• Пт. Июл 19th, 2024

Наш Молотов

Июн 27, 2024

Ко Дню журналистики вспомним о Владимире Семёновиче Молотове (1915-2008), который возглавлял «Звезду Прииртышья» с 1954 по 1974 год с небольшим перерывом и был единственным в её истории руководителем с научной степенью. При нём тираж газеты вырос с восьми до ста тысяч экземпляров, а число подписчиков перевалило за 60 тысяч. Сегодня мы расскажем, как простой детдомовец стал талантливым журналистом, писателем, краеведом, философом и государственным деятелем.

Беспризорник

Недавно в офис нашего холдинга «Ертic Медиа» зашёл внук Молотова Константин Музалевский, пресс-секретарь областного управления физкультуры и спорта. Он подарил в создающийся у нас музей журналистики партбилет, служебное удостоверение Владимира Семёновича за номером один, выданное главному редактору «Звезды Прииртышья» 31 декабря 1973 года, а также несколько домашних и рабочих фотографий.

Владимир Семёнович родился в годы Первой мировой войны. Рано осиротел. Родителей не помнил. Они погибли во время переселения от голода в Поволжье. Всю жизнь в анкетах о своём происхождении Молотов писал: «из батраков».

– Его совсем маленьким нашли под трубами в котельной. Он там был с более взрослыми ребятами. Примерно, как в фильме «Республика ШКИД», где были такие беспризорники, сбившиеся в кучку, – рассказывает внук Молотова Константин Музалевский. – Он не знал ни своего имени, ни фамилии своих родителей. Толком узнать не смогли, откуда он у этих ребят. В детском доме его назвали Владимиром и дали фамилию партийного деятеля Молотова.

Революционер Вячеслав Михайлович Молотов с 1921-го по 1957 был одним из высших руководителей компартии Советского Союза, в 30-х годах – председателем Совета народных комиссаров СССР, а в годы Великой Оте­чественной – министром иностранных дел. Фамилия этого крупного советского политика определила дальнейшую судьбу парня.

Найдёныша определили в детдом под Петропавловском. На вид мальчику было лет 5-6, поэтому год рождения записали приблизительный – 1915. В детдоме парень окончил семилетку. Сначала работал пастухом и учётчиком в колхозе. Потом устроился в многотиражную газету, которую издавал политотдел местной машинно-тракторной станции – МТС.

К 16 годам юноша уже неплохо писал статьи и заметки, поэтому, когда ему выдавали паспорт, придумали и день рождения – 5 мая – День печати. К слову, этот праздник учредили в честь первого выпуска газеты «Правда», секретарём которой изначально работал вышеупомянутый Вячеслав Молотов.

Вскоре начинающего журналиста заметил главный редактор Петропавловской областной газеты и пригласил на работу. Оттуда Владимир поступил в Ленинградский государственный институт журналистики им. В. Воровского, который окончил в 1940 году.

Политрук

В своей книге «Драма отступления», выпущенной в 2002 году, Владимир Семёнович писал, что институт оканчивал с противоречивыми чувствами, ощущая в себе какую-то полупустоту, «как будто недоел или недопил».

«Секрет этих чувств был очень прост. Чем больше я «поглощал» книг и чем зорче всматривался в окружающую меня жизнь, тем больше росла во мне жажда знаний», – писал он в своих воспоминаниях.

Когда по институту прошёл слух, что идёт набор на Высшие курсы пропагандистов, Молотов понял – это то, что ему нужно. Начало учёбы в этой кузнице партийных кадров совпало с началом Великой Отечественной войны. У многих современников эта трагическая дата ассоциируется с песней: «22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война». Но мало кто помнит, что буквально через месяц авианалёту подверглась столица СССР – Москва. Вот как описывает эту бомбардировку Владимир Молотов:

«Вечером 21-го июня (скорее всего, опечатка – июля, – прим. авт.) я с товарищем по учёбе был в парке культуры и отдыха имени Горького. Ходили, шутили, наблюдали, слушали. Уже не ранним часом собрались идти домой в общежитие. Но дойти домой в этот вечер не удалось. Тревожные предупреждения загнали нас в метро, и мы вынуждены были просидеть там до самого утра, когда был дан отбой.

А утром, идя по Садовому кольцу, мы видели первые следы налётов вражеской авиации. В одном месте стоял многоэтажный жилой дом со «срезанным» углом, в другом месте зияла огромная свежая воронка. Улицы были тихи, безмолвны. На вторую ночь мы видели, как пламенем были охвачены склады станции Белорусская, а ещё через ночь мы сами стояли на крыше и сбрасывали с неё зажигательные бомбы».

Когда нависла угроза над Ленинградом, Молотов вместе с другими студентами-ленинградцами написал заявление в ЦК с просьбой отправить их на защиту города на Неве. Но получили ответ: «Пока у вас одна основная обязанность – учиться. Вы – в резерве ЦК. Коли потребуется, вы будете направлены туда, где больше нужны». И ребята учились, недосыпая, недоедая, параллельно изучая боевое дело в Военной академии имени Фрунзе.

Но когда враг подошёл к Москве, студентов Высшей партшколы разослали по всему СССР. Молотова направили в Кыштовский район Свердловской области заведующим отделом пропаганды и агитации райкома партии. Здесь он погрузился в знакомую с юности атмосферу МТС. Близко общаясь с колхозниками и механизаторами, он нашёл с ними общий язык, научился поддерживать в них боевой дух и воодушевлять на трудовые подвиги.

Лозунг «Всё для фронта, всё для Победы!» требовал сосредоточения сил и воли всего советского народа. У некоторых работников опускались руки, кто-то дезертировал и подстрекал других к саботажу. Молотов описал в мемуарах случаи разоблачения в Сибири фашистских разведчиков и диверсантов – они действовали и в глубоком тылу.

«Что характерно для трудового человека? Простота, сердечность, бесхитростность и практичность. Он не ищет шику, блеска, не ищет и не любит громких фраз, театральности, не любит пустозвонства и показухи, зато любит дело и практический смысл, конкретность и простоту, откровенность и доверие…

После работы в политотделе я понял, что никогда не буду интеллигентом в худшем понимании этого слова, никогда не оторвусь от людей труда и не обюрокрачусь, никогда не забуду, что самые глубокие и прочные корни, питающие меня живительной силой, – там, в гуще народа», – писал Владимир Молотов.

В плену идей

К учёбе в Высшей партийной школе Владимир Семёнович вернулся только в 1945 году. Занятия начались с работы на подмосковной лесопилке – столице не хватало топлива. Также он выяснил, что многие его однокашники погибли в годы войны. Из партшколы Молотов вышел человеком, способным на великие свершения. Вот как он описывает свои чувства:

«Тот, кто глубоко, систематически изучал марксистско-ленинскую революционную теорию, хорошо знает, что такое мир идей. Он поглощает, захватывает, воодушевляет. В плену этого мира оказался и я. После каждой лекции, после каждой законспектированной книги я поднимался в своём сознании всё выше и выше. Я всё больше, всё глубже стал понимать, что такое жизнь, откуда, куда и как она идёт, какие законы управляют ею. Эпохи… Формации… Войны… Классовые схватки… Нищета и жестокость… Душевные бури… Взлёты идей и научных открытий… Всё это становилось предельно ясным, «близким», открытым, как на ладони. Предельно ясным становился и тот путь, по которому должны идти не только человечество, но и человек: это путь подчинения законам жизни, а не уход от них. Вот этот мир – мир больших, светлых идей и захватил, пленил меня».

Именно такие воодушевлённые люди и построили самую большую на планете страну с крупнейшей экономикой и мировым влиянием, построили огромные города и заводы, сделали массу научных открытий и первыми шагнули в космос. И это была не «гигантомания», а естественный образ мысли советских людей, для которых ничего невозможного не было.

Владимир Молотов по крепкости своего характера и убеждений был сродни герою фильма «Коммунист» 1958 года. Это был уверенный в своих знаниях и отвечающий за свои действия созидатель, отдавший всего себя служению стране. Поэтому, когда высшие партийные посты стали занимать безынициативные исполнители, у него стали возникать с ними конфликты. Он считал, что работник, который приспосабливается, юлит, избегает острых моментов и личной ответственности, – это уже не политический работник. Из дневников Владимира Семёновича:

«Я много думал и приходил к убеждению: как бы ни были горячи и строптивы мои действия, как бы я ни нарушал коллегиальности, в основе своей я был более прав, чем мои недруги. В моих действиях не было ничего, что наносило бы вред делу. А в их практике и методе?.. Разве можно было считать нормальным грубое, безапелляционное навязывание колхозникам председателей колхозов? Разве нормальным было грубое одёргивание и преследование тех, кто пытался решать вопросы, исходя не из «графика», а из реальных местных условий и обстоятельств? Разве допустимым было превращение колхозов в «дойных коров» по снабжению районного начальства? И, наконец, разве правильным было воспитывать кадры в духе: Не сметь своего суждения иметь?»

«Знак Почёта»

По окончании Высшей партийной школы Владимир Молотов работал инструктором ЦК КПСС, ответственным редактором газеты «Красная Мордовия», корреспондентом «Правды» в Омской области, редактором омской газеты «Молодой сталинец». Учился на курсах диссертантов при Академии общественных наук в Москве. За диссертацию «Исторические судьбы «мелких собственников» ему присвоили учёную степень кандидата философских наук.

Как свидетельствует его внук Константин Музалевский, Молотов, несмотря на высокие должности и заработки, вёл скромный образ жизни, не любил покупки для домашнего уюта, считал это мещанством. В Павлодаре он жил со своей женой Фаиной и тремя дочерьми в трёхэтажке за музеем им. Бухар жырау по ул. Дюсенова, 56. Большую часть денег тратил на приобретение книг – у него была большая домашняя библиотека. Увлечений вроде рыбалки или охоты не имел, так как полностью отдавался работе.

В Павлодар первый раз Владимир Семёнович приехал в 1954 году по направлению из Академии общественных наук, хотя были предложения остаться в Москве в издательстве «Знание», журнале «Иностранная литература», газете «Правда». Но он выбрал поднятие целины и великие стройки. Стал главным редактором областной газеты «Павлодарская правда». До его приезда газета была одностраничной, двухполосной. Но в том же 1954 году увеличила формат и стала выходить на четырёх полосах. А в 1956 году при редакции открылось литературное объединение им. Павла Васильева, вернувшее творчество репрессированного поэта землякам.

В 1957 году Молотова назначили редактором джамбульской областной газеты «Коммунист», в 1961-м – редактором журнала «Партийная жизнь Казахстана», в 1963 г. – заведующим кафедрой журналистики Алма-Атинской высшей партийной школы.

1 мая 1963 года «Павлодарскую правду» переименовали в «Звезду Прииртышья», её в то время возглавлял Вениамин Кубрин. В 1964 году Владимир Семёнович вернулся в Павлодар и принял у него бразды правления. На посту главного редактора «Звезды Прииртышья» Молотов работал по 1974 год.

Также он возглавлял областную организацию Союза журналистов Казахстана. Много ездил, писал, публиковался. Был строг к себе и другим. Недаром коллеги посвятили ему такую эпиграмму: «Не пишите помногу – всё будет перемолото: у нас, слава богу, редактором Молотов».

За 10 лет под его руководством тираж газеты «Звезда Прииртышья» вырос до ста тысяч экземпляров. На неё по области подписалось свыше 64 тысяч человек. В 1968 году Указом Верховного Совета СССР газету наградили «Знаком Почёта». В 1974 году Владимир Семёнович первым среди казахстанских журналистов был удостоен звания «Заслуженный работник культуры Казахской ССР». За свою трудовую жизнь он трижды награждался орденом «Знак Почета».

Тайны архива

Выйдя на пенсию, Владимир Семёнович посвятил себя писательской деятельности. Первая его книга «Большевики Сибири в период гражданской войны» вышла ещё в 1949 году. Теперь собственником цифровой копии этого исторического исследования является Калифорнийский университет, и ознакомиться с ним могут только студенты американских и английских вузов. У нас в библиотеках эту книгу не найти.

В числе работ Молотова книги «Содружество рабочих и крестьян в борьбе за освоение целинных и залежных земель», «В степях прииртышских», повести «Вдали от фронта», «Дороги ведут вперед», «Ради светлого дня», «Крутой перевал», «Сердце матери», «Старики», «Свет и тени». К сожалению, большая часть этих произведений так и осталась в рукописях. Последними изданными книгами стали «Драма перестройки» и «Драма отступления», где старый коммунист анализирует причины распада СССР.

Владимир Семёнович считал, что развал страны был заложен в 1951 году, когда коммунистическая партия стала общенародной и превратилась в проходной двор для карьеристов и стяжателей, которых интересовали не идеи строительства справедливого государства рабочих и крестьян, а личная выгода. Он писал, что рухнула не коммунистическая система, так как её ещё не было, а неустойчивый социализм, несущий в себе пережитки буржуазного прошлого.

Подытожил Владимир Семёнович свою писательскую деятельность такими словами:

«В итоге накопился богатейший (я не боюсь этого слова) духовно-научный и духовно-нравственный архив. Осталось – распорядиться им. Думаю, что этим «займутся» время и потомки».

Личные архивные фонды Молотова хранятся в Государственном архиве Павлодарской области. Писатель ушёл из жизни в 2008 году. Похоронен на Суворовском кладбище.

Фёдор Ковалёв.

Фото Руслана БИЛЯЛОВА и Татьяны ВЕРВЕЙКО.