«Простота» на миллиард

Похоже, СЭЗ «Павлодар» из аутсайдера, ставшего таким ввиду многих причин – от полного отсутствия инфраструктуры до слабого менеджмента, ощущавшегося здесь ещё каких-то пару-тройку лет назад, выбивается в бесспорные лидеры. Причём сразу по нескольким показателям. По сути, каждый из десяти участников СЭЗ «Павлодар» (и это только действующих, не считая бизнесменов, запускающих производство) реализует в той или иной степени уникальные проекты. Наш сегодняшний разговор пойдёт о ТОО «Металлогамма», привнесшем в отечественный нефтегазовый сектор поистине прорывную технологию, сравнимую почти что с «волшебством». Хотя для неспециалистов то, что производит российский инвестор, выглядит «проще простого». Генеральный директор компании Дмитрий Гребенщиков с этим может поспорить, но обычно в таких случаях соглашается: пусть будет так! А как на самом деле?

…На самом деле это большие инвестиции. За три года действия проекта ТОО «Металлогамма» вложило в него уже до миллиарда тенге. Из них только на основное оборудование ушло 545 миллионов. Правда, справедливости ради стоит отметить, что половину этой суммы, а именно 277 миллионов тенге, составляет грант Национального агентства по технологическому развитию. Напомним, грантовое финансирование инновационных проектов НАТР запустило летом прошлого года. Было два вида грантов: до 70 процентов от обоснованных затрат по лицензионному договору и до 50 процентов от обоснованных затрат на приобретение оборудования. Заявка ТОО «Металлогамма» была одобрена в рамках второго направления. Государство помогло предприятию закупить передовую и принципиально новую для отечественной нефтегазовой отрасли технологию, до сих пор в Казахстане не применявшуюся.

И затраты компании миллиардом не ограничатся. Например, в этом году ТОО «Металлогамма» приступит к капитальному строительству здания под своё производство. Пока цех по выпуску алюмосиликатной полой микросферы находится во временном пневмокаркасном ангаре на территории СЭЗ «Павлодар».

Ждут нефтяники, ждут буровики

Теперь о самом продукте – алюмосиликатной полой микросфере, без которой невозможно пробурить ни одну нефтяную скважину. Производство буровых работ – её основная область применения. Глядя на эти частички размером в 500 микрон, наполненные газом, сложно поверить, что они соединяют в себе два совершенно противоположных качества – легкость и прочность одновременно. И тем не менее это так. Именно эту добавку-модификатор используют нефтяники, готовя бетонные смеси для бурения скважин. К слову, даже в этом можно усмотреть определенную долю «волшебства», когда энное количество модификатора в составе тампонажного раствора обеспечивает цементному камню после застывания наряду с прочностью целый ряд специфических свойств, которых нет в обычном бетонном растворе. Срок функциональной пригодности скважины напрямую зависит от качества используемых тампонажных реагентов. А на него в свою очередь влияет состав основного сырья, которое оставляет желать лучшего. Собственно говоря, именно не самое хорошее сырье и побудило учредителя ТОО «Металлогамма» приобрести дорогостоящее и уникальное в своем роде оборудование, позволяющее недорого с точки зрения переработки получить качество номер один из того, что в первоначальном виде к качеству имеет весьма далекое отношение.

– Этакое «волшебство» заводского масштаба, – улыбается Дмитрий Гребенщиков.

Ориентация – Запад

Алюмосиликатную полую микросферу получают из золошлаковых отходов, которые образуются при сжигании угля на тепловых электростанциях. Причём ее количество в составе золошлака, отличающегося своей полидисперсностью, ничтожно мало – всего 2-3 процента в общей массе. А вот влаги и различных примесей – в разы больше! Дмитрий Гребенщиков говорит, что сырье приходит с влажностью до сорока процентов, а количество посторонних компонентов, которых в идеале быть не должно, может колебаться от 5 до 15 процентов. В процентном соотношении процесс очистки золошлаков выглядит примерно так: из двух тонн сырья выходит тонна готовой продукции.

Даже неспециалисту нетрудно представить, какие ступени очистки проходят экибастузские золошлаки, прежде чем принять вид алюмосиликатной полой микросферы, широко востребованной в российском и европейском нефтегазовом секторе, где, понятное дело, абы какую продукцию покупать не будут. А рынок сбыта ТОО «Металлогамма» на 90 процентов – это Россия, и оставшиеся десять – Польша, Германия, Испания.

Отсутствие в этом списке Казахстана объясняется довольно просто. Проектом по микросфере ТОО «Металлогамма» занимается с 2014 года. А специфика нефтегазовой отрасли такова, что соответствующие компании, как правило, разыгрывают тендеры на долгосрочных условиях.

– Обычно договорные обязательства в этом секторе действуют не год, а три-пять лет, – говорит Дмитрий Гребенщиков.

