• Пт. Июн 14th, 2024

«Зелёные» страшилки

Дек 26, 2023

Общественные слушания и некоторые публикации в прессе по новым проектам региона порою, похоже, превращаются в саморекламу.

Вопрос на засыпку: можно ли, предположим, проложить автомобильные и железнодорожные магистрали, построить заводы, ГРЭСы, угольный разрез или жилой микрорайон, не вторгаясь в природу и не нанося ей определенный урон? Большинство из нас, естественно, ответят, что нет. Так как мы даже на своих дачных участках и на огородах выкорчевываем не оправдавшие ожиданий деревья и кустарники, не говоря уже о сорной траве.

Но вот если послушать на общественных слушаниях некоторых выступающих, обсуждающих тот или иной промышленный проект, то, по их понятиям, отношение к природе должно быть стерильным. То есть никакого влияния на окружающую среду и тем более нанесения урона. Особенно это касается деревьев и кустарников, растущих в природе. Для примера возьму общеизвестный факт о том, что старый автотранспортный мост Павлодара признан аварийным и взамен ему будет сооружен новый переход через реку. Два года назад этот проект рассматривали на общественных слушаниях. Несколько экологов-общественников предъявили проектировщикам обоснованные претензии по части оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), сказав, что она выполнена с большими недоработками. В ней не было сказано ничего ни о шуме, ни о том, как будут очищаться сточные воды и как будет исполнена компенсационная посадка деревьев и кустарников, попавших под вырубку. 

Вот о них хочу сказать особо, так как эта «зеленая» тема-страшилка муссируется уже несколько лет, кочуя от одних слушаний к другим. Тогда, с подачи тех, кто патетически выступал против вырубки деревьев при строительстве этого объекта, был дан старт впечатляющим цифрам деревьев и кустов, которые пострадают. Чего стоит «убийственный» заголовок в одном из материалов СМИ: «Больше 2000 деревьев решили «принести в жертву» ради строительства нового моста в Павлодаре». Были и другие схожие публикации о полностью вырубаемых деревьях, и эти «соболезнования» продолжаются до сих пор. При этом количество объектов порубок увеличивалось и уже перевалило за три тысячи особей. А недавно с печалью было сообщено о том, что «полностью вырубить деревья и кустарники на месте строительства моста должны до конца мая». Так это же хорошо, что заранее вырубят, так как можно будет заняться прокладкой основания дорог к мосту и выезда с него! Тем более что в проекте предусматривается возмещение за вырубленные деревья по принципу один к десяти. Также разработчиками обозначены посадка, уход в период строительства и в период гарантийного срока, который составляет пять лет. Так по какому тогда поводу плач и печаль? Радоваться надо, что у нас появится новый мост, очень нужный области и Казахстану!

Более того, в этом же материале сообщается, со ссылкой на лесника павлодарского лесничества Каната Багжанова, что вырубать будут (добавлю от себя) не какие-то экзотические «баобабы» и «кипарисы», а рядовые тополя, ивы и кустарники. Причем, как сказал специалист, урон для поймы будет невелик. Здесь насаждения быстро восстанавливаются, буквально за десять лет может появиться новый лес. Так из-за чего поднимают шум те, кто представляют себя как защитники природы? Может, по поводу того, что в области нет столько саженцев деревьев и кустов, предназначенных на замену порубок?

Чтобы выяснить это, позвонил руководителю павлодарского ТОО «Горзеленстрой» Сергею Добровольскому. Он сказал, что его предприятие способно предоставить требуемое количество различных саженцев, тем более что восстановительные посадки деревьев в окрестностях моста могут вестись не одномоментно. А также высадить их и ухаживать за ними, так как у товарищества есть посадочный материал, люди и техника. Всё ясно и понятно. Тогда зачем этот вопрос о саженцах поднимают из года в год? Чтобы показать себя и свою значимость?

При этом замечу, что такой «зеленый» ажиотаж и нагнетание страстей присущи не только новому мосту. Приведу такой пример. В Казахстане завершается прокладка межгосударственной автомагистрали Омск – Павлодар – Семей – Усть-Каменогорск – Майкапшагай (граница КНР) протяженностью более 1000 километров, являющейся одним из основных маршрутов восточного региона страны. На территории нашей области эта магистраль уже завершена, осталось воплотить объезд Павлодара. Из предложенных ранее вариантов в 2021 году выбрали наиболее оптимальный и экономичный – протяженностью 33 км от участка на 401 километре трасы Омск – Павлодар в районе села Павлодарское. Далее через дорогу №20 в районе Северной промзоны областного центра, успенскую и щербактинскую трассы, алюминиевый завод, до конца объезда 426 километр магистрали до Семея возле транспортной развязки у села Кенжеколь. Этот обход позволит разгрузить Павлодар от транзитного автотранспорта. По проекту объезд «накладывается» на часть одного из дачных товариществ (восточная окраина областного центра). Для чего потребуется убрать садовые домики и насаждения на участках, а также деревья по ходу предполагаемой автотрассы. И этому воспротивились экологи-общественники. Они заявили (это стало заголовками ряда материалов СМИ), что «19 тысяч деревьев уничтожат ради новой дороги в Павлодаре». И что это – «23 га лесного фонда и 240 дач». Но это еще не всё. «На строительство 33 километров трассы будет выделено 22 млрд тенге. Компенсация 19 000 деревьев составляет более 11 млн, то есть на каждое взрослое дерево приходится всего 500 тенге. Где же у нас экономия, если вырубленное взрослое дерево – 500 тенге, а саженец, который неизвестно, вырастет или нет, стоит более 13 000?» – вопрошали защитники природы. Не удосужившиеся, замечу, узнать о том, что ранее, более десяти лет назад, рассматривался другой вариант строительства дороги: в обход восточных дачных участков и промзоны. Но эта дорога была бы длиннее на 14 км и обошлась бы бюджету дороже на 10 млрд тенге. В итоге выбрали вариант подешевле. Причем обязавшись в разы восстановить снесенные деревья и оплатить дачникам их посадки и строения, немалое число которых на тот момент уже были хозяевами заброшены. Но это протестующими в расчет не бралось, как и экономическая целесообразность изменения пролегания автотрассы. Выдвигались лишь впечатляющие цифры количества деревьев, которые срубят в лесном фонде, и сносимых дач. То есть налицо явная демонстрация того, что, дескать, нехорошие люди – проектировщики и дорожные строители – ставят свои интересы выше экологии и заботы о людях. А они, правдолюбы, не боятся говорить правду и защищать граждан. И это, как представляется, больше похоже не на поиск истины, а, повторюсь, на возвеличивание  «протестантами» собственных персон.

Вот и на общественных слушаниях уже упомянутого проекта нового моста такие выступавшие предъявляли проектировщикам претензии по поводу вырубки деревьев и предлагали их пересчитать заново, так как, возможно, цифра сносимых природных посадок занижена. Были нарекания и на то, что по вине авторов проекта теперь пострадают покосы травы, так как новая дорога сразу с моста проляжет по пойме Иртыша. И далее в этой же плоскости. Хотя, между прочим, о каком уроне покосам можно вести речь, если этот участок магистрали лишь считанные сотни метров пройдет с моста по лугам до действующей дороги на Астану и далее. Причем по заболоченной и заросшей кустарниками низине.

Что еще хочу сказать. Эти и последующие примеры не так безобидны, как кажутся. Анализируя выступления некоторых общественных экологов и просто граждан, пришедших на общественные слушания, но желающих «низвергнуть» проекты, сложилось мнение, что не все они профессионалы в обсуждаемых вопросах. Поэтому зачастую действуют на эмоциях и на том, чтобы как можно картинно-убедительней выглядеть. Представляя себя собравшимся бескомпромиссными защитниками экологии.

Вспоминаю общественные слушания по гребному каналу. Этот объект по соседству с Усольским микрорайоном вместе с жилым массивом спроектировал знаменитый «Ленгипрогор». Строители не только возвели дома, но и обозначили контуры канала, соединенного с Иртышом. Бывший аким области Булат Бакауов решил довести до ума незаконченный в СССР гребной канал, очень нужный Казахстану. И построить его по меркам мировых стандартов, что позволило бы проводить международные соревнования. Плюс к этому сооружению водных видов спорта на прилегающей к каналу площадке, как решила исполнительная власть региона, предполагалось создать спортивно-досуговый центр с беговыми и велосипедными дорожками, лыжной биатлонной трассой и такой же для квадроциклов, огневым рубежом и сопутствующими легковозводимыми сооружениями. А также с созданием волейбольных и баскетбольных площадок, парашютной вышки и обустройством территорий для пикников отдыхающих граждан. На береговых участках вдоль гребного канала намечалось соорудить трибуны. Были выполнены технико-экономические обоснования, разработан проект (даже начали набирать молодежь в секции байдарок и каноэ), состоялось слушание. И на нем общественные экологи и очень желающие выступить с критикой фактически затормозили проект. Один из несогласных с ним утверждал, что ввод канала в эксплуатацию повысит уровень грунтовых вод в Павлодаре (как это возможно, если многие годы он уже находится в наличии и ниже уровня берега на несколько метров?). Другой говорил о том, что пойма Иртыша – это легкие Павлодара, источник кислорода, и урезание ее губительно для здоровья людей. Истина в этом – мизерная. Пойма Иртыша в Павлодарской области занимает 277 тысяч гектаров, из которых лишь порядка 30 тысяч га покрыты деревьями и кустарниками. По данным экологов и общественников, под расчистку подпадают порядка 540 га. Но даже при этом урон «лесному» массиву в итоге составляет считанные проценты от его площади. Во-вторых, есть мировой факт: уровень кислорода в атмосфере Земли зависит от лесов Амазонки, джунглей, сибирской тайги и других крупнейших лесных массивов планеты. И в меньшей мере – от степной и луговой растительности.

Последующие ораторы, как обычно, начали считать количество сносимых деревьев и кустарников в речной пойме. У одних получилось 5000 особей, у других – 6000. Причем в число особо ценных пород были причислены тополя, ивы и другие «особо редкие» деревья и кустарники, произрастающие в пойме. Для многих участников слушаний, да и других горожан, такой объем уничтожения деревьев и кустарников, даже ради благих целей, неприемлем (чуть ли не преступление) и вызывал соответствующую реакцию. Как и заявление о том, что «жители Павлодара из-за комплекса канала недополучат 4,5 миллиона килограммов кислорода, не будет поглощено 214 тысяч тонн углекислого газа и уловлено 130 тысяч килограммов пыли. Не будет нейтрализовано 520 килограммов вредных веществ». При этом не называя источник происхождения и достоверность данных. Плюс — где в области сыскать компенсационные 25000 саженцев для срубленных деревьев и кустов поймы?

Не стану далее приводить другие, не менее «впечатляющие» контрдоводы против канала, скажу, что его воплощение отложили на некоторый срок, как и «утряску» претензий к проекту. А потом канал как-то отошел на второй, третий и последующие планы. И здесь вопрос: кто выиграл от этого нереализованного проекта? Павлодарцы, которые лишились уникальной зоны спорта и отдыха?  Скорее те, кто напористо выступал против гребного канала, где они показали себя, свою общественную значимость и «голос народа».

Это я говорю с горечью. Не отрицая общественных экологов и неравнодушных людей, их право иметь свое мнение и высказывать его по проектам и возможным недоработкам в них, хотелось бы, чтобы некоторые из этих «оппонентов», выступая, профессионально вникали в темы, смотрели на происходящее не только со своей позиции, но и с задач региона и страны. И здесь вновь задам вопрос: скажите, как, к примеру, построить мост, комплекс гребного канала, микрорайоны Достык и Жастар, другие объекты, не ущемляя в чем-то природу? Это практически невозможно. Так зачем же тогда накалять страсти, выдвигая заведомо неприемлемые заявки, претендуя на истину в последней инстанции? Может быть, эту энергию направить на более масштабный контроль за созданием «зеленого пояса» Павлодара, далеко не эффективными посадками деревьев промпредприятиями вокруг своих территорий и на иные проблемные участки, а не упорно считать сносимые в проектах деревья?

Сергей ГОРБУНОВ.

Фото Валерия БУГАЕВА.