• Вс. Апр 21st, 2024

Лес – и радость, и боль наша

Авг 15, 2023

Лесов в Казахстане до обидного мало – по имеющимся данным, их доля ещё до начала массовых криминальных лесозаготовок и лесных пожаров в ленточных борах Восточно-Казахстанской и Павлодарской областей занимала чуть более пяти процентов территории страны. Сейчас меньше.

Павлодарцы в этом смысле тоже не в лесах живут, но всё-таки площадь государственного лесного фонда в нашем регионе насчитывает 478 737 гектаров. Это совсем немного. А если учесть, что из этой площади покрыты лесом только около 253 тысяч га, может быть, и меньше, то этого и вовсе мало на фоне миллионных (в гектарах) площадей павлодарских степей.

Казалось бы, лес надо лелеять и беречь, его настолько мало, что впору караул кричать. Но как-то всё у нас получается, что лес, даже на охраняемых государством природных территориях, не всегда чувствует полноценную защиту, прежде всего от браконьеров и пожаров, ну и от природных вредителей тоже. Были, конечно, и периодические улучшения в работе тех же резерватов, однако нельзя не видеть и назревших в них проблем. К примеру, крупные лесные пожары в Восточно-Казахстанской области и области Абай, да и в нашей, показали поначалу

плохую готовность специальных служб к борьбе с огнём. По этому поводу вполне определённо высказался Президент страны, он же дал поручения по исправлению ситуации в целом. А у нас в области есть не только резерват «Ертiс орманы», но и три особо охраняемые природные территории республиканского значения, правда, узаконили ли их юридически – не до конца понятно.

На фоне событий в Восточно-Казахстанской области павлодарские власти начали принимать экстренные меры по устранению прорех в охране лесов. Проинспектировали все лесоохранные учреждения в Щербактинском, Железинском, Павлодарском районах и в районе Теренколь, то же самое сделали в Баянаульском национальном парке и резервате «Ертiс орманы». Общая их площадь – 127,5 тысячи гектаров, из них 89,8 тысячи покрыты лесом. В лесхозах работают 225 человек, в том числе 144 инспектора. Оснащение противопожарной техникой, скажем так, – недостаточное, лишь на 62 процента от требуемого по нормативам, а противопожарными объектами и того меньше – обеспечены только на треть.

Кстати, в этом году областным бюджетом предусмотрели 355,2 миллиона тенге на приобретение трёх пожарных автоцистерн, 11 лесопосадочных машин и шести плугов. Почти вся эта техника уже поставлена. Особый акцент аким области Асаин Байханов сделал на срочном выполнении поручения Главы государства относительно внедрения системы раннего обнаружения огня в лесу и обеспечения источников водоснабжения для оперативного тушения.

Ряд шагов в этом направлении сделали сразу же. В частности, по опыту Акмолинской области решили установить автономные мачты видеонаблюдения, позволяющие своевременно обнаруживать возгорания и ликвидировать их на ранней стадии. Постарались обеспечить круглосуточную охрану леса в пожароопасный период.

Прошло пять дней после этого совещания, и пожар вспыхнул уже в лесной зоне нашей области, в резервате «Ертiс орманы». Как это было? Из-за частых грозовых разрядов возникло несколько возгораний в степных лесничествах районов Щербактинский и Аккулы. Ситуация осложнялась, как и сейчас, жаркой, сухой погодой и шквальным ветром. Надо отметить, что для контроля и оценки ситуации на место оперативно вылетели аким области и руководство департамента по чрезвычайным ситуациям. С их участием организовали необходимые мероприятия по локализации очагов возгорания и недопущению дальнейшего распространения пожара.

Борьба с огнём велась всеми силами, но из-за погодных условий она сильно осложнялась, тем не менее 16 июля лесной пожар в Щербактинском районе удалось локализовать, а ещё через время – ликвидировать. Ориентировочная площадь леса, по которой прошёл огонь, оценивается в 850 гектаров. В тушении пожара задействовали большие силы: более 350 человек, 102 единицы специализированной техники, в том числе четыре борта МИ-8 с водосливными устройствами и вертолет Eurocopter МЧС.

Как видим, несмотря на усиление работы в прошлые годы, главным поставщиком проблем стал основной лесной массив нашей области, сосновые боры природного резервата «Ертiс орманы», известные больше как чалдайские ленточные боры. И тут нелишне напомнить, что это за богатство, доставшееся нам от предков.

Резерват занимает без малого 277 960 га, в том числе покрытые сосняками, осинниками и березняками земли насчитывают 155 199 гектаров. При этом экологи знают, что сами по себе ленточные боры – это уникальный природный удерживатель наступления песков, хранитель водоносного слоя, «лёгкие» нашей обеднённой лесами степи, эффективный экологический регулятор всего региона. Именно поэтому государственные контрольные органы столь ревностно относятся к любым неприятностям, случающимся в борах. Но в достаточной ли степени – другой вопрос.

Хотя местные службы вроде работают, вот и в этом году на территории резервата запланировали работы по уходу за лесными насаждениями на 4371,5 гектара. Начали с двухлетних лесных насаждений, и, несмотря на ужасающую жару нынешнего лета, работы не прекращались ни на день. Все понимают: своевременная и качественная уборка от сорняков в выращивании лесных культур способствует получению достаточного количества света и влаги, питательных веществ для активного роста, развития насаждений.

Природа резервата – это действительно ценное достояние. Основной лесообразующей породой здесь остаётся сосна обыкновенная, из других деревьев встречаются береза бородавчатая и осина, они местами образуют смешанные древостои с сосной. Обычно осина живописно занимает кромки боров или располагается небольшими куртинами в блюдцах и древних котловинах, а берёза, как правило, произрастает на понижениях рельефа в условиях близких грунтовых вод. Подлесок чаще всего тут невыражен, но встречается. Травяной покров тоже достаточно разнообразен, при этом в низинах внутри ленточных боров и в прилегающих к ним частях встречаются остепнённые луга. На нелесных пространствах в неглубоких депрессиях и на выровненных поверхностях распространены интрозональные лугово-степные растительные группировки на лугово-каштановых почвах.

Кстати, животный мир ленточных боров резервата тоже богат, несмотря ни на что. По имеющимся данным, в борах обитает до 40 видов млекопитающих и 200 видов птиц. Многие виды животных и птиц – краснокнижные, а охота в резервате, получающем статус заповедника, полностью запрещена.

А вообще, лесоохране стараются придать плановый характер, исходить из логики сбережения флоры и фауны наших боров. Ещё в конце мая в «Ертіс орманы» начали наконец лесоустроительные работы, имеющие особое значение для лесного хозяйства. Последние лесоустроительные работы на территории резервата проводились ещё в 2003 году. Да и то есть вопросы по поводу того, как их проводили в то время. А нынче важная работа началась с учений по лесоустройству в Садыкащинском лесничестве. Натурные учения шли под руководством казахского лесоустроительного предприятия таксации леса с применением таксационных инструментов и приборов. В них приняли участие руководители резервата и территориальной инспекции, специалисты управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов и более 100 сотрудников лесного хозяйства Павлодарской области. Все понимали – только при правильном лесоустройстве можно получить объективную и полную информацию о состоянии лесов, об изменениях, происходящих на землях лесного фонда, о нормативах использования лесосырьевых ресурсов. А главное, таким образом можно создать условия для поддержания экологически устойчивого состояния леса.

Большую роль в профилактике лесных пожаров играют правильно оборудованные минерализованные полосы. Кто не знает, такие полосы в лесу – это искусственно созданный противопожарный барьер. Производятся методом очистки участка территории, граничащей с лесным массивом, от горючих материалов. Вот и в этом году за минерализованными полосами предусмотрели провести уход на 10 140 километрах, задумали и устройство новых минерализованных полос на 570 километрах. Работа идёт.

