Как проходит адаптация казахстанского бизнеса к новым условиям ведения торговли в рамках ВТО? Если судить по сокращению доли импортных товаров на 2 процента за время нахождения страны в составе ВТО, то, пусть медленно, но верно, адаптация идёт. Почти на 60 млн. долларов за четыре года увеличился и экспорт отечественных продовольственных товаров, что тоже считается одним из показателей приспособленности отечественных производителей к общему рынку. Однако ведущие эксперты в вопросах ВТО не спешат радоваться, поскольку всерьёз обеспокоены уровнем экспортного потенциала казахстанских производств, даром что им и дали поблажку на время переходных периодов. «Звезда Прииртышья» предлагает вспомнить обо всех прогнозах, которые сулили Казахстану как участнику ВТО, и попытаться понять, удалось ли стране спустя четыре года членства в торговом «клубе» достигнуть новых горизонтов.

«Антишоковая терапия»

Напомним, сомнения относительно конкурентоспособности отечественных производителей высказывались ещё до вступления Казахстана в ВТО. Именно для того, чтобы защитить наиболее чувствительные для казахстанского бизнеса сферы, и были достигнуты договорённости о ряде переходных периодов. К слову сказать, как отмечают в Министерстве торговли и интеграции Казахстана, прецедентов по предоставлению вступающим странам переходных периодов в ВТО не так много.

Но здесь нужно учесть, что Казахстан – страна развивающаяся.

– Когда во Всемирную торговую организацию вступают страны не развитые, а развивающиеся, к ним, как правило, применяется каскадный принцип снижения таможенных пошлин. Чтобы защитить экономику страны от шока, импортные тарифы снижаются лесенкой в течение нескольких лет, – объясняет заместитель исполнительного директора, главный экономист проектного блока Евразийского фонда стабилизации и развития Евгений Винокуров.

Преимущества в установленные переходные периоды были определены для целого ряда сфер. Это торговля, банковские и страховые услуги, дистрибьюция, услуги, закупаемые недропользователями. Например, последние до 1 января 2021 года должны закупать отечественные товары вместо импортных. Но это касается только тех контрактов на недропользование, которые были заключены до 1 января 2015 года. Вот это преимущество и есть переходный период, поскольку вне его подобное законодательное требование по правилам ВТО запрещено, как дискриминирующее иностранных поставщиков.

Срок истечения переходных периодов уже не за горами.

И задача №1 для казахстанского бизнеса – приспособиться к новым условиям ведения торговли. Собственно, такая же, как и была четыре года назад. Но значит ли это, что за это время ничего не изменилось? Утверждение спорное.

Сельчане-бенефициары

Мы попросили экспертов поделиться своим видением того, сбылись ли прогнозы относительно ожиданий от нахождения страны в ВТО. В Министерстве торговли и интеграции к особой гордости Казахстана от членства во Всемирной торговой организации отнесли сельское хозяйство.

– Казахстанские сельхозтоваропроизводители стали очевидным бенефициаром членства Казахстана в ВТО, – сообщили в пресс-службе торгового ведомства. – Имеющиеся низкие ставки импортных пошлин на сельскохозяйственное сырьё и высокая тарифная защита рынка базовых видов продовольствия, достигнутые договорённости по разрешённым уровням поддержки отечественного сельского хозяйства позволили благополучно реализовать программы модернизации казахстанского агропромышленного комплекса и наращивать экспорт. К примеру, если в 2014 году Казахстан поставил в Италию 21,7 тысячи тонн пшеницы, то в 2018 году экспорт достиг 350,3 тысячи тонн.

И это далеко не предел казахстанского экспорта продовольствия, который за последние четыре года демонстрирует устойчивый рост. Как сообщили в пресс-службе Министерства торговли и интеграции, поставки казахстанских сельскохозяйственных товаров с 2015 по 2018 год увеличились на 12 процентов – с 474,3 миллиона до 532,9 миллиона долларов. И это несмотря на ослабление национальной валюты по отношению к доллару.

Вообще, в профильном ведомстве считают, что агропромышленный комплекс Казахстана имеет очень хорошие перспективы для дальнейшего развития и наращивания производства по глубокой переработке сельскохозяйственной продукции: существуют рынки сбыта, пашни, хорошо развивается орошаемое земледелие, усиливаются экспортные позиции масличного и мясного секторов, а по зерну и муке наша страна в кратчайшие сроки вошла в число крупнейших экспортёров в мире.

С учётом всего этого и роста государственной поддержки сельского хозяйства программа развития агропромышленного комплекса Казахстана предусматривает увеличение экспорта переработанной продукции до 2,4 миллиарда долларов в 2021 году. И роль ВТО в этом нельзя недооценить. Это в рамках ВТО страны принимают обязательства по снижению таможенных тарифов. А значит, появляется возможность экспорта продукции ввиду низких ставок ввозных таможенных пошлин импортирующих государств. Это в соответствии с обязательствами в ВТО страны не применяют в своей политике «экспортные» и «импортозамещающие» субсидии, что создаёт равные условия для добросовестной конкуренции.

Не тратить силы на внутреннюю конкуренцию

Другой вопрос: только ли открытие зарубежных рынков и отсутствие барьеров – есть ключ к усилению торговых позиций Казахстана?

– Сегодня у наших производителей имеются все возможности для выхода на новые рынки. В этом плане прогнозы относительно ожиданий от нахождения страны в ВТО полностью оправдались, – высказывает своё мнение член Национального совета общественного доверия при Президенте Казахстана Максим Споткай. – Однако теперь становится очевидно, что вопрос далеко не в возможностях выхода на зарубежный рынок и отсутствии барьеров, а в уровне экспортного потенциала наших производств. Да, казахстанские товаропроизводители могут предложить и предлагают натуральную и экологически чистую продукцию, природные ископаемые – сырьё без глубокой переработки. Но даже в этих отраслях мы часто попусту конкурируем с нашими ближайшими соседями. Именно поэтому Президент Касым-Жомарт Токаев во время своего недавнего визита в Омск в рамках XVI Форума межрегионального сотрудничества предложил Казахстану и России совместно выходить на рынки третьих стран, чтобы не тратить силы на внутреннюю конкуренцию. Такой же стратегии мы можем придерживаться и в рамках ВТО. Вместе с ключевыми партнёрами договариваться о совместной работе на экспортном поле.

«Темпы – дай Бог каждому!»

А вот российский эксперт-аналитик Евгений Винокуров уверен: экономическое развитие Казахстана сейчас стало предметом зависти многих стран.

– В 2018 году Казахстан по доходам на душу населения сравнялся с Россией, – обращается к статистике главный экономист проектного блока Евразийского фонда стабилизации и развития (г. Москва). – В этом году Казахстан по этому показателю вырастет на четыре процента. Консенсус-прогноз на следующий год тоже около четырёх процентов. Это великолепные темпы роста, дай бог каждому!

Если говорить об эффекте от вступления в ВТО для простых обывателей, то подразумевалось, что на казахстанский рынок хлынут потоки импортных товаров высокого качества и по относительно невысокой цене.

– Однако мы не получили гигантскую волну товаров от стран ВТО, отчасти из-за условий переходных периодов и защиты наших предприятий, – говорит Максим Споткай.

Более того, наблюдается некоторое сокращение доли импортных товаров. Вот какую статистику привели нам в пресс-службе Министерства торговли и интеграции: «Динамика структуры импорта показывает, что доля членов ВТО в общем импорте Казахстана составляет 95 процентов. А до вступления в ВТО этот показатель находился в диапазоне 97 процентов. При этом идёт увеличение общего импорта с 25,4 в 2016 году до 33,7 миллиарда долларов в 2018 году».

Правда, насколько это заслуга отечественных товаропроизводителей в плане способности конкурировать с зарубежными бизнесменами, сказать сложно. Так, член Национального совета общественного доверия при Президенте Казахстана уточняет, что «при определении объёма товарооборота между странами ВТО и Казахстаном важно учитывать увеличивающиеся показатели торговли между нашей страной и другими в рамках третьих интеграционных образований, таких, например, как Евразийский союз, Тюркский совет, ШОС».

