• Пт. Июл 19th, 2024

Кто «рулит» Иртышом?

Июн 13, 2024

Весенний сброс (и не только он) вод реки из водохранилищ ГЭС Восточного Казахстана – это нередко непредсказуемые действия

Нынешний разлив Иртыша был неоднозначным. Он характеризовался первоначальной радостью по поводу того, что впервые за последнее десятилетие попуск воды с каскада ГЭС Восточного Казахстана составит 6,7 кубометра воды. Это, по прогнозам специалистов, затопит порядка 90 процентов павлодарской поймы, или около 300 тысяч гектаров из общей ее площади в 377 тысяч гектаров. Вал потока с ГЭС, как было заявлено, в течение 18 дней будет 3 500 кубометров в секунду. А продолжительность работ по попуску воды составит примерно 26 дней. То есть всё это время иртышская вода будет напитывать пойму живительной влагой. За этими словами стоят конкретные обнадеживающие экономические и социальные факты: сельчане области гарантированно запасут летом луговое сено, которое составляет 40 процентов всего ежегодного запаса этого вида кормов. В Иртыше увеличится количество рыбы, так как она сможет полноценно отметать икру на иртышских лугах. Прервется деградация деревьев и кустарников на пойме и всей живности, начавшаяся из-за прежней нехватки паводковой влаги. А река прочистит свое русло, сделав его более судоходным. Таковы экономические плюсы для региона.

Так мечталось. Но затем появилось сообщение, в котором руководитель областного управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов области Айгерим Кабылтаева сказала: «16 апреля в связи с тем, что в городе Семей ведется строительство моста, и что обнаружен его подпор водной массой и началось подтопление микрорайона жилого сектора, а также острова Бейбитшилик этого города, бассейновой инспекцией было принято решение о снижении максимальных сбросов до 3200 кубических метров в секунду».

Руководитель природоохранного ведомства сообщила: «Попуски стартовали 10 апреля, изначально максимальные сбросы были в объеме 3500 кубических метров. Так держалось трое суток (не 18, как прогнозировалось). Конечно, на 90 процентов пойму не зальет, но и совсем сухо не будет. Предварительно мы просчитали: при таких условиях, где общий объём сброса будет составлять шесть кубокилометров воды, мы однозначно получим затопление поймы порядка 70-75 процентов. Сегодня мы повторно будем обсуждать, возможно ли увеличить до 3500 метров кубических в секунду еще пару дней, чтобы мы получили подпор и, соответственно, большую площадь затопления».

Отмечу: по поводу такого старта паводка представители области обратились в вышестоящие органы республики, после чего 18 апреля были проведены внеочередные заседания Межведомственной комиссии, где «принято решение постепенного увеличения расходов шагом попуска сбрасываемой воды на 50 куб. м/с до 3350 куб. м/с». Также сообщалось, что, по данным Казгидромета: «на сегодня в горах ВКО еще имеется порядка 51 процента снежного покрова. В случае обильного таяния увеличится боковой приток, что может привести к затяжному периоду попуска. Это увеличивает риск массового выплода мошки». То есть и от прибывающей воды как-то надо избавляться, и к полчищам кровососов готовиться.

То есть получается, что при избытке воды  большого вала, который выплеснется на пойму, не стоит ожидать? И эта драгоценная влага просто-напросто утечет в Ледовитый океан? Это, замечу, становится системой. В частности, в 2022 году из каскада ГЭС Восточного Казахстана должны были сбросить 5,8 кубического километра воды, как практиковалось прежде, а дали лишь 4,64. Тем не менее это позволило затопить около 65 процентов поймы Павлодарской области. В 2023 году энергетики, хозяева водохранилищ гидроэлектростанций, пообещали сбросить 4,59 кубического километра воды, а отпустили лишь 4,11, чем значительно подорвали экономику многих животноводческих хозяйств региона, которые даже начали резать скот из-за недостатка кормов.

И вот новая, нынешняя корректировка паводка. И здесь возникают вопросы. Давая добро на намечаемые 6,7 кубокилометра сброса вод и рассчитывая график этого действия, Межведомственная паводковая комиссия вряд ли брала расчеты с потолка. Но тогда как получилось, что, стоило водному потоку увеличиться до оговоренных величин, как вдруг стало известно о подтоплении микрорайона в Семее? Это как понимать: плохо просчитанная конструкция автомобильного перехода через Иртыш или недостаточная готовность защитных паводковых сооружений Семея? И это разовое явление? Или отныне Павлодарская область всегда будет иметь весной усеченный сброс воды каскада ГЭС ВКО? И еще. А чье слово решающее: Межведомственной паводковой комиссии или Иртышской бассейновой инспекции, корректирующей попуск?

