ДЕЛЬФИНАРИЙ И МЕДОВЫЕ ВОДОПАДЫ

Помимо традиционных удовольствий санаторно-курортной жизни есть ещё хорошо налаженная индустрия путешествий на любой вкус. Это экскурсии по уже названным городам Казминвод, по великолепным местам Северного Кавказа с его причудливыми скалами и ущельями; по древним монастырям, горным массивам Домбая и Приэльбрусья с подъёмом на их вершины, откуда в хорошую погоду даже можно увидеть Чёрное море, до которого по прямой всего лишь полсотни с лишним километров. А ещё можно посетить обновлённую столицу Чечни – город Грозный и даже побывать в Грузии, куда нечасто, когда выпадает два-три праздничных дня, тоже есть экскурсии. Я это всё к тому, что помимо лечения и оздоровления вы можете увидеть то, чего никогда ещё в жизни не видели.

Скажем, дельфинарий в Кисловодске. Кто из нас не слышал об уникальных способностях дельфинов? Но одно дело – слышать, видеть на экране и совсем другое – наблюдать воочию, на какие трюки способны обаятельный морской котик, призывающий хлопаньем бокового плавника по своему телу по достоинству оценить его показательные выступления; молодая белуха весом в сотни килограммов, позволяющая тренерам ездить на ней и выполняющая разные команды. Про тройку дельфинов и говорить нечего – это надо видеть. Как и полные восторга лица детей, наблюдающих за этим волшебным действом на воде. Что там дети! Представление не оставляет равнодушными никого из взрослых.

О поездке на медовые водопады стоит рассказать не только из-за их впечатляющих красот, но и из-за нетрадиционного, скажем так, способа обслуживания здесь туристов. Расположены они в одном из ущелий, в нескольких километрах от Железноводска, в Кабардино-Балкарии. Легенда гласит, что эти склоны некогда облюбовали пчёлы и устраивали свои гнёзда прямо на них. Нектар собирали на разнотравье в округе и мёда производили так много, что он стекал по каменистым склонам скал, образующим здесь своеобразный тупичок. Скорее всего, конечно, миф, хотя медоносных трав тут столько, и цветут они большую часть года, так что пчёлы в простое почти не бывают. И мёд здешний, конечно, очень хорош, и варений мы могли попробовать в чайном магазине самых разных видов – от традиционных ягодных и других плодовых до экзотических: из лепестков роз, цветов акации, сосновых шишек и прочих, прочих, прочих.

Но вернёмся, однако, к водопадам. Вход на них платный, потому что их взял в аренду один из местных предпринимателей. Строит сюда хорошую дорогу, обустраивает прилегающую территорию. Устроен там уже и музей быта здешних народов, открыто кафе; как и всюду, продают шерстяные изделия, сувениры. Неизгладимое впечатление производит головокружительный спуск к самим водопадам по «тёщиной лестнице» – крутой, почти отвесной, кое-как обустроенной, еле втиснутой в узкую щель между скалами, когда каждую минуту можно загреметь вниз… Зато зрелище внизу стоит экстремального спуска: взору открываются водопады – один, а за ним и другой, обдающие вас дождём. А нам ещё повезло: после прошедших накануне обильных дождей водопады демонстрировали перед нами всю свою неукротимую мощь.

Хорошо, конечно, что к индустрии туризма привлекают в Кабардино-Балкарии частный капитал. Но мне как-то трудно себе представить, что кто-то бы взял у нас в Баянауле в аренду экзотическую скалу Кемпиртас и брал деньги за её посещение. Хотя почему бы и нет, если бы при этом обустроил подъезды к ней, организовал где-то неподалёку чайхану с традиционным национальным угощением, торговлю сувенирами, фотографированием всех желающих… Да мало ли ещё что, но с обязательным сохранением скалы и её окрестностей в первозданной красоте.

И ФОТО НА ЛОШАДИ ПУТИНА

О Терском конезаводе, его полной тайн истории создания, взлётах и драмах распада, нового подъёма и дне сегодняшнем можно написать роман. Ещё и потому, что, наверное, никакое другое животное, одомашненное человеком, не сравнится с лошадью. Здесь же более столетия рождались кони, приносившие славу Российской Империи, СССР и продолжающие славную историю завода в наши дни.

Об этом и многом другом нам рассказали специалисты завода. О том, как всё начиналось, ещё в 19 веке, когда граф С.А. Строганов, страстный почитатель лошадей и конезаводчик, совершил вместе со своим другом и его женой полное приключений и опасностей путешествие на Аравийский полуостров длиной свыше 2600 километров. И двигало им не в последнюю очередь жгучее желание заполучить в свои конюшни лучших в мире чистокровных арабских скакунов.

