Сегодня политика павлодарского филиала ТОО «KSP Steel» направлена на безотходное производство, поэтому часть отходов переведена в разряд сырья. В том числе и так называемый черный шлак. В сентябре из категории «отходы» он перешел в категорию «сырье». Железо, содержащееся в черном шлаке, снова пустят на переработку, а его неметаллическая часть пойдет на производство цемента. Кроме того, пыль, оставшуюся после производства ферросплавов, в апреле начнут брикетировать и тоже повторно использовать. Илья Лобашевский уверен, что скоро «KSP Steel» станет первым в области предприятием, где 90 процентов отходов будут повторно пущены в производство.

– У нас есть пункты приема в разных городах. Оттуда за последний месяц в Павлодар отправили девять тысяч тонн лома. Думаете, это много? Сейчас завод загружен только на 25 процентов, при этом в день мы перерабатываем около одной тысячи тонн металла. А девяти тысяч тонн хватит на девять дней работы, – обрисовал ситуацию Илья Лобашевский.

За один месяц завод выпускает 40 тысяч тонн готовой продукции, в том числе 14,5 тысячи тонн труб. Однако уже сейчас предприятию не хватает лома черных металлов, потому что тот частично уходит в Россию и Узбекистан. Чтобы не оставить производство без сырья, а людей без работы, нужно как-то решать эту проблему. Кроме того, Илья Лобашевский возмущен существующей системой приема этого вида отходов.

– В 2016 году было отменено лицензирование на сбор и хранение металлолома. Сейчас мы на уровне Правительства просим его вернуть. По правилам в пунктах приема металла должны быть бетонированные площадки, весы, подъездные пути – автомобильные и железнодорожные, кроме того, такие точки должны быть оснащены приборами для определения уровня радиации, – сказал Илья Лобашевский во время брифинга в региональной службе коммуникаций. – Сейчас в частном секторе пункты приема металла – чуть ли не через дом, и представьте, что будет, если туда привезут радиоактивные отходы. Радиация не имеет ни вкуса, ни запаха, поэтому могут пострадать люди, живущие по соседству.

Справедливости ради стоит отметить, что, по данным местной полицейской службы, в этом году в городе стало на несколько пунктов приема металла меньше, чем было в прошлом. Сейчас в Павлодаре их всего 34. Вероятно, помимо здоровья горожан, директора завода волнует и сохранность собственных средств: радиоактивный металл нельзя пускать в производство, еще и утилизацию проводить придется за свой счет.

– Любая машина или вагон, заезжая на территорию, проходят двойную проверку. Для этого на железнодорожных путях у нас установлена специальная рамка, имеются портативные приборы для определения уровня радиации, – говорит Илья Лобашевский. – В 2015 году мы на пути к предприятию остановили машину, в которой был обнаружен радиоактивный металл. Автомобиль даже не заехал на территорию завода, к тому же мы сразу вызвали экологов и СЭС, но нас все равно обязали машину утилизировать и еще оплатить лечение водителю. Все это было сделано за наши деньги, и никто даже не стал разбираться, где на самом деле загружалась эта машина. Ни одно предприятие не захочет столкнуться с такой проблемой.

Отметим, что сегодня помимо ТОО «KSP Steel» с ломом работают ТОО «Кастинг», одна из фирм, относящихся к СЭЗ «Павлодар», плюс некоторые мелкие компании.

Александра ГРИГОРЬЕВА.
Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz