• Вс. Июл 14th, 2024

Хвáла, Черногория!

Ноя 16, 2023

(Начало в №87 от 9 ноября)

Об уровне жизни здесь, её плюсах и минусах

Черногория по западноевропейским меркам – бедная страна, одна из самых бедных. Но по уровню ВВП на душу населения – более 22 тысяч долларов – опережает Казахстан и занимает по этому показателю 62 место в мире. Зарабатывая значительно меньше других западноевропейцев, черногорцы тем не менее получают в среднем больше нас, казахстанцев: в июне этого года средняя зарплата здесь (после вычета налогов) составила 991 евро.

Но это опять же как считать. Если цены на некоторые продукты здесь почти сопоставимы с нашими, то на другие выше, чем у нас, втрое.

Я записал цены на кое-какие продукты в супермаркете Тивата: курятина – от 3,2 (крылья и окорочка) до 6,3 (филе) евро за килограмм; телятина – от 6,9 до 7,6 (филе); ягнятина – от 8,8 до 12,8 евро; свинина – от 5,5 до 9,3 (филе); молоко (литр) – 99 центов; яйца (десяток) – 2,2 евро; сыр – от 3,3 до 6,5 (пармезан); картошка (в зависимости от сорта) – от 0,65 до 1,3 евро. Умножьте эти цифры на 500 и сами решите – каковы эти цены в сравнении с нашими. Навскидку можно сказать, что сопоставимы цены на курятину, свинину и ягнятину, а телятина дороже. Дороже молоко и яйца. Дорогой здесь хлеб – от одного евро за батон (побольше нашего) и выше.

Сопоставимы цены на местное пиво, а вот крепкое спиртное, включая фирменную черногорскую сорокаградусную водку (самогонку) «Ракию», – 30 евро за литр (30 тысяч тенге).

Бензин здесь дороже, чем у нас, втрое. Дороже и электроэнергия. Зимы почти нет, во всяком случае морозов и снега на побережье, но на севере и снег выпадает, и морозы бывают тоже. А централизованного отопления нет. Жильё отапливается дровами или электричеством. Последнее тоже влетает в копеечку. Это к тому, что среднестатистическому черногорцу живётся не легче, чем такому же казахстанцу. Разве что погода здесь благосклоннее: и климат мягче, и дождей выпадает больше. Но и жара летом немилосердная.

К плюсам можно отнести низкую (ниже, чем в Евросоюзе) инфляцию. К минусам – высокий (более 18 процентов) уровень безработицы. Север Черногории за последние четверть века потерял примерно 50 тысяч жителей, там теперь много пустующих деревень. Молодёжь, и не только она, а целые семьи уезжают на заработки в другие страны, в то время как Черногорию выбирают для жительства (временно или постоянно) выходцы из бывшего СССР – русские, украинцы, белорусы и другие: снимают или покупают жильё, работают «на удалёнке» и т.д. Детей они определяют по преимуществу в частные школы, где образование ведётся на английском языке. Но это опять же дорогое удовольствие: ежемесячная плата в такой школе Тивата составляет 1200 евро в месяц. Детей иностранцев берут и в государственные школы, но там преподавание на черногорском. Ещё и поэтому многие (в том числе и сами черногорцы, у кого есть деньги) предпочитают частные школы. В том же Тивате с населением в десять тысяч человек обучаются дети родителей со всех континентов, включая обе Америки, Африку, Австралию, Евразию.

Школа эта не Оксфорд и не Кембридж, но в ней учатся дети из Турции, России, Италии, США, Германии, Франции, Украины, Казахстана, Узбекистана, Чехословакии, Греции, Уругвая, Таиланда, Эстонии, Македонии, Австралии, Южно-Африканской Республики, Ирландии, Англии, Шотландии. Значит, есть что-то привлекательное в этом учебном заведении маленькой страны для людей из разных уголков планеты, решивших здесь обосноваться. И нормально уживаются здесь русские и украинские ребятишки и их родители. На улицах нередко услышишь наряду с черногорской и русскую речь, языки отчасти схожи.

Ещё о впечатлениях

Одно из самых ярких – езда по горным серпантинам вдоль каньона реки Тары. Она разрезает глубоко внизу горный массив, склоны которого поднимаются вверх от реки почти отвесно. Но и на них цепляются за камни, дробя их, деревья и кустарники.

