– Это взрослые люди от 19 до 38 лет. У нас есть ребята, которые полностью не слышат и не говорят, есть с частичными нарушениями. Что касается зрения, абсолютно слепых у нас пока нет. Есть слабовидящие и те, у кого отсутствует один глаз. Вот Еркин пришёл, у него нарушение слуха, – кивает тренер в сторону одного из мужчин. – Еркин работает таксистом, у него семья, двое детей, но после смены он приезжает в зал, тренируется, иногда и со здоровыми ребятами.

Встреча с детьми

6 февраля в Павлодар приезжал шестикратный чемпион России по парадзюдо Дмитрий Чепков. Дмитрий незрячий с рождения, поэтому его долго не хотели брать в спортивные секции. Но парень не сдавался, какое-то время тренировался сам и в итоге добился поставленной цели.

В Павлодаре Дмитрий встретился с ребятами из специализированного интерната, где учатся дети с нарушениями зрения. Пришла на встречу со школьниками и павлодарская чемпионка Меруерт Даирханова. Девушка слабовидящая, когда-то сама училась в таком же интернате. Меньше двух недель назад Меруерт стала серебряным призёром чемпионата Казахстана по парадзюдо. Причём занимается она совсем недавно, в спорт пришла, когда ей исполнилось 30 лет.

– Мы не планировали ничего заранее. Ко мне на учебно-тренировочный сбор приехал друг и коллега, чтобы подготовить своего спортсмена Дмитрия Чепкова на чемпионат, – рассказывает тренер, президент паралимпийской федерации дзюдо Павлодарской области Денис Амелин. – До этого попытки контактировать со школой-интернатом уже были, но к нашей идее все относились скептически: многие дети там слабовидящие – переживали, что от занятий дзюдо зрение может ухудшиться. Мы же хотели рассказать, показать и вдохновить. Поэтому я предложил своему другу – тренеру Дмитрия – организовать встречу. Сам Дмитрий отнёсся к идее с энтузиазмом, потому что, будучи ребенком, сталкивался с тем, что хотел тренироваться, но все ему отказывали. А тут ещё Меруерт приехала с чемпионата, мы её тоже подключили. На встрече объясняли, что с детьми занимаются в игровой форме, что там нет страшных ударов, Дмитрий продемонстрировал броски, показал свою любимую технику. Дети задавали много вопросов. Мы оставили им координаты, сказали: беседуйте с родителями, звоните. В перспективе надеемся, что ДЮСШ №6 откроет отделение для детей, где мы сможем их обучать.

Как всё устроено

– Расскажите, как проходят тренировки у спортсменов с нарушениями зрения?

– С ними идёт более тактильная работа, потому что многие из них не представляют, как выглядит то или иное упражнение, – объясняет Денис Амелин. – Есть ребята, потерявшие зрение, но они когда-то видели: у них остались воспоминания. А есть ребята, которые родились с нарушениями зрения. Допустим, как в случае с Дмитрием.

Для меня было удивительно, когда я на тренировке, на которой он присутствовал, объяснял новые упражнения, а Дмитрий на слух воспринимал информацию, понимал, чего я от него хочу. Если не понимал, просил, чтобы я подошёл, направил рукой, ногой. Да, это сложнее – работать с тотально слепым спортсменом. Это индивидуальная работа. Тем более сейчас идёт такая тенденция: в паралимпийских играх всё больше говорят о том, что необходимо разделить слепых и слабовидящих. Потому что у тех, кто хоть немного видит, есть преимущество перед теми, кто не видит вообще.

– Насколько я слышала, вы тренируетесь на базе частного спортклуба. Это так?

– Занимаемся на базе частного спортивного клуба «De-sport» на благотворительных началах, никто нам за это не платит. Клуб со своей стороны предоставляет нам зал, даже экипировку выдаёт. Поездку на чемпионат тоже оплачивал клуб.

После тренировок ребята с проблемами по слуху объединяются и едут домой сами, а ребят с проблемами по зрению отвозим мы. Всё-таки тренировки у нас заканчиваются поздно – в десять вечера.

– Почему вы решили этим заниматься? Ведь это дополнительная нагрузка, тем более – неоплачиваемая.

– И я, и Геннадий Маменов занимаемся со здоровыми детьми и продолжаем этим зарабатывать. Когда основная работа заканчивается, идём и тренируем ребят с нарушениями слуха и зрения, – рассказывает Денис Амелин. – Эта идея возникла давно. Отчасти благодаря нашей дружбе с Александром Груздевым, тренером Дмитрия Чепкова. Мы приезжали со здоровыми спортсменами на соревнования и во время тренировок видели, как занимаются слепые и слабовидящие ребята, с какой самоотдачей они работают. В итоге, однажды нас пригласили пройти курсы по работе со спортсменами с нарушениями зрения. Геннадий Серикбаевич прошёл курсы в Новосибирске, приехал, поделился впечатлениями.

