Несколько лет назад руководство ТОО «Автобаза Спецмашин» обратилось в городской маслихат Павлодара с заявкой повысить тариф для населения за вывоз бытового мусора. Изучив ситуацию на предприятии, депутаты частично удовлетворили просьбу, посчитав, что коллектив использует не все возможности работать более производительно и получать дополнительные доходы. При этом не перекладывая свои проблемы на законопослушных клиентов.

Пример этому в нынешнем году проявился в садоводстве «Весна». Так как в природе нет ни людей, ни каких-либо производств, которые бы не мусорили, то проблема утилизации бытовых отходов была и у садоводов этого товарищества. Прежние его руководители задачу удаления твердых бытовых отходов решали просто: рядом с конторой дачного ТОО экскаватором рылась яма, куда и сбрасывался всяческий хлам с участков, в том числе и ветки деревьев, испорченные фрукты и овощи. Когда котлован наполнялся, в него сгребали весь мусор, лежащий по соседству, и все это засыпалось землей, а рядом рыли новую яму. В прошлом году, так как окрестная территория уже была полностью «заминирована», в садоводстве пошли цивилизованным путем: заключили с «Автобазой Спецмашин» договор на утилизацию бытового мусора и на ряде улиц садоводства установили баки. Не сразу, но дачники начали привыкать к порядку, тем более что в «Весне» уже почти под сотню капитальных домов, где круглый год живут люди. Для них и для владельцев участков руководство дачного товарищества организовало приём платежей за эту услугу.

Но в нынешнем сезоне ситуация изменилась. Когда весной пришло время платить в кассу садоводства за воду, электроэнергию, землю, в том числе и за вывоз мусора, то за него отказались брать оплату, ссылаясь на то, что «Весна» не заключила со специализированным предприятием договор. Тем не менее фирма, начиная с мая, регулярно продолжала вывозить мусор из трех баков – два были установлены возле конторы садоводства и один на его самой широкой улице. Это более чем на 400 участков! Поэтому когда спецмашина приезжала за дачным хламом, он уже с «горкой» лежал в контейнерах и кучами вокруг них. При этом никто ни в автобазе, ни в садоводстве не требовал оплату за вывоз мусора.

Об этом руководство сада заговорило в августе, раздавая квитанции за три прошедших месяца, тут же сказав, что оплачивать нужно или в кассе предприятия, или в «Каспи Банке», или методом электронных платежей.

Так как в нашей семье никто не владеет технологией электронного кошелька и не знает, где находится рекомендованный банк, то заплатить автобазе за дачную услугу мы попытались в расположенном рядом с домом «Нурбанке». Тем более что регулярно в числе других коммунальных платежей вносим через банк и деньги за мусор. Но там квитанцию не приняли, сказав, что по такому виду платежа у них с автобазой нет договора.

Звоню на предприятие. Меня переадресовывают на «Казпочту», сказав, что с нею уже заключен договор на прием этих платежей. В почтовом отделении №6 такое утверждение отвергли и принять оплату отказались. Пришлось ехать в офис ТОО «Автобаза Спецмашин» и там наперед до окончания дачного сезона внести оплату. Замечу, этот административный корпус находится не в центре Павлодара, и для многих горожан, особенно пожилых, добраться туда проблематично.

На мои попытки выяснить, почему нельзя организовать сбор денег непосредственно в садоводствах и не увеличить число банков, которые принимают платежи за вывоз мусора, был получен ответ: над этим работают, и где-то до 2025 года всё войдёт в нормальное русло.

То есть фактически признавалось, что сбор платежей за оказанную услугу ведётся не лучшим образом, что автобаза заранее соглашается с тем, что не все садоводы, да и другие участники этого процесса, оплатят за вывоз мусора. И получалось, что ради повышения рентабельности и улучшения других показателей производства автобаза вновь будет просить депутатов повысить тариф, чтобы получить недостающие средства.

