• Чт. Июн 20th, 2024

Не упустить момент

Июн 6, 2024

Павлодарцы в силу собственного страха перед онкологами или же некомпетентности узких специалистов по полгода ходят с осипшим голосом или с огромной шишкой на шее, или с множеством воспаленных лимфоузлов и попадают в онкодиспансер уже с последними стадиями заболевания. Хотя (и онкологи делают на этом особый акцент) речь идёт о визуально видимых новообразованиях, которые при должной внимательности можно легко заметить и, заподозрив неладное, как минимум развеять свои сомнения.

Видимый парадокс

Рак головы и шеи в структуре общей онкозаболеваемости занимает далеко не лидирующие позиции. Всего 7,5 процента.

– На диспансерном учете по онкологии у нас сейчас состоит 13 471 пациент. Из них 1156 – это пациенты, у которых диагностировали именно рак головы и шеи, – обращается к статистике в конкретных цифрах заместитель директора по организационно-методической работе павлодарского онкодиспансера Асель Аскарова.

Если говорить о выявленных случаях, то за четыре месяца 2024 года на общий онкоучет было взято 775 жителей Павлодарского Прииртышья, в том числе 59 – по раку головы и шеи. В прошлом году за этот же период такой диагноз подтвердился у 73 пациентов. Вроде бы спад заболеваемости, что называется, налицо. Но онкологи не торопятся с выводами.

– Рак головы и шеи – опухоли всё-таки достаточно редкие. В первом квартале они есть, а во втором их может вообще не быть. Поэтому в данном случае не совсем корректно сравнивать помесячную статистику. Более точная картина появится только по годовым показателям, – уточняет заведующий торакальным отделением павлодарского онкодис­пансера Валерий Кравчук.

Почему же онкологи, невзирая на столь редкую в структуре павлодарской онкозаболеваемости патологию, решили уделить ей особое внимание? Да потому что именно эти новообразования, в отличие от всех других разновидностей рака, можно увидеть невооруженным глазом, за исключением рака головного мозга и свода черепа. Но вот парадокс, обращаются за помощью к онкологам эти больные уже с запущенными стадиями.

Наверное, ввиду медицинской солидарности онкологи в открытую не критикуют коллег-эндокринологов, работающих в поликлиниках или в частных медцентрах. Вот только от фактов никуда не деться.

– Приходят пациенты, когда у них на шее уже «вторая голова» сидит, – рассказывает Валерий Кравчук. – К сожалению, мы сталкиваемся с таким, когда опухоль щитовидной железы достигает размеров и 10, и 15 сантиметров. Возьмите линейку, чтобы наглядно представить себе масштаб!

Кстати, именно рак щитовидной железы стоит на первом месте, если разделять рак головы и шеи по локализациям. Далее следуют гортань и головной мозг. Есть еще язык, слюнная железа, нос и его пазухи, носоглотка.

– Опухоли головы и шеи – это очень разнородные опухоли. В одну группу они объединены лишь территориально, если можно так выразиться. Но на самом деле все эти опухоли абсолютно разные по своей структуре и лечатся у разных специалистов, – продолжает краткий экскурс в свою специализацию Валерий Кравчук.

Щитовидная железа – вотчина, как уже говорилось, эндокринологов. Гортанью и носоглоткой занимаются лор-врачи. С проблемами в ротовой полости обращаются к стоматологам. Патологии в головном мозге на первом этапе могут заподозрить невропатологи.

Когда зеркало – «диагност»

Безусловно, совсем не факт, что запущенные случаи рака головы и шеи – это вина исключительно онконекомпетентности узких специалистов. Достаточно вспомнить, что именно их на местах в поликлиниках в регионе не хватает больше всего. Из 167 имеющихся свободных вакансий 133 – это узкие специалисты: те же эндокринологи, невропатологи, оториноларингологи. Соответственно, и попасть к ним на прием бывает достаточно проблематично, приходится ждать очереди по месяцу, а то и два. А онкология, как сказала Асель Аскарова, это прежде всего ВРЕМЯ. Поэтому первопричину такой запущенности визуально видимых опухолей нужно рассматривать в комплексе проб­лем в сфере медицины. Но это совсем другой разговор. Онкологи же со своей стороны призывают павлодарцев более внимательно относиться к собственному здоровью. Конкретно в случае с раком головы и шеи очень может выручить самообследование.

– Любой из нас где-то как-то себя ощупывает, смотрится в зеркало. Появление любых видных образований на шее это повод как минимум обратиться к терапевту по месту жительства или в смотровой кабинет, открытый при каждой поликлинике. Не так давно к нам пришел пациент, у которого на шее было множество видимых лимфоузлов. Мы взяли из лимфоузла биопсию и тут же поняли, откуда ветер дует. По гистологической структуре взятого материала гистологи мгновенно определили, что это может быть опухоль носоглотки. Стали искать уже целенаправленно и точно. Множество увеличенных лимфоузлов на шее – это в данной ситуации действительно было первым признаком рака носоглотки, – говорит заведующий торакальным отделением.

Диагноз рак гортани павлодарские онкологи ежегодно диагностируют у 30-35 человек.

– К сожалению, по нему возникает такая же ситуация, что и с раком щитовидной железы. Человек 2-3 месяца, полгода ходит с осиплым голосом, и никто на это не обращает внимания, хотя за длительной осип­лостью голоса зачастую скрывается этот страшный диагноз, – говорит Валерий Кравчук.

Солидарен с коллегой и главный внештатный оториноларинголог Павлодарской области Нуржан Мейрханов.

– Часто таких больных доставляют в лор-стационары уже врачи «скорой помощи», когда у них начинается затрудненное дыхание. А это признак запущенности заболевания, когда болезнь вступила в третью или четвертую стадию, – говорит он.

Кроме длительной осиплости голоса как настораживающего фактора, Нуржан Мейрханов советует обращать внимание также на неприятный запах изо рта, дискомфорт при глотании без признаков ОРВИ.

Про тревожные признаки, которые на деле могут оказаться раком ротовой полости, рассказала главный внештатный стоматолог области Жанат Есимова:

– Если у человека имеются длительные, незаживающие и не поддающиеся более 2-3 недель лечению язвы на слизистой рта, хронические травмы слизистой, например, если острый край коронки постоянно травмирует десну, имеет смысл проконсультироваться со специалистами.

Чаще всего рак ротовой полости, как отмечают онкологи, встречается у пожилых. Кроме них, в группу риска входят любители насвая.

Также стоит сказать, что хирургического лечения рака ротовой полости, за исключением рака языка, в Павлодаре нет.

– Операции на этих органах требуют специальных навыков, в том числе относящихся к пластической хирургии, – подчеркивает Валерий Кравчук. – Подобные операции в Казахстане проводятся на базе Казахского НИИ онкологии и радиологии в Алматы и многопрофильного онкологического центра в Астане, где есть специализированные отделения. Мы при этих локализациях проводим лишь лучевую, таргетную (один из современных и наиболее безопасных видов лекарственного противоопухолевого лечения) и химиотерапию.

Консервативное лечение, в основном лучевую терапию, павлодарские онкологи проводят и по поводу опухолей свода черепа и головного мозга. На операции таких пациентов чаще направляют в Астану, где есть мощный нейрохирургический комплекс. Все остальные разновидности рака головы и шеи в Павлодаре лечатся.

– У нас есть всё для лечения рака щитовидной железы, этим занимаются торакальные хирурги. Мы лечим все формы рака щитовидной железы хирургическим путем, вплоть до того, что убираем метастазы. Все врачи нашего отделения владеют полным спектром операций при этой патологии, плюс проводится гормонотерапия, по необходимости – лучевая. Химиотерапия при раке щитовидной железы назначается в единичных случаях, только при очень определенных формах. Также своих пациентов мы направляем в Семей, где расположен единственный в Казахстане центр ядерной медицины и онкологии. При лечении рака гортани используется в том числе линейный ускоритель, относящийся к современным методам лечения злокачественных новообразований, – отметил Валерий Кравчук.

Онкологи не любят говорить о летальности в своей сфере деятельности, но на вопрос о ней отвечают честно, ничего не скрывают.

– За четыре месяца этого года по причине рака головы и шеи мы потеряли 14 наших пациентов. Пять летальных случаев связаны с раком полости рта, четыре – с раком головного мозга, два – слюнной железы и по одному – с раком глотки и гортани. В прошлом году смертность от этой разновидности рака была больше – 25 случаев на тот же период времени, – вновь обращается к цифрам Асель Аскарова.

А Валерий Кравчук уточняет: речь идет о смертности не взятых в этом году больных, а всего из числа тех, кто состоит на диспансерном онкоучете по поводу рака головы и шеи.

– Кто-то из этих пациентов прожил 10 лет, кто-то два года, кто-то год. Эта смертность считается общей. Одногодичной детальности по этой локализации нет. Всё зависит от стадии заболевания, с которой пациент обратился в онкодиспансер. Если при первой стадии пятилетняя выживаемость составляет 95-96 процентов, то при четвертой стадии разговор идет о месяцах жизни, – говорит онколог.

И все вместе врачи призывают павлодарцев при обнаружении у себя хотя бы одного из вышеперечисленных видимых симптомов на шее или слизистой бегом бежать к врачу. Пусть это лучше будет излишней тревогой, чем последней стадией заболевания.

– И никакой народной медицины или советов из интернета, чем очень любят злоупотреблять наши пациенты! – наставляет Асель Аскарова, вновь напоминая про драгоценное время, которое в онкологии решает всё.

И в заключение – самая важная информация для всех павлодарцев и жителей области: 8 июня павлодарский онкодиспансер проводит день открытых дверей, посвященный именно ранней диагностике рака головы и шеи. Прием будет вестись с 9 утра и до часу дня. При этом получить консультацию у специалистов могут все желающие провериться на эту патологию вне зависимости от статуса застрахованности. Это всё бесплатно. Единственное, что с собой нужно захватить, это удостоверение личности.

Ирина ВОЛКОВА.

Фото предоставлено РСК Павлодарской области.