Резерват должен обеспечивать выполнение возложенных на него задач, тем более это государственная структура. А одна из главных задач – восстановление нарушенных природных и историко-культурных комплексов и объектов. При этом все лесовосстановительные мероприятия на территории резервата проводятся согласно проекту воспроизводства лесов на гарях РГУ ГЛПР «Ертiс орманы» и актуализированному рабочему проекту воспроизводства на гарях. Без посадочного материала этого не сделать, поэтому цикл лесовосстановительных работ начинается со сбора сосновых шишек, которые добывают с октября по март. Сколько их нужно? По собственным оценкам лесовиков, необходимо 114 тонн для обеспечения двухгодичного запаса семян на случай неурожайных годов.

Собранные сосновые шишки заготавливаются на складах при шишкосушилках двух филиалов резервата, работники леса располагают двумя такими сушилками. Перерабатывают шишки, соблюдая все технологические правила, методом сушки в барабанах конвекторного типа Каппера-Гоголицина. Пробы полученных семян сдаются в Семипалатинскую зональную лесосеменную станцию для определения класса их качества и для проверки на заражённость грибковыми и бактериальными болезнями. Посев семян производится в лесных питомниках на подготовленных площадях, это происходит обычно в мае. Полив питомников, а их в резервате два, организовывают двумя способами: механизированной поливочной капельной системой орошения и дождевальной установкой ДДН-70. Для ухода за сеянцами в первый и второй годы выращивания посадочного материала рабочими питомника производится ручная прополка от сорняков. Так что выращивание саженцев – дело довольно хлопотное.

И в принципе, можно констатировать: в том же «Ертіс орманы» в последние годы сделано немало для того, чтобы дать возможность чалдайским борам не только пополняться искусственными лесными посадками, но и повысить потенциал самовосстановления. В свое время государством сделано немало для спасения ленточных боров законодательно. «Ертіс орманы», как и Баянаульский природный парк и лесохозяйственные учреждения, – особо охраняемая зона, и этим многое определяется. Однако если говорить о противопожарных мерах, то многое остаётся по-старому. Например, добровольные противопожарные формирования прилегающих к лесу сельских округов практически не имеют средств пожаротушения. Мне и самому не раз приходилось в этом убеждаться, когда во время лесных пожаров видел, как сельские противопожарные дружины орудуют или лопатами, или просто зелеными ветками.

Это лишь малая часть назревших в резервате проблем. Они проявились особенно остро в этом году, в том числе недостойно низкая зарплата тех, кто охраняет лес и даже иногда ценой собственной жизни спасает его от пожаров. Об этом говорил Президент и поручил принять меры по повышению зарплат. Что из этого вышло в реальности, мы уже знаем: повысили только штатным бойцам пожарной охраны, а лесники, инспекторы леса вроде как остались в стороне. Под благовидными предлогами, конечно. А проблема низких заработков работников леса перезрела, изредка случающееся повышение никак не успевает за жизненными реалиями.

Те, кто ищет предлоги для того, чтобы не повысить зарплату лесникам и инспекторам, хоть раз задумывались: как лесной охране, плохо оснащённой техникой, вообще вести контроль громадных территорий? И когда власть и силовики говорят о повышении ответственности рядовых работников резервата, надо бы сначала поинтересоваться: как они живут, в каких условиях работают, какую нагрузку несут на своих плечах? А всё ведь не так уж сложно понять: лесник, за которым закреплено несколько кварталов леса и у которого громадный груз ответственности на плечах, получает зарплату, о которой стыдно говорить товарищам. Боец пожарно-химической охраны, зачастую рискующий жизнью при тушении огня в лесу, до последнего времени имел зарплату ниже средней по Казахстану пенсии.

Много претензий к резерватам бывает по поводу недостатка кадров в лесном деле и особенно по их качеству. А могло быть иначе, если в малолюдных лесных селах и выбирать-то не из кого, одни и те же и живут здесь, и на работу устраиваются. Ну, так хотя бы чем-то привлекать надо людей, не только карающей рукой закона грозить.

К лесу необходимо относиться чрезвычайно внимательно, и не от случая к случаю, а постоянно. А то ведь складывается впечатление, что мы как-то не так работаем в охранной зоне…

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.