• Пн. Май 27th, 2024

Хвáла, Черногория!

Ноя 9, 2023

Бывают события – как подарки судьбы. Таким стала для меня недавняя поездка в Черногорию – совсем небольшую страну на западе Балканского полуострова. Почти ничего о ней не знал и влюбился с первого взгляда, поэтому хвáла (в переводе с местного языка – спасибо), Черногория.

Есть притча о том, почему наш Баянаул одарён такими природными красотами. Она гласит: когда Создатель распределял их по разным странам, у него осталось ещё всего понемногу, и он решил отдать их этому нашему краю, чей горно-лесной оазис называют казахстанской Швейцарией. В Черногории же природа столь щедра, если не сказать расточительна, что поражает воображение.

Начинаем знакомство

Казахстан входит по территории в первую десятку стран мира, а Черногорию не на всякой карте найдёшь – такая она маленькая: в девять раз меньше Павлодарской области и даже на четверть меньше Баянаульского района. Мы проехали по этой стране с юга на север от Тивата через Будву, Подгорицу (столица с населением чуть больше двухсот тысяч, на сто тысяч меньше, чем в Павлодаре), городки Колашин, Жабляк, национальный парк Дурмитор, другие места, смогли насладиться здешними природными красотами и познакомиться лишь с малой частью достопримечательностей, каких здесь великое множество.

Сама езда по здешним дорогам, как правило, хорошим, с подъёмами и спусками, крутыми серпантинами и тоннелями – от нескольких десятков метров до двух километров – увлекательнейшая экскурсия. Перед тобой открываются прекрасные виды Адриатического моря с изрезанными берегами, и когда смотришь сверху, море сливается с небом.

Условно Черногорию делят на три части: побережье Адриатики, относительно равнинную центральную часть и горные системы, расчленённые речными кань­онами. Мы были здесь в октябре, нам очень повезло с погодой, и я открыл купальный сезон здесь, окунаясь в воды Адриатики не только в первой, но и во второй половине октября.

Что до срединной части страны, то я бы не назвал её равнинной – скорее, холмистой, напоминающей нашу баянаульскую степь на подъезде к горам. Гористая же часть просто потрясает сочной зеленью: тут и хвойные деревья, и густые кустарники, и ярко-рыжие вкрапления лиственных лесов, напоминавшие об осени.

Отдельно – о здешних деревьях. Я думал, что видел самые большие в усадьбе Льва Толстого в Ясной Поляне и Пушкинских Горах: гигантские берёзы и сосны в десятки метров высотой и несколько обхватов снизу. Но когда мы обходили Биоградское озеро по первозданному лесу, то нас просто потрясли буковые деревья, уходящие вверх почти на 50 метров. А в национальном парке Дурмитор среди горного массива поразил сплошной еловый лес, какого прежде видеть не приходилось. И ели здесь тоже огромные, рвущиеся в небо. Наткнулся там на грибы – точно такие, как наши – сухие степные грузди. А рыжие маслята выбрались там стайками из леса на зелёную травку – будто погреться на солнце. Я насобирал их десятка три, и тем же вечером мы насладились вкуснейшей грибной похлёбкой.

Одной из главных достопримечательностей этого национального парка считается горное озеро, называемое Чёрным. Но в тот ясный солнечный день оно было почти синим, с зеленоватым оттенком изумруда. Отсюда уходят во все стороны туристические тропы. А сам национальный парк – объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Предпринимались попытки и наш Баянаульский национальный парк включить в такой список. Хорошо бы продолжить эту работу. Баянаул с его богатым наследством предков – археологическим, национальным – вдобавок к уникальным природным красотам этого вполне заслуживает.

Возвращаясь к Черногории, нелишне добавить: природа здесь – ценнейший капитал: страна объявлена экологическим государством; 50 её наиболее живописных и привлекательных для туризма территорий законодательно признаны охраняемыми, а всего они занимают десятую часть всей страны. Достойный пример разумного, дальновидного, прагматичного отношения к богатствам небогатой по уровню жизни страны.

Население, экономика, приоритеты

Конечно, нельзя за столь короткий срок по-настоящему узнать другую страну, оказавшись в ней впервые. И всё же – вот некоторые сведения о ней. Население – около 622 тысяч (меньше, чем в нашей области). Большинство его составляют черногорцы – свыше 42 процентов, на втором месте сербы, примерно 32 процента, на третьем – боснийцы – 7,8. Есть албанцы и другие национальности. 64 процента говорят по-сербски, 22 – по-черногорски, другие – на своих языках. 64 процента придерживаются православия, почти 18 – ислама, 3,5 процента – католики.

Страна входила в состав Югославии, а после того, как её расчленили, Черногория через годы стала независимым государством. Разделена на 24 общины (нечто среднее между нашими районами и сельскими округами). Входит в НАТО и с 2010 года остаётся кандидатом для вступления в Евросоюз.

Черногория не очень богата полезными ископаемыми. С Казахстаном её роднит то, что здесь есть бокситы, медно-свинцово-цинковые серебросодержащие руды, бурый уголь, а также нефть и газ на шельфе Адриатического моря. Отсюда и промышленность – алюминиевая, чёрная металлургия. Развиваются и другие отрасли – судостроение и ремонт судов, текстильное производство, деревообработка, лёгкая и пищевая промышленность. Ещё добывают уголь и соль. При всём при этом доля промышленности в объёме ВВП страны не намного превышает 20 процентов.

Сельское хозяйство: выращивают зерновые, картофель, табак, виноград, цитрусовые, инжир, гранаты. Развивается и животноводство: молочное и мясное. Доля сельского хозяйства в объёме ВВП недотягивает до десяти процентов.

Крупных хозяйств во время наших поездок видеть не приходилось, а сельские усадьбы в большом количестве разбросаны вдоль дорог. Как правило, это добротный дом, надворные постройки, огород, косимый луг, где-то стожки сена и пасущиеся коровы. Чаще всего встречались на пути не очень многочисленные отары овец, внешне напоминающие выведенных у нас в области и, к сожалению, ушедших в прошлое северо-казахстанских мериносов.

Львиную долю ВВП занимает сфера услуг – более 70 процентов. Страна эта, сумевшая восстановиться после трагических и кровавых событий, связанных с распадом Югославии, стала очень привлекательной для международного туризма. Именно ему отдан приоритет перед промышленностью и сельским хозяйством. И поток туристов сюда растёт из года в год благодаря развитой инфраструктуре, относительно невысоким (в сравнении со среднеевропейскими) ценам и другим преимуществам. Удивляет обилие гостиниц и гостевых домов со всеми удобствами. В том же Тивате, где мы жили, швартуются у пятизвёздочного отеля, где номера от 500 долларов в сутки, супердорогие яхты стоимостью в десятки миллионов долларов.

Летом к услугам туристов – море, в котором можно купаться начиная с мая до конца октября, маршруты по природным объектам, историческим и культурным достопримечательностям. Зимой – горнолыжные курорты. Ежегодно в Черногорию приезжают до двух и более миллионов туристов, по три человека на каждого черногорца.

В стране два международных аэропорта, притом что нет внутренних авиалиний. И небо над Черногорией расчерчивают днём инверсионные полосы летящих во все стороны самолётов. Казахстанцы, кстати говоря, давно и успешно осваивают черногорское направление: в разгар туристического сезона сюда можно прилететь напрямую из Астаны и тем же путём обратно. Нам, правда, пришлось лететь с пересадкой в Стамбуле (не сезон!).

Юрий ПОМИНОВ.

Фото автора.

(Окончание следует)