Глубина этого каньона редкой красоты достигает 1300 метров, а длина – 80 километров. Глубже него в Европе только Сулакский каньон в Дагестане (1900 метров). Ольга Григорьева, с которой мы путешествовали, сделала несколько снимков, на которых было это ущелье, река Тара, и выставила их в инстаграм с припиской, что была этим летом на речке Таре в Омской области, а тут – встреча с другой Тарой. И ей через несколько минут пришло сообщение от корреспондента газеты «Тарское Прииртышье» с просьбой использовать эти её снимки для публикации, а заодно прислать её же фотографии Тары омской. Последних у неё не оказалось, согласие на публикацию черногорских она, конечно, дала.

Прекрасный пример творческого содружества и журналистской оперативности. Конечно же, читателям «Тарского Прииртышья» приятно будет узнать, что у их речки есть тёзка в далёкой Черногории. Мне, кстати сказать, попадалась в руки эта газета, когда я был в Омской области, и она произвела на меня хорошее впечатление: самодостаточностью, информационной насыщенностью, современным дизайном.

Но вернёмся к каньону. На нём в 1937 году был построен железобетонный пяти­арочный мост Джурджевича, ставший единственной дорогой, соединяющей юг и север Черногории. Ему было суждено сыграть особую роль во Второй мировой войне. Значительную часть Черногории оккупировали итальянские войска, воевавшие на стороне фашистской Германии. А в Черногории поднялось партизанское движение, чему способствовал в этих местах и гористо-лесной рельеф местности. Партизаны разработали операцию по взрыву моста и осуществили её с помощью инженера, который его строил. Был обрушен лишь один пролёт, но этого оказалось достаточно, чтобы помешать захватчикам перейти на другую сторону каньона и контролировать новую территорию. В 1946 году взорванный пролёт был восстановлен, о событиях военных лет напоминает памятный знак в честь погибших тогда партизан и военных.

Память о минувшей войне, бойцах сопротивления бережно хранят в Черногории повсюду: мы видели памятник погибшим борцам с захватчиками на центральной площади городка Колашин в обрамлении бюстов народных героев – выходцев из этих мест. Подобные ему есть и в других городах, как и бюсты, и улицы народных героев. И эта народная память также заслуживает уважения.

Черногория, уже говорилось, многоконфессиональная страна. Мы заходили в Тивате в католическую церковь, есть в стране мусульманские мечети. Но больше всего здесь православных храмов и монастырей.

На территории одного из них – Пивского – мы оказались в день большого православного праздника – Покрова Святой Богородицы. Двери в церковь Успения Святой Богородицы были открыты, и мы вошли. Храм построили во второй половине 16-го века. А украшающие его фрески греческих мастеров иконописи были созданы на полстолетия раньше. 12 икон отображают главные христианские праздники. Здешняя ризница – одна из богатейших в Черногории. Тут старинные рукописи и книги, церковные принадлежности с использованием драгоценных металлов и камней, вышивки и предметы, подаренные церкви. Одна из самых первых книг – псалтырь, напечатанный в первой типографии на Балканах в конце 15 века.

У этого храма – непростая судьба. Изначально он стоял ниже, на берегу Пивского озера, и попадал под затопление при строительстве гидроэлектростанции на реке Пива. Но его спасли – перенесли за десять с лишним лет, почти по кирпичику, на новое место, выше, сохранив и древние фрески, и иконы, и всё остальное. Так здесь относятся к своим святыням.

Были мы и в других православных и католических храмах, в Будве и Которе, история которых насчитывает сотни и сотни лет. Разве забудешь древние уголки Котора и Будвы с их крепостными стенами, узкими кривыми улочками жилых, культовых и других зданий, переходами, мощёнными камнем, отполированным до блеска приходившими сюда сотни лет людьми. Попадали во всё новые места, и казалось, что вся Черногория – сама по себе сплошная достопримечательность.

* * *

О Черногории можно рассказывать бесконечно. Притом что мы не увидели и сотой доли её красот и чудес. Но и то, что довелось посмотреть, будет согревать наши сердца всю оставшуюся жизнь.

Поэтому я говорю сегодня: «Хвала, Монтенегро! Спасибо, Черногория!»

Юрий ПОМИНОВ.

Фото автора.