На блог акима области часто приходят вопросы по поводу любительского рыболовства на водоемах в пойме реки Иртыш, многие из них образуются там после паводков. И речь здесь вовсе не о браконьерстве с сетями, а об обычной рыбалке на удочку.

В этом году в области утвердили квоту на вылов рыбы в объеме порядка пяти тонн на шести резервных водоемах. Всего же в нашем регионе около 140 таких водоемов.

По словам Айгерим Кабылтаевой, заместителя руководителя областного управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов, для установления определенного размера квоты нужно проводить специальные научные исследования. А стоимость их – около 160 тысяч тенге за каждый водоем, что оказывается нерентабельно. Количество проданных разрешений на ловлю рыбы не покроет затрат.

При этом никого не смущает, что многие из таких водоемов по сути числятся заморными. Рыба зимой массово погибает из-за кислородного голодания, потому что большинство мелких озер полностью промерзают во время холодов.

Чиновники в свою очередь только разводят руками, указывая, что все эти вопросы решаются там, «наверху». Но разве не они должны бить тревогу, постоянно напоминая астанчанам о местных проблемах?

– Необходимо полностью пересмотреть правила выдачи разрешений для рыбалки на резервных рыбохозяйственных водоемах, как и рыболовам-любителям на не представляющих интереса и непригодных для рыбного хозяйства водоемах, – говорит А. Кабылтаева. – Тем самым потери от замора будут минимизированы, и частично решится проблема с предложением свежей рыбы местному населению.

По словам чиновницы, зарыблением занимаются их инстанция и природопользователи, арендующие водоемы. Правда, в этом году молодняк еще не выпускали, по планам управления водных ресурсов, все работы традиционно проведут осенью. Зарыблять будут водоемы Баянаульского района – озера Торайгыр, Жасыбай, Сабындыколь.

К слову, последнее зарыбление проводили осенью 2016 года. Тогда маточное поголовье карпа увеличивали как раз в озере Торайгыр. Интересно, что при этом озеро закреплено за находящимся на республиканском балансе Баянаульским государственным национальным природным парком. Соответственно, полноценно и беспрепятственно следить за ним областное управление не может. Но, как сказала Айгерим Кабылтаева, зарыбление озера дало благоприятный эффект. Однако никаких точных цифр по увеличению поголовья рыбы и вообще и проведению каких-либо исследований на эту тему она привести не смогла.

По мнению же Равиля Калиева, исполняющего обязанности руководителя отдела лесного хозяйства и животного мира управления недропользования, чтобы достичь половозрелого возраста, сеголетке карпа необходимо 4-5 лет, поэтому сейчас сложно что-то утверждать.

– Можно только с уверенностью говорить, что сеголетки, которых мы выпустили в 2016 году, живы, – говорит специалист. – Первое потомство мы сможем увидеть только через несколько лет. В целом зарыбление приносит свои плоды. Если в этом году квота на вылов карпа составляет пять тонн, то в следующем году, возможно, вырастет до десяти тонн. Я всегда говорил: «Давайте накормим людей для начала хотя бы карпом, потом уже будем переходить на более ценные виды рыб». И это первый год после советских времен, когда на карпа выделен хоть какой-то лимит.

В советское время отношение к рыбному хозяйству было совершенно другим. По словам чиновников, тогда проводили все необходимые работы, однако после развала Союза рыбхоз отошел на второй план. Буквально в последние годы начали заниматься проблемами популяции рыб.

Остановить внимание нужно и на том, что сейчас в Павлодарской области в связи с нерестовым периодом рыбы запрещена ее ловля. Даже на удочку. Согласно приказу министерства, на каждый вид рыб идет отдельный срок запрета. Полностью же вето будет действовать до 20 июня.

– Запрет устанавливается не просто так, – говорит Р. Калиев. – Это проводится на основании многолетних биологических наблюдений и обоснований. Разная рыба нерестится в разное время. Сначала нерестятся хищники, такие как щука и судак, до конца июня – теплолюбивые рыбы: карп, карась, линь.

Чтобы поменять сроки либо внести какие-либо другие изменения, необходимо заново проводить все биологические исследования и доводить их до министерств.

Сейчас еще одна проблема состоит в том, что в нашей области попросту нет мест, пригодных для выращивания рыб и последующего зарыбления. В итоге местные предприниматели и госорганы вынуждены закупать материал в Карагандинской области.

По факту получается, что сейчас в Павлодарской области полтора рыбопитомника. Это качирский и находящийся на балансе канала имени Сатпаева, он занимается зарыблением исключительно канала. Качирский же рыбопитомник, как сказал Равиль Калиев, жив только в наших воспоминаниях. Предприятие построено в 60-х годах прошлого века, и восстановление его будет настолько затратно в финансовом плане, что на эти деньги проще построить новый. Кроме того, сейчас попросту нет специалистов в области рыбного хозяйства.

– Во всей области осталось буквально несколько человек, – говорит Равиль Калиев. – Это специалисты, которые в свое время получали высшее образование в лучших вузах Советского Союза в Астрахани, Калининграде и Владивостоке.

Одна из главных проблем заключается в том, что даже после того, как водоем закрепляется за каким-либо природопользователем, тот не может самостоятельно решать, какую рыбу и в каком количестве он хочет разводить. То же самое касается и вылова. Если проводить аналогии с сельским хозяйством, то получается как если человек берет в аренду гектары полей, но государство указывает, мол, садить там можешь только капусту и морковь. Многие нормативно-правовые акты лишь создают дополнительные сложности в организации ведения рыбного хозяйства. Зачастую они противоречат друг другу, что в итоге приводит к отказу бизнесменов заниматься рыбным хозяйством. К примеру, если в 2006 году за 51 пользователем было закреплено 210 пресных водоемов, то в 2018 году за 26 пользователями закреплено 59 пресных озер.

Одним из наиболее подходящих для организации озерно-товарного рыбного хозяйства специалисты считают озеро Жарлыколь Баянаульского района. Сейчас в водоеме обитают сазан, карась, плотва, окунь, речной рак. Согласно биологическому обоснованию товарная рыбная продукция в озере Жарлыколь выгодна низкой себестоимостью за счет использования естественной кормовой базы. К тому же озеро не подвержено зимнему замору. По мнению чиновников, при правильной организации рыбоводных мероприятий из озера Жарлыколь ежегодно можно получать от 50 до 110 тонн товарной рыбы. Но из-за плохо функционирующей нормативной базы предприниматели не могут заниматься выращиванием здесь товарной рыбы. А это помимо исчезновения с прилавков местной рыбы влечет за собой отсутствие новых рабочих мест и налоговых поступлений.

Подход к ведению рыбного хозяйства должен быть более гибким. В зависимости от своих предпочтений предприниматель должен разводить то, что выгодно ему. Потому как вкладывать свои деньги в развитие озер при таких условиях мало кто согласится. До тех пор, пока законодательство в сфере рыбного хозяйства не претерпит больших изменений, не стоит ожидать здесь каких-либо фундаментальных перемен.

Руслан ЛОГИНОВ.
Фото Владимира БУГАЕВА.

irstar.kz