Я наблюдал, как развивается это движение в России. Здесь этим заниматься не было возможности. Работая в государственном учреждении, ты не можешь приводить туда каких-то других ребят и тренировать. Со временем в Казахстане тоже начало развиваться это направление, мы открыли общественное объединение – федерацию парадзюдо Павлодарской области. Тогда уже начал работать спортклуб «De-sport», мы поговорили с руководством и на базе клуба решили попробовать. Начали работать с ребятами с нарушениями речи и слуха. Они оказались очень дружными: три-четыре человека позанимались и начали приглашать друзей, которые сначала сидели на лавочке и наблюдали за тренировкой, потом попросили записать. Отделение росло. Самое интересное, что у нас есть ребята, которые работают, уже семейные, у которых есть дети. Они приходят, тренируются, выступают. И это люди, которые пришли в дзюдо во взрослом возрасте, в детстве никогда не занимались, начали с нуля. Когда показываешь им какую-то новую технику, они смотрят, начинают осваивать, у них получается. Многие не могут сказать это словами, но они подходят и жестами показывают: «Я это сделал». Это многого стоит.

Потом мы начали работать с инвалидами по зрению. Обращались в разные организации, брали списки, обзванивали ребят, предлагали заниматься. Большинство даже встречаться не хотели. Когда позвонили Меруерт, она захотела попробовать. Когда после первого занятия она говорила, как сильно у неё болят ноги, и ей было тяжело даже просто бегать по залу, я сомневался, что она продолжит заниматься. Но ошибся. Потом другие ребята начали приходить.

А ещё у нас есть платные группы для взрослых, просто любителей. Люди приходят, занимаются, а потом оказывается, что они на один глаз полностью не видят. Но сначала мы этого не знали, ведь они ничем себя не выдавали. Потом, когда начинаешь объяснять какую-то технику – справа или слева – можно заметить. Получается, где-то это было стечение обстоятельств, где-то – наша инициатива.

Конечно, все мы сосредоточены на своём заработке и семье, но мне мама в детстве всегда говорила, что жизнь нужно прожить так, чтобы оставить после себя свет. И это не только твои дети, но и твои дела и поступки. Думаю, то, что мы сейчас делаем для этих ребят, это наш свет.

– Чтобы работать с такими ребятами, должен ли тренер получить какое-то специальное образование?

– У нас в Казахстане работают тренеры, получившие педагогическое образование. Ну и всё. Всё-таки это направление новое не только для нашего региона, но и для всей страны.

Конечно, есть своя специфика работы с ребятами, которые не слышат и не могут говорить, им проще объясняться на языке жестов. Но они сами быстро начинают тебя учить, со временем привыкаешь к определённым жестам, – говорит Денис, показывая жесты «отдохни» и «быстрее». – Ребята, которые немного слышат со слуховым аппаратом, переводят другим. Им можно показать, они видят. Можно показать насколько раз, они посмотрят и поймут технику. А ребятам с нарушениями зрения не покажешь, зато они отлично воспринимают на слух. Главное – объяснить детали, нюансы каждого элемента.

Мы справляемся. Если попросить этих ребят продемонстрировать какие-то техники, не думаю, что в исполнении без сопротивления они чем-то уступят здоровым спортсменам. Да, в борьбе они не смогут показать себя лучше, но у них и опыта пока недостаточно. А технические элементы выполняют так же, как и здоровые, осваивают быстро.

– Сколько спортсменов с нарушениями по слуху и зрению вы тренируете?

– Пять человек с нарушениями зрения и около 20 – слуха.

– У взрослого человека, если он приходит к вам с нулевой подготовкой, есть шансы стать чемпионом?

– Может, он слабый, потому что никогда не занимался, но у него сильный характер и есть стержень. Никогда нельзя списывать такого человека со счетов. В мировом спорте много тому примеров.

– Вы уже готовите ребят к следующему чемпионату?

– В начале марта в Нур-Султане будет проходить чемпионат по сурдодзюдо. Ребята сейчас готовятся. Если в прошлом году команда состояла только из мужчин, теперь добавились две женщины. Думаю, они должны себя проявить на этих соревнованиях. Парадзюдоисты с нарушениями зрения уже выступили.

Недавно в Павлодаре официально открыли отделение дзюдо для людей с нарушениями слуха и речи. Геннадий Маменов числится там тренером, уже сформирована сборная области. Это значит, что теперь поездки на соревнования по сурдодзюдо им будет оплачивать спортивный клуб по работе с инвалидами. Мы надеемся, что в нашем городе будет открыто и отделение для людей с нарушениями зрения. Это будет весомой поддержкой для спортсменов.

 

Наталья ЗИНЧЕНКО.

Фото из архива Дениса АМЕЛИНА.

irstar.kz