У графа уже был конный завод в Псковской губернии, где он выводил породу охотничьей лошади, которую мечтал улучшить кровью арабских скакунов. Их он решил разводить на Северном Кавказе с его мягким климатом. Начинал новое предприятие с двух жеребцов и девяти кобыл. Два жеребца были ему подарены, а несколько кобыл он купил во время своего нового путешествия в Сирию.

К началу нового, двадцатого века в графских конюшнях насчитывалась уже сотня чистокровных «арабов». Но потом случилась первая русская революция (1905 года), и Строганов покинул Россию. В кровавом хаосе последующих событий – революции 1917 года, гражданской войны – конный завод приходит в запустение, он практически уничтожен.

Его возрождение связано с героем гражданской войны, знатоком и почитателем лошади, одним из первых будущих советских маршалов С.М. Будённым. Был издан декрет новой власти о разведении арабских лошадей для офицерского состава Красной Армии. Первые попытки оказались неудачными, и конезавод берёт курс на выведение новой – терской породы. Забегая вперёд, скажем, что в 1945 году Парад Победы на Красной площади в Москве маршал Г.К. Жуков принимал на терском жеребце Кумире.

А тогда, ещё перед второй мировой войной, чистокровных «арабов» закупали в Англии и Франции, вывозили из занятой советскими войсками Польши арабских кобыл. Цена и тем, и другим была столь высока, что в 1941 году, когда возникла опасность захвата Кавказа немцами, самое ценное поголовье «арабов» было эвакуировано в Казахстан. И во многом благодаря нашей республике удалось сохранить племенное ядро Терского конезавода.

Уже в середине 50-х годов завод экспортирует первых арабских лошадей. А сам пополняет золотой фонд производителей – получает двух прекрасных жеребцов, подаренных президентом Египта тогдашнему главе СССР Н.С. Хрущёву. Рассказывают, что подарок этот был отчасти вынужденным. Сам Никита Сергеевич к лошадям был равнодушен, но когда ему во время визита в Египет презентовали лучшего из лучших коней, высказался в том смысле, что можно было бы и подарить. Что и было сделано. Кличка родилась сама собой – Асуан – по названию плотины, которую СССР возводил в «братском» Египте.

Затем были «золотые годы»: после побед российских лошадей на королевских выставках в Лондоне на завод обращают внимание как ведущие мировые конезаводчики, так и богатые покупатели. Потом, с 1970 до 1986 года, уже сам завод ежегодно проводит международные аукционы, на которых его питомцы уходят за десятки и сотни тысяч долларов.

А дальше – новые испытания, переживаемые с распадом страны, новое падение бывшего высочайшего престижа… С 2007 года Терский конезавод – частное предприятие. Здесь организовывают экскурсии для обитателей минераловодских санаториев. Вот и мы могли увидеть на манеже чистокровных грациозных «арабов», полных достоинства и стати «англичан» – представителей чистокровной английской породы (завод их тоже разводит) и даже ахалтекинца (эту породу завод не разводит, но содержит для демонстрации). Все они – белые, гнедые, вороные – ходят под седлом и исправно выполняют свои мужские обязанности, включая 24-летнего «араба», хотя ему по человеческим меркам уже за 90 лет.

Среди экзотических экспонатов и арабский жеребец, подаренный в одной из стран Ближнего Востока президенту России В.В. Путину. Фишка ещё и в том, что жеребца, находящегося на заводе в аренде, можно не только увидеть, но и даже сфотографироваться на нём всего за сто рублей. Что многие с охотой и делают. Хотя мне почему-то кажется, что, как бы это помягче сказать, лукавят организаторы фотосессии. Потому что очень уж смирно ведёт себя конь, только что бивший копытом и взбрыкивающий на демонстрационном манеже.

Но как бы там ни было, прав был кто-то из великих, сказавший, что «нет ничего прекрасней скачущей лошади, плывущего корабля и танцующей женщины…». И лошадь в этом ряду, заметьте, стоит на первом месте.

* * *

Это, конечно, далеко не полный рассказ о железноводских впечатлениях. Были ещё поездки на знаменитые Чегемские водопады, на Домбай и Эльбрус, в другие города Казминвод. Но нельзя объять необъятное. Потому завершу эти заметки замечательной рекомендацией врача-профессионала: на воды желательно ездить три года подряд, а потом – каждый год. Добавлю от себя: не только для того, чтобы лечиться, но и чтобы открывать доселе неведомый мир.

Юрий ПОМИНОВ.
Фото Ольги ГРИГОРЬЕВОЙ.

irstar.kz