Вопросы не праздные, так как от них зависят экономика Павлодарской области и благополучие населения обширного региона. И вот здесь приведу такой пример. В прошлом году в интервью депутат Мажилиса РК Нуржан Ашимбетов, комментируя весенний сброс воды с ГЭС, сказал, что многолетняя практика требовала, чтобы этот поток был 3500 куб. м/с в течение шести дней. Тогда образовывался водный вал, то есть волна, которая далеко выплескивалась на луга, затапливая их чуть ли не полностью, после чего напор воды несколько снижался, позволяя воде держаться на пойме Иртыша порядка трех недель. В 2022 году такой водный «обвал», да и то не в требуемом объеме, ограничили тремя сутками. В итоге большая часть попуска ушла не на луга, а, повторюсь, далеко-далеко на север. Такой расклад энергетики объяснили недостаточным запасом воды в водохранилищах из-за малого количества снега и слабого притока боковых рек Уба, Ульба и других. Хотя следует сказать, что в тот год в ВКО были большие запасы снега. Просто энергетики и члены Межведомственной комиссии природоохранного попуска в пойму реки поступили, как отметил депутат Мажилиса РК, непрофессионально и приберегли воду для нужд энергетиков ГЭС. По сути проигнорировав экономические проблемы обширного региона.

Не берусь гадать о профессионализме названных лиц, но, похоже, воды Иртыша далеки от четкого контроля и планирования. То есть, как сейчас принято говорить, нет алгоритма – последовательности указаний, которые нужно исполнить, чтобы решить вовремя сформулированную задачу. Судите сами: мои друзья-рыбаки не раз рассказывали о том, что осенью и зимой с ГЭС ВКО сбрасывают излишки воды и она фонтанирует из рыбацких лунок или течет поверх льда. А весной вдруг в прессе появляются сообщения энергетиков ГЭС о том, что в водохранилищах минимальный запас воды и большого ее сброса не будет. Это как понимать? И где предварительные расчеты и прогнозы?

Но это ещё не всё. В прессе доводилось читать и о том, что «есть предположение: те, кто владеет домами отдыха на Бухтарме и кому не хочется, чтобы вода уходила сильно далеко от их пляжей, «надавливают» на энергетиков, требуя попридержать воду. Эти же люди и зимой не дают накапливать необходимый запас, чтобы в случае весеннего многоводья их дома отдыха не затопило». О противодействии со стороны этого «туристического лобби» Восточно-Казахстанской области в письме акиму Павлодарской области тогда даже написал и один из энергетиков с 40-летним стажем. Приведу опубликованные выдержки из его послания: «Получается так, что земельные участки районные акиматы Восточно-Казахстанской области выдавали фактически на дне водохранилища. А почему в этом случае не сделали оргвыводы? Не снесли базы отдыха? Владельцы баз отдыха хотят, чтобы вода в Бухтарминском водохранилище была стабильно на среднем уровне. Когда она отходит от берегов – то они плачутся, что до воды стало ходить далеко, а когда воды много, то они плачутся, что их базу отдыха затапливает».

Как говорится – нет дыма без огня, и, возможно, немалая доля истины в этих словах есть. Как и то, что на деле получается так: у Иртыша и паводка несколько хозяев или, точнее, заинтересованных лиц, которые фактически решают, каким быть сбросу воды с каскада ГЭС. Причем, как представляется, это делается не всегда на основе точных прогнозов и расчетов, региональных и общегосударственных интересов. Судя по мнению парламентариев и журналистов, такие решения принимаются чуть ли не спонтанно, в угоду сложившимся ситуациям и чьим-то пожеланиям. А Иртыш, замечу, это общегосударственное достояние стратегического назначения. Его вода – это драгоценный ресурс Казахстана, и ее нельзя просто так транжирить или разбазаривать по чьим-то «хотелкам» или непрофессионализму. Тем более ущемляя экономику регионов и страны в целом.

Сергей ГОРБУНОВ.

Фото Василия ПОТАПЕНКО.