По схожей схеме, похоже, работает и ТОО «ЛифтКом-ПВ». В прошлом и позапрошлом годах его сотрудники обходили квартиры и собирали плату за пользование лифтом. Удобно было не только жильцам, но и, как представляется, самому товариществу, так как собираемость денег была высокой. Но потом эти контролёры почему-то перестали появляться, а вместо них пришло письмо юриста лифтового товарищества о том, что если гражданин (указывалась фамилия) не оплатит задолженность за пользование лифтом, он будет привлечён к суду. Получив такое послание, отправился на поиски ТОО, которое нашёл в одном из высотных домов возле гостиницы «Сарыарқа». Выяснив, что никто больше по квартирам не будет собирать плату, и её следует вносить в кассу «ЛифтКом-ПВ» (пока заключаются договоры с банками), рассчитываюсь сразу за несколько месяцев, чтобы не создавать себе проблемы хождения в другой конец города.

Недавно, подсчитав, что вновь могу оказаться невольным должником, звоню в товарищество и спрашиваю: где можно оплатить за лифт? Мне называют кассу этой фирмы, ее другой офис по улице Короленко, 99, метод электронного кошелька и уже знакомый «Каспи Банк».

В принципе, всё нормально. Но меня, хотя я по характеру непривередливый человек, такой расклад не устраивает. Почему мы, клиенты коммунальных служб, должны искать аффилированные с ними банки числом один-два на весь Павлодар или ехать в офисы этих товариществ за тридевять земель, чтобы оплатить услугу? А почему нельзя сделать так, чтобы во всех филиалах банков или в отделениях связи принимали все коммунальные платежи?

Это во-первых. Во-вторых, электронный кошелёк – компьютерная программа, которая позволяет пользователю хранить электронные деньги и представляет собой платёжный инструмент, с помощью которого удобно производить в интернете безналичные расчеты, технология, не доступная по ряду причин некоторым гражданам, особенно пожилого возраста. При таком раскладе определённое число людей не станет ломать голову с оплатой коммунальных платежей, отложит это на потом, чтобы затем всё оплатить сразу. То есть предпочитая ходить в должниках. И кто от этого выиграл?

Несколько лет назад в республиканской газете «Казахстанская правда» был опубликован материал, где рассматривались примеры подсчёта тарифов коммунальных платежей и обоснованность этих величин. В статье было сказано, что коммунальные производства закладывают в тариф и оплату работы банков по приёму платежей от населения. То есть предусматривается, что речь идёт (ради экономии) не о банках-одиночках, а о сети этих фирм-партнеров.

Значит, коммунальные службы и другие производства сервиса пускают не все деньги, собранные с граждан, на расчёты с банками? Не поэтому ли число этих учреждений, с которыми работают коммунальные товарищества, исчисляется единицами?

На эту мысль наводит и то, что когда вы приходите в банк и оплачиваете за свет, тепло, воду и так далее, то с вас оператор берёт за это (оплата за оказанную услугу) 150 тенге. Тогда вообще «непонятка»! Получается двойная оплата: коммунальное предприятие – банку, плюс то же самое он берет и с граждан. Тогда выходит, что никто из коммунальщиков банкам за услугу не платит, хотя в тарифах это заложено? И вновь крайними остаются клиенты?

Поэтому, наверное, можно не удивляться тому, что у нас «либеральный» сбор коммунальных платежей. Так как все потери и их игнорирование нерадивыми гражданами компенсируют те, кто регулярно оплачивает услуги. Так смею говорить потому, что есть наглядный пример. В первые годы становления суверенной экономики нашей страны, когда все коммунальные службы перешли к иностранным предприятиям-монополистам, эти бизнесмены регулярно говорили о том, что население задолжало им за тепло, свет и воду сотни миллионов тенге. Эти цифры кочевали из года в год, но тем не менее исправно закупался уголь, работали ТЭЦ и предприятия водоснабжения. Значит, у монополистов был «люфт» в подсчётах и двойная бухгалтерия. Выходит, эта практика в коммунальной сфере продолжается до сих пор?

 

Сергей ГОРБУНОВ.

Фото с сайта dumasakhalin.ru

irstar.kz