Однако это не помешало павлодарскому производителю алюмосиликатной микросферы занять свою нишу. И нишу солидную, взяв курс на развитие экспортного потенциала региона. В прошлом году ТОО «Металлогамма» экспортировало около двух с половиной тысяч тонн своей продукции. План этого года – четыре тысячи тонн алюмосиликатной полой микросферы. Из них 500 тонн с начала года предприятие уже поставило своим потребителям.

– Конечно, это только планы, но, думаю, мы их выполним, – говорит Дмитрий Гребенщиков.

Будут ли в эти планы включены казахстанские потребители алюмосиликатной микросферы после того, как у них закончатся ныне существующие контракты?

СырьЁ-моё

Вопрос на самом деле очень интересный, поскольку в первую очередь упирается в сырьевую составляющую, охотников до которой – хоть отбавляй! Алюмосиликатная микросфера – не только самая мизерная часть в составе золы, мы уже говорили о том, что она составляет всего два-три процента в её общей массе, но и самая дорогая. Не удивительно, что желающих её купить, собрать и переработать очень много.

– Наш основной сырьевой источник – это Экибастузские ГРЭС-1 и ГРЭС-2, – рассказывает генеральный директор ТОО «Металлогамма», – на которые, кстати, приходится до 50 процентов всех казахстанских запасов золошлаковой смеси. На их золоотвалах помимо нас работают еще три компании, которые заключили контракт на сбор алюмосиликатной микросферы. А сколько ещё неофициальных сборщиков этого сырья – от местного населения, которое не прочь подзаработать на продаже золы, до скупщиков-чужаков, которыми тоже движет жажда наживы! После прошлогоднего скандала вокруг озера-накопителя Карасор ГРЭС-2 об их истинном количестве можно только догадываться. Поэтому, ставя вопрос об увеличении производственной мощности, мы сначала должны ответить себе: «А будет ли у нас столько сырья?». С его закупкой сегодня есть немалые сложности, решение которых может растянуться на несколько лет.

Для ТОО «Металлогамма» сырьевой вопрос актуален ещё и потому, что предприятие намерено расширять ассортимент своей продукции. Правда, с окончательным его выбором здесь ещё не определились. Дмитрий Гребенщиков признается, что есть целый ряд перспективных направлений, которые он хотел бы развивать на территории СЭЗ «Павлодар». Но подробно рассказал лишь об одном из них, том, которое лежит на поверхности и связано всё с той же алюмосиликатной полой микросферой.

– Я уже говорил, что алюмосиликатная микросфера – один из самых важных компонентов в тампонажном растворе, – дополняет свой рассказ об особенностях технологии бурения нефтяных скважин гендиректор павлодарского предприятия. – Но есть два варианта его использования. Наш модификатор-добавку могут закупить так называемые сервисные компании, которые работают непосредственно на буровых вышках и на месте изготавливают необходимые для бурения растворы. А есть производители уже готовых тампонажных систем. В этом случае все компоненты смеси соединяются на заводе, и потребитель покупает уже полностью готовый к употреблению продукт. Вспомните сухие строительные смеси, используемые для любого ремонта. Здесь принцип тот же самый. Сегодня Казахстан все сухие тампонажные системы импортирует из России. И было бы, наверное, правильно не продавать полуфабрикат, чтобы потом в Казахстан заезжал продукт, а производить и продавать его здесь. И не только отечественным нефтегазовым компаниям, но ещё и близлежащим соседям в Туркмению, Азербайджан, другим странам и компаниям, работающим на Каспийском нефтяном шельфе, где имеется спрос на эту продукцию.

Уйти от полуфабрикатов

По словам Дмитрия Гребенщикова, сегодня ТОО «Металлогамма» рассматривает для себя вариант организации цеха по производству на основе алюмосиликатной полой микросферы тампонажных смесей. Соответствующие письма в Министерство энергетики со стороны бизнесмена уже направлены. Предварительная заинтересованность в таком виде продукции оте­чественного производства вроде бы имеется. Но говорить об этом как о реальном проекте еще рано.

– Строительство и запуск такого производства – это немалые инвестиции, – вновь обращается к языку цифр мой собеседник. – По самым скромным подсчётам, речь идёт о трёх-четырёх миллионах долларов. И это только капитальные затраты без работы хорошей команды технологов, которых, учитывая просто аховую ситуацию с узкими специалистами в стране, придется приглашать из-за рубежа. Нужно понять, насколько это действительно надо казахстанскому нефтегазовому сектору, определиться с рынком сбыта, тщательно продумать сырьевые источники. Входить просто в эту воду и вкладывать большие деньги с непонятной перспективой, конечно же, мы не будем.

Возможно, новый продукт будет и не на основе алюмосиликатной микросферы. Дмитрий Гребенщиков признается, что в его голове немало идей, связанных с переработкой техногенного сырья, коего на нашей планете скопилось великое множество.

 

Ирина ВОЛКОВА.

Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz