• Пт. Июн 14th, 2024

Певец глобального потепления

Янв 25, 2024

Когда зимой за окном льёт дождь, я вспоминаю Евгения Гернета – первого учёного-гляциолога, выдвинувшего в 1930 году теорию о влиянии ледников на изменение климата на планете и похороненного в павлодарских степях. Он предсказал, что нас ждёт малый ледниковый период, и предлагал растопить ледники, чтобы восстановить на Земле мягкий климат миоценового периода, когда по берегам Иртыша бродили жирафы и носороги. И утверждал, что глобальное потепление пойдёт природе и человечеству на пользу.

Таинственный счетовод

8 августа 1943 года в семь утра умер от инфаркта 60-летний счетовод совхоза «Спартак» Павлодарской области Евгений Сергеевич Гернет. Его отнесли к баньке-мазанке, в которой он жил. Милиционер из Краснокутска (ныне село Актогай) сделал опись имущества покойного: книга «Небесная механика» Субботина, XXIII том Полного собрания сочинений Ленина, стаканчик для бритья алюминиевый, портсигар серебряный с надписью: «Командиру-Человеку».

Счетовода похоронили на местном кладбище. Старушки шептались, что это был не кто иной, как сам Владимир Ильич Ленин. По их слухам, вождь мирового пролетариата скрывался в «Спартаке» из-за разногласий со Сталиным. Счетовод был так же лысоват, носил бородку и галстук, знал языки, много читал и что-то пописывал. Эти подробности воссоздал в своей книге «Одиссея мичмана Д…» российский морской офицер, писатель-маринист Николай Черкашин.

В «Спартаке» настольной книгой Гернета был томик Ленина. А именно в нём и скрывалась разгадка. Всего одна строка о постановлении матросского делегатского собрания: «идти в Новороссийск, избрав вместо Саблина командующего флотом Гернета». Как много значила эта строка в жизни счетовода и в то же время как мало говорила о масштабах его личности.

Кто из спартаковских крестьян мог предположить, что их скромный односельчанин в поношенной морской фуражке, прозябающий в нищете, практически ослепший от писанины при свечном огарке (зимой он добирался на работу по дорожке среди сугробов, которую соседи посыпали золой, чтобы не сбился с пути), – это историческая личность, герой морских сражений, учёный, путешественник, подобный героям приключенческих романов.

Морской волк

Евгений Гернет был из знатного дворянского рода английского происхождения. В 1710 году его предок Иоахим Гернет был бургомистром Ревеля (старое название Таллинна). Тогда нынешняя столица Эстонии принадлежала Швеции. В ходе войны между Россией и Швецией Иоахим Гернет вручил ключи от Ревеля царю Петру I. Так Гернеты стали русскими дворянами и верными подданными российской короны. Дом Гернетов до сих пор стоит в Таллинне на улице Уус, а в пригороде сохранилась их летняя усадьба.

Евгений Гернет родился 31 октября 1882 года в Кронштадте – городе-острове в Балтийском море. Как и все местные мальчишки, мечтал стать моряком. Часть его детства прошла в Санкт-Петербурге в Мраморном дворце. Возмужав, парень с отличием окончил Морской кадетский корпус, куда принимали только детей дворян и морских офицеров.

Его первым боевым крещением стала русско-японская война 1904-1905 годов и оборона от японцев русской крепости Порт-Артур, располагавшейся в Китае на берегу Жёлтого моря. Во время осады он четырежды прорывался сквозь блокаду с важными донесениями на миноносце «Лейтенант Бураков», где служил штурманским офицером. Также в одиночку доставил депешу во Владивосток, проплыв на парусной джонке более 130 километров.

За эти боевые заслуги Гернета повысили до лейтенанта и наградили всеми орденами, которые мог заслужить обер-офицер, кроме ордена Георгия IV степени.

В Первую мировую Евгений Сергеевич получил ранение во время сражения под Трапезундом, перевозя десантные войска под огнём береговых батарей. За это его также удостоили награды. По данным Военно-Морского архива, у Гернета был целый «иконостас»: орден Св. Анны IV степени за храбрость, Св. Станислава с мечами и бантом III степени, Св. Владимира IV степени с мечами и бантом, Св. Анны III степени, Св. Станислава II степени с мечами.

Командир-Человек

Но самой ценной наградой, которую Евгений Сергеевич сохранил до конца жизни, для него был серебряный портсигар с надписью «Командиру-Человеку», подаренный ему матросами корабля «Альма» в 1917 году. О том, что подчинённые ценили его человеческие качества, пишет в рассказе «Хороший командующий» писатель Сергей Колбасьев, служивший под началом Гернета в Азовской флотилии.

Кстати, это тот самый капитан Колбасьев, музыкальный теоретик, упомянутый в фильме «Мы из джаза» 1983 года. В повести «Салажонок» он так описал Гернета: «Невысокий, похожий на учителя человек с седеющей бородкой. Говорил он тихо, но внятно и, оглядывая присутствующих, щурился». Недаром сельчанки видели в нём Ленина.

В 1917 году Евгений Гернет командовал миноносцем «Калиакрия» на Чёрном море. Когда произошла революция, он с командой перешёл на сторону большевиков и принял участие в установлении советской власти в Феодосии. В составе Морских сил РККА руководил созданием Азовской военной флотилии, командовал черноморскими укрепрайонами. В советский период наград у него не было.

В мирное время Евгений Сергеевич служил военно-морским советником министра Дальневосточной республики Василия Блюхера в Китае и полномочным представителем РСФСР в Японии.

Ужас ледниковой эпохи

В 1930 году в Токио тиражом 500 экземпляров Евгений Гернет издал книгу «Ледяные лишаи», в которой изложил свою новую ледниковую теорию. Он впервые выдвинул гипотезу о том, что появление ледников – это не следствие, а причина охлаждения климата на планете. Мореход предположил, что ледники возникают там, где температура летом недостаточно высока, и выпавший снег не успевает таять. Возникший ледник охлаждает климат и разрастается, как болезнетворный лишай.

Как лаконично подметил российский доктор географических наук О.П. Чижов в своей статье «Е.С. Гернет и его ледниковая теория»: «Лёд – не следствие похолодания климата, а причина его охлаждения. Снег и лед, будучи продуктами климата, становятся фактором, влияющим на климат. Следствие реагирует на причину».

Чем страшен надвигающийся ледниковый период, Евгений Гернет описывает в своей книге «Ледяные лишаи»: «Ужас новой ледниковой эпохи. Ужас наступления на наиболее культурные уголки Земли ледяного лишая, наступления стихийного, которому ничего противопоставить нельзя. Ужас взаимного истребления людей массами ради права на кусок земли, не покрытый ледяным лишаем».

Бороться с надвигающимся оледенением Гернет предлагал весьма оригинальным способом: «Человечество может и должно уничтожить Гренландский ледяной лишай… Я не берусь угадать, какие чудеса технической изобретательности покажут наши ученые-техники, когда перед ними будет поставлена прямая задача уничтожения Гренландского ледяного покрова, но даже если они ничего особенного не изобретут, то всё же задача представляется технически выполнимой… Ведь лед Гренландии, как всякий материковый лед, не есть лед, вызванный холодом, а есть лед, вызванный накоплением снега. Возьмите под контроль накопление снега – и ледяной покров растает сам собой».

Так как книга Гернета вышла маленьким тиражом, а сам автор умер в ссылке, его теория широкой известности не получила. Кстати, Гернету пришлось самому набирать книгу в японской типографии, так как русскоязычного наборщика не было. Этот тираж был отпечатан на тонкой рисовой бумаге.

Горький и Паустовский

В РСФСР теорию Гернета горячо поддержал писатель Константин Паустовский и посвятил ей повесть «Теория капитана Гернета», которую опубликовали уже после его кончины в 1980 году в альманахе «На суше и на море». А вот цитата из повести Паустовского 1955 года «Золотая роза»: «В книге капитан Гернет изложил свою остроумную теорию возвращения в Европу миоценового субтропического климата. Во времена миоцена по берегам Финского залива и даже на Шпицбергене росли магнолиевые и кипарисовые леса. Гернет неопровержимо доказал, что если бы удалось растопить ледяной панцирь Гренландии, то в Европу вернулся бы миоцен и в природе наступил золотой век… Единственной слабостью этой теории была полная невозможность растопить гренландский лед. Сейчас, после открытия атомной энергии, это можно было бы, пожалуй, сделать».

Константин Паустовский рассказал об этой необычной теории своему товарищу писателю Алексею Пешкову (Максиму Горькому). Тот загорелся идеей издать книгу в России большим тиражом. По словам Паустовского, Алексей Максимович «долго говорил о том, сколько умных и хороших неожиданностей подкарауливают нас на каждом шагу. Он был захвачен этой теорией, ее стройной неопровержимостью и даже какой-то торжественностью».

Горький поделился впечатлениями о книге со своим французским другом писателем Роменом Ролланом. В письме ему он сообщил: «Сегодня познакомился с книгой человека, который предлагает уничтожить полярные льды и возвратить Сибирь и Канаду в «райские условия» миоценового периода. Эта фантазия говорит о возбуждении творческой мысли, направленной к цели действительного изменения мира».

Потом Горький умер, а книга Гернета «Ледяные лишаи» вышла в СССР только в 1981 году в издательстве «Наука» благодаря гляциологу, члену-корреспонденту АН СССР Г. Авсюку. Как отметил учёный, теория, выдвинутая Гернетом в 1930 году, на 20-30 лет опережала уровень развития науки того времени и только теперь находит признание.

Дело гидрографов

В 1931 году, вернувшись в родной Ленинград, Евгений Александрович стал сотрудником Гидрографического управления Главсевморпути. Начались арктические экспедиции. На ледокольном пароходе «Сибиряков» он ходил к островам «Известий ЦИК» и Арктического института. На «Садко» в Карском море 23 дня дрейфовал со льдами. А вот экспедиция в Восточную Арктику сорвалась – в бухте Тикси выяснилось, что на его старой шхуне «Полярная Звезда» выходить в Ледовитый океан опасно.

С 1936 по 1937 год Евгений Гернет готовил свои карты к применению на Северном морском пути, участвовал в подготовке работы дрейфующей станции «Северный полюс» И.Д. Папанина, обучал штурмана этой экспедиции, геофизика Е.К. Фёдорова. Картами Гернета пользовались при перелетах через Северный полюс В.П. Чкалов и М.М. Громов. Его «Близмеридиальные таблицы» вошли во все учебники по мореходной астрономии.

И тут случилась драма, почти как в романе Каверина «Два капитана». В 1937 году, несмотря на предупреждения гидрографов, правительство СССР отправило по Северному морскому пути сразу несколько караванов транспортных судов обычного, а не ледового класса. Зима в тот год выдалась ранняя, все корабли вместе с ледоколами замёрзли во льдах, зимовали без топлива, еды и тёплой одежды.

Обвинили в этой трагедии не тех, кто толкнул моряков на гибельный путь, а… гидрографов, которые якобы специально составили «вредительские карты». В их числе оказался и Евгений Гернет. Открытый суд над ними провалился, потому что полярники смогли доказать свою невиновность. Поэтому по закрытому постановлению «особого совещания» от 23 декабря 1939 года гидрографов отправили в ссылку.

Он умер от радости

Три месяца эшелон с осужденными шёл по этапу из Ленинграда в Казахстан. Евгения Сергеевича определили в село Чернорецк Павлодарской области. Позже учёного перевели в Павлодар, где он ночью сторожил огород туберкулёзной больницы. Потом его и вовсе убрали с глаз долой в дальний степной совхоз «Спартак», где он работал учителем и счетоводом, а потом умер.

Причём умер от радости, узнав, что ссылка закончилась и ему разрешено переехать к младшей дочери в Казань. Годом раньше, в 1942 году, в блокадном Ленинграде погибли от голода мать, жена и старшая дочь морехода. Об этом он так и не узнал. Евгения Гернета реабилитировали посмертно в 1956 году. В 2011 году вышла в свет книга его младшей дочери Галины, которую она назвала «Он умер от радости».

Как свидетельствует бывший главред «Звезды Прииртышья» Юрий Поминов в книге «Хроника смутного времени», могилу Гернета найти не удалось. Поэтому в 1989 году на старом кладбище совхоза «Спартак» (ныне упразднённое село Караоба) установили памятную мраморную плиту с надписью: «Здесь в августе 1943 года похоронен Гернет Евгений Сергеевич, военный моряк, исследователь Арктики, один из основателей теории ледников Земли, участник Первой мировой и Гражданской войн».

В 1998 году именем Гернета назван пролив между островами «Известий ЦИК» и Арктического института в Карском море. Но главной памятью об учёном стал его вклад в науку.

В рай миоцена

В 1955 году американский геолог Стокс выдвинул аналогичную идею возникновения ледникового периода. Год спустя в журнале «Сайенс» американцы Донн и Юинг опубликовали такую же теорию.

По каким-то причинам в научных кругах их признали как первооткрывателей. Только в 1965 году французский учёный Ллибурти восстановил справедливость. В своём двухтомном «Курсе гляциологии» он доказал, что новую гипотезу нужно именовать «гипотезой Гернета-Стокса», так как именно они предложили её впервые.

В наше время эта теория стала догмой – геофизики Франкфуртского и Гарвардского университетов доказали, что Северный географический полюс перемещается в сторону Японии со скоростью 6 см в год. Постепенно приближается новый ледниковый период. Для спасения человечества от глобального оледенения Евгений Гернет выдвинул гипотезу глобального изменения климата. В своей книге он писал: «Человечество стоит перед выбором – погибнуть от новой ледниковой эпохи или вернуться в рай миоцена».

Вот основные аргументы, выдвинутые Евгением Гернетом в защиту глобального потепления: «Если человечество, уничтожив ледяной покров Гренландии, уничтожит затем и лед Полярного океана, – это даст многое. Земля вернется к миоценовому климату… Северная полярная область Земли, теперь абсолютно никчемная, сделается земным раем, с ровным, не жарким, но теплым климатом. Сибирь и Канада сделаются главными житницами Земли. Климат Европы и Японии и вообще умеренного пояса потеплеет.

Во многих местах, где собирали один урожай в год, будут собирать два. Северные границы всех растений переместятся значительно к полюсу. Мировые торговые пути значительно сократятся, ибо – невероятным может показаться – кратчайший путь из Тихого океана в Лондон идет через Берингов пролив – не только от Японии или Китая, но даже от Восточной Австралии и Новой Зеландии. В общем, человечество стоит перед выбором: погибнуть от новой ледниковой эпохи или вернуться в рай миоцена. Первое произойдет неизбежно, если оно будет инертно. Для второго нужны некоторые усилия».

Фёдор КОВАЛЁВ.