санитарные органы часто выступали в прессе с рекомендациями, как сократить выплод комаров на собственном участке, в том числе в емкостях для воды. Найти эти советы и сегодня нетрудно. Что касается самой химобработки, она проводится обычно в дренажных канавах, имеющихся на границах садоводств.

Каждому своё

Теперь несколько слов о том, где, как и против кого ведется обработка. Вроде бы об этом специалисты рассказывают каждый год, но всегда находятся люди, которые ничего об этом не слышали.

Комары. Они выводятся в стоячей воде – отшнуровавшихся после разлива водоемах, в бочках с водой и просто в сырых подвалах. Там обработка ведется с помощью химических препаратов. Именно с комарами борются и с помощью авиаобработки. К слову, в этом году с помощью самолетов планируется обработать пойму в Павлодаре (более 14 тысяч гектаров) и в Аксу (2600 гектаров). Кроме того, будут обрабатываться парки и скверы в трех городах области (4800 гектаров). А вот от обработки с дельтапланов принято решение отказаться – минусов от такой обработки оказалось значительно больше, чем плюсов.

Мошкара. Личинки мошкары предпочитают проточную воду, поэтому она выводится в реке. Там и используется биологический препарат. В этом году был задан вопрос – будет ли обрабатываться пойма, где многие сельчане заготавливают сено? В прошлые годы мошкара могла донимать сельчан из отдаленных районов, поскольку вылитый в реку препарат действовал на ограниченном участке. В этом году, поскольку собираются обработать все русло реки, таких проблем возникнуть не должно.

Мошкариный рай

На совещании прозвучало несколько высказываний о том, что проблемы с мошкарой стали исключительно павлодарскими – ни в Восточно-Казахстанской, ни в Омской областях засилья гнуса почему-то не наблюдается. Ирина Сорокина, заместитель руководителя областного департамента по защите прав потребителей, считает, что причина в естественном состоянии наших берегов. В ВКО и Омской области гораздо большая протяженность берега «одета» в бетон. Бетон мешает развиваться растительности, которая является основной пищей для личинок. Да и растительность на берегах у нас погуще и поразнообразней. В общем, предмет нашей гордости – уникальная пойма, отличающаяся огромным биоразнообразием, – настоящий рай для гнуса. Ученые же, которые вели научное сопровождение работ по борьбе с гнусом ранее, отмечали еще и то, что в нашей области большие участки илистого дна на Иртыше, где в обилии имеется подводная растительность. На семипалатинском участке русла дно реки преимущественно каменистое, там личинкам жить некомфортно с гастрономической точки зрения. Однако и этих объяснений, которые санитарные службы и ученые дают не первый год, некоторые депутаты, оказывается, не слышали и склонны винить в нашествии мошкары все те же санитарные службы.

Следует напомнить еще об одном: служба Госсанэпиднадзора несколько лет назад была преобразована в службу по защите прав потребителей, ее функции во многом изменились. Тогда же все работы по обработке против гнуса перешли в ведение местных исполнительных органов. С 2014 года обработкой занимаются подразделения акиматов, санитарная служба просто обеспечивает поддержку и контроль. Между тем у наших санитарных органов был накоплен большой опыт по проведению такого рода работ, в том числе это касается и срока проведения тендеров. Мониторинг развития личинок начинался еще во время активного таяния снега – в марте; в апреле или мае, в зависимости от погоды, начиналась обработка. Работали наши органы в тесном контакте с учеными. Сейчас местные исполнительные органы пока накапливают свой опыт в решении этих вопросов, это и объясняет случающиеся «накладки». Видимо, они предпочли учиться на собственных ошибках, иначе просто могли более эффективно использовать имеющийся опыт бывшего департамента Госсанэпиднадзора.

Всё под контролем?

Сегодня пока местные исполнительные органы не готовы назвать тех, кто будет поставлять биологические и химические препараты, как и тех, кто будет вести саму обработку, обеспечит научное сопровождение работ. Однако в ближайшее время итоги тендеров будут известны. Тогда по каждому направлению будут сформированы и наблюдательные группы от депутатского корпуса – контроль обещают сделать самым тщательным и жестким. Теперь остается только дождаться весны и лета, тогда и станет понятно, были ли учтены нынче все ошибки прошлого года. Удалось ли на самом деле контролировать не только санитарную обработку, но и ситуацию с природоохранными попусками?

 Галина ЕГОРОВА.

Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz