• Пн. Май 27th, 2024

Два страха инфекциониста

Апр 25, 2024

Несмотря на то, что вспышка кори и коклюша в Павлодарской области пошла на спад, местные инфекционисты не спешат облегчённо выдыхать. И на это есть как минимум две причины.

Опасная недооценка

В Павлодарской области летальных случаев ни от кори, ни от коклюша, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, нет. Тяжелые дети, за которых врачи очень переживали, да, были. Одного малыша с коклюшем месяца от роду даже пришлось транспортировать из экибастузской реанимации в областной центр. Слишком велик был риск его потерять. К счастью, врачам областного инфекционного детского стационара удалось стабилизировать его состояние.

– Что корь, что коклюш очень опасны для детей первого года жизни, – говорит заместитель директора по инфекционному стационару Павлодарской областной детской больницы Асель Байганова. – Также к высокой группе риска относятся дети, имеющие фоновые заболевания, особенно если это порок сердца, врожденные заболевания дыхательной системы и заболевания крови. Для последних корь вообще представляет серьезную опасность, поскольку само по себе это заболевание тоже поражает кровеносную систему. Для кори характерна тромбоцитопения (снижение уровня тромбоцитов в крови). Вообще, все инфекционные заболевания всегда работают по принципу – где тонко, там и рвется. Это относится и к гриппу, и к кори, и ко многим другим.

В инфекционный стационар с диагнозами корь и коклюш попадают в основном те дети, у которых на фоне этих заболеваний пошли осложнения. При кори это пневмония и энцефалит.

– Энцефалита у нас в этом году, к счастью, не было. А вот коревых пневмоний, как осложнений заболевания, было много, – отмечает врач-инфекционист.

А коклюш дает осложнения в виде энцефалопатии, тяжелой пневмонии, кровоизлияний в головной мозг.

– Многие родители думают, что коклюш – это несерьезное заболевание. Мол, это просто кашель, вылечат. Но у маленьких детей коклюш может протекать очень тяжело. Длительный приступо­образный кашель у малышей первого года жизни часто вызывает апноэ (задержку дыхания). А любая такая рефлекторная спазматическая задержка дыхания – это гипоксия головного мозга. Детям, у которых на фоне коклюша появилось апноэ, мы автоматически ставим диагноз коклюш тяжелой степени. Очень тяжело у малышей протекает коклюшная пневмония, – опровергает бытующее родительское мнение о несерьезности заболевания Асель Байганова.

Как раз сейчас в инфекционном стационаре проходит лечение 7-месячный ребенок, у которого коклюш вызвал пневмонию. Малышка поступила 30 марта. И сразу в реанимацию, где провела 20 дней. Из них 4 дня девочка находилась на ИВЛ. В этом случае осложняла течение болезни микст-инфекция, то есть одновременное заражение сразу несколькими инфекциями. У ребенка диагностировали коклюш и цитомегаловирусную инфекцию. Лишь 18 апреля девочку перевели в профильное отделение, где она находится по сей день.

С корью через реанимацию областного детского инфекционного стационара с начала года прошли трое детей. Всех выписали с улучшением.

Только цифры

По состоянию на 23 апреля с корью в областной детской больнице лежит 21 ребёнок. Ещё 12 детей проходят аналогичное лечение в Экибастузе и трое – в Аксу. С коклюшем в павлодарском стационаре сейчас числятся 6 маленьких пациентов. Всего же за три месяца этого года с диагнозом коклюш выписаны 42 человека.

Трагедия через годы

Несмотря на столь серьезные осложнения, которые дают и корь, и коклюш, павлодарские инфекционисты особо по этому поводу не переживают.

– У этих двух заболеваний, о которых мы с вами ведем речь, нет специфического лечения. Мы влияем лишь на патогены и симптомы. Соответственно, и лечение такое же – патогенное и симптоматическое. Если развились бактериальные осложнения, подключаем антибиотики. При тяжелых формах бактериальных и вирусных инфекций применяем иммуноглобулин человеческий, который повышает общую сопротивляемость организма. При коклюше назначаем противокашлевые препараты центрального действия, то есть те, которые угнетают кашлевой центр. Бактерия, вызывающая коклюш, выделяет токсин, протекающий в кашлевой центр мозга. Формируется «доминантный очаг» возбуждения, когда спровоцировать кашель может вообще любой раздражитель. Мы подавляем кашель специальными препаратами и кислородом. Да, коклюш лечится не 7-10 дней, как, например, типичная корь, а значительно дольше. Второй период спазматического кашля может длиться до 6 месяцев. Но эти заболевания, как и их осложнения (вызванные именно самой инфекцией), успешно лечатся. Они не вызывают у врачей особой встревоженности. А вот чего мы действительно опасаемся, так это самого грозного осложнения кори – коревого подострого склерозирующего панэнцефалита, который может проявиться через несколько лет после перенесенного заболевания, – признается павлодарский врач-инфекционист.

Подострый склерозирующий панэнцефалит поражает головной мозг, вызывая умственную и физическую деградацию, непроизвольные конвульсии и судороги.

– Ребенок теряет все свои приобретенные навыки. Он перестает анализировать, разговаривать, ходить, становится глубоким инвалидом. Очень высок процент летальных случаев. Почему это происходит, неизвестно. Одно можно сказать наверняка, развитие панэнцефалита не связано с тем, как у ребенка протекала корь – тяжело или в легкой форме, был ли он в реанимации или проходил противокоревое лечение амбулаторно. Вероятно, имеют место генетические или аутоиммунные нарушения. Да, это редкое осложнение после кори. В одних источниках указывается статистика один случай панэнцефалита на один миллион переболевших корью, в других – 20 случаев на каждый миллион. Это как будто не много, но ведь это всегда чей-то ребенок, – печально констатирует заместитель директора по детскому инфекционному стационару Павлодара.

В Павлодарской области сегодня зарегистрировано двое детей с диагнозом подострый склерозирующий панэнцефалит. Один из них перенес корь в 2015 году, другой – в 2018. Но в медицинской литературе описаны случаи, когда это осложнение появилось через 20 лет после перенесенной кори.

Поражение головного мозга при панэнцефалите носит необратимый характер.

– Вот почему нужно не игнорировать вакцинацию! Мы можем справиться с корью и ее осложнениями в виде пневмонии или энцефалита, вызванного именно самим заболеванием. Но мы никак не можем повлиять на возникновение коревого подострого склерозирующего панэнцефалита. И лечения его на сегодняшний день нет, – говорит Асель Байганова.

Коклюш как зеркало

Здесь стоит сказать, что из всех маленьких пациентов, прошедших стационарное лечение с диагнозом корь, 83 процента – это непривитые дети. Среди больных коклюшем непривитых оказалось 98 процентов. И это очень тревожит инфекционистов.

– Дело в том, что от коклюша защищает комбинированная вакцина, являющаяся профилактикой также от столбняка и дифтерии. И коклюш – это зеркало. Если у нас стало больше больных с коклюшем, значит, и непривитых детей от дифтерии тоже много. А дифтерия – это очень опасное инфекционное заболевание, которое не только повреждает внутренние органы, но и провоцирует закупорку дыхательных путей фиброзными пленками. В Казахстане последняя вспышка дифтерии была зарегистрирована в 1994 году.

– То есть инфекционисты прогнозируют ещё и вспышку дифтерии?

– Надеюсь, этого не будет. Дифтерия действительно очень серьезная инфекция. Там летальность очень высокая – более 50 процентов как среди детей, так и среди взрослых. Но взрослые-то в своей основной массе все привиты, а вот среди детей появилось много восприимчивых к коклюшу. И это пугает, – честно признается инфекционист.

– Асель Алдангаровна, с чем, на ваш взгляд, связано снижение заболеваемости корью, ведь в ноябре-декабре прошлого года заболевших было в разы больше, чем сейчас? Можно ли сказать, что антипрививочников стало меньше?

– Сейчас действительно идет тенденция к снижению заболеваемости корью. В конце прошлого года у нас был самый пик. Тогда только в нашем стационаре одномоментно проходили лечение 60 детей. В Экибастузе максимальное количество заболевших тогда было в районе 30 человек. Но справедливости ради стоит сказать, что для кори характерна сезонность – осень и зима. Поэтому то, что мы наблюдаем сейчас, в большей мере можно отнести всё-таки к сезонности. Но думаю, что и отказываться от вакцинации после такой вспышки кори, которая была в прошлом году по всему Казахстану, стало меньше родителей.

Хитрая маскировка

Ну и в заключение поговорим о симптомах кори и коклюша. Если коклюш всегда выдает навязчивый кашель, который не могут остановить противокашлевые средства, то корь в первые дни заболевания зачастую маскируется под обычное ОРВИ. Но опытные инфекционисты даже в катаральный период (период до появления характерной только для кори сыпи) могут без труда установить диагноз.

– В первые дни заболевания корь действительно легко можно принять за ОРВИ. Но есть одна отличительная черта. Это триада симптомов, – говорит Асель Байганова.

И тут же уточняет, что имеется в виду. При кори характерно развитие сразу трех симптомов. Это конъюнктивит, ринит, когда все течет из носа, и грубый, лающий кашель. И всё это обязательно сопровождается высокой температурой.

– В первый день сыпь обычно не появляется. Есть, конечно, редкие исключения. Например, привитые дети, у которых картина стерта. Но если говорить о типичной форме кори, то обычно катаральный период длится 3 дня. Иногда течение катаральной формы затягивается. В моей практике был случай, когда ребенка до появления сыпи лихорадило 8 дней, коллеги говорят и о 10 днях. Чем дольше длится катаральный период, тем тяжелее протекает корь. Затем появляется сыпь. В первый день на слизистой рта, затем – на теле и на третий день – на конечностях. Сыпь тоже всегда сопровождается повышением температуры тела. А вот для коклюша температура вообще не характерна. Если она есть, то только субфебрильная. Но коклюш, как и корь, тоже протекает циклически. Сначала появляется ночной лающий кашель. Затем он меняет свой характер и становится беспрерывным. И еще есть репризивный кашель, его сопровождает характерный свист при вдохе. Заканчиваются такие репризы, или эпизоды, отхождением стекловидной, вязкой мокроты. Могут быть также рвота и апноэ, о котором мы уже говорили.

– Вы упомянули о привитых детях, говоря о нетипичном течении кори.

– Да, есть дети, организм которых в силу каких-то своих особенностей не вырабатывает иммунитет после вакцинации. Такие дети могут заболеть, и у них также тяжело может протекать заболевание. Но это редкие случаи. В моей практике на консультацию приходил 17-летний подросток, который дважды получал прививку против кори, но всё равно заболел. Взяли анализы. У него очень низкий титр антител. Почему-то организм не выработал иммунитет. Но, повторюсь, это единичные случаи. В своем большинстве вакцина прекрасно справляется со своим предназначением, – резюмирует моя собеседница.

Просто факт

Очень часто с коклюшем госпитализируют в стационар целыми семьями. В павлодарской детской областной лежали с коклюшем и по 5, и по 7 детей из одной семьи. Обусловлено это тем, что на постановку диагноза коклюш обычно уходит несколько недель. Хотя бы потому, что не все родители, у чьих детей появился ночной кашель, сразу же бегут к врачу. И за это время, если в семье есть другие непривитые дети, они тоже неизменно заражаются.

Ирина ВОЛКОВА.

Фото автора и из открытых источников.