– Все эти объединения в последнее время делают исключительный акцент на экономике. По этим направлениям у нас серьёзно растёт товарооборот, но так как рынок Казахстана и возможности наших предпринимателей ограничены, то возможно снижение торговли по менее приоритетным направлениям, в том числе с рядом стран ВТО, – говорит Максим Споткай.

Игра по правилам

Вполне естественно, что, говоря о ВТО, мы в первую очередь имеем в виду рынок и всё, что с ним связано: экспорт, импорт, товарооборот и в целом экономические показатели страны. Но так ли уж верно проводить между этими понятиями параллели?

Вот и Евгений Винокуров убеждён, что вступление в ВТО не является панацеей для оздоровления экономики. Хотя Казахстан в этом отношении, как уже говорилось со ссылкой на главного экономиста проектного блока Евразийского фонда стабилизации и развития, может дать ещё ту фору!

– Современная ВТО – это торговый «клуб», специализирующийся больше на процедурах, чем на тарифах, – говорит он. – Вступая в него, страны обязуются играть по определённым правилам. Только и всего.

Одно из таких правил касается возможности урегулирования торговых споров на внешних рынках, где ВТО выступает «переговорной площадкой». Например, в Министерстве торговли и интеграции сообщили, что как раз сейчас Казахстан проводит консультации с Украиной по антидемпинговой мере в отношении украинских стальных труб, действующей в рамках Евразийского экономического союза.

– Консультации проводятся, чтобы решить вопрос, не доводя до рассмотрения в судебном порядке. На сегодня проведены две консультации с Украиной на площадке ВТО, обсуждения продолжаются, – пояснили в пресс-службе ведомства.

Пожалуй, именно это и есть один из важных достигнутых результатов, помимо возможности вступать в торговые отношения с другими странами в условиях предсказуемой торгово-инвестиционной среды, если подводить промежуточные итоги четырёхлетнего пребывания Казахстана в ВТО. А на перспективу, как следует из ответа на запрос Министерства торговли и интеграции, Казахстаном взят курс на «дальнейшее усиление процесса интеграции в международную торговлю». Из важного здесь можно отметить, что в ближайшее время республика присоединится к Соглашению ВТО по государственным закупкам.

– В рамках этого документа казахстанские поставщики товаров и услуг получат доступ на рынки государственных закупок подписантов Соглашения, которые оцениваются в 1,7 трлн. долларов, – сообщили в пресс-службе Министерства торговли и интеграции.

К слову, не лыком шита и Павлодарская область. Как сообщили в региональном управлении индустриально-инновационного развития, павлодарские товаропроизводители тоже осваивают рынки сбыта. Если в 2016 году павлодарцы сотрудничали с 32 странами-партнёрами по экспорту, то в прошлом году это количество возросло уже до 42. И, надо думать, это не предел.

– Мы ищем партнёров, новые технологии, знания. И готовы софинансировать совместные проекты. Все инструменты для этого в виде всевозможных институтов развития в стране имеются. Это и Национальный холдинг «Байтерек», и Фонд развития предпринимательства «Даму», и Банк развития Казахстана, и Национальный холдинг «Казагро», – говорит руководитель отдела внешнеэкономических связей управления индустриально-инновационного развития Гульмира Жунусова.

Особо стоит отметить, что ставка делается не только на промышленность, традиционно сильную сторону Павлодарского Прииртышья, но и на аграрный сектор, доля которого в ВРП – 4,9 процента.

– До 2022 года в регионе планируется увеличить количество орошаемых земель в 1,8 раза (с 75,8 до 140 тысяч гектаров). Это дополнительная ниша для развития сельхозмашиностроения в области. Это раз. И два: орошаемое земледелие – прекрасная возможность для развития мясного и молочного животноводства, растениеводства и переработки, – уверена Гульмира Жунусова.

 

Ирина ВОЛКОВА.

irstar.kz