• Пн. Май 27th, 2024

Мастер прозрачной красоты

Окт 5, 2023

Сотворить стеклянное изделие – сложнейшее искусство сродни химическому опыту. Единственная в Казахстане скульптор по стеклу павлодарка Шолпан Садуова владеет им в совершенстве. Она рассказала о том, как ей покорился этот прозрачный металл.

Удивительный песок

Наша героиня родилась в селе Шалдай Щербактинского района. Училась в местной школе, потом продолжила обучение в казахской гимназии №3 имени И. Алтынсарина.

После окончания школы юной Шолпан хотелось освоить самые разные профессии, она даже всерьёз подумывала стать крановщицей или водить трамвай. Но тут вмешался отец, учитель с многолетним стажем. Он не захотел, чтобы его творческая и мечтательная дочь пробовала себя на тяжёлом производстве или в мужских профессиях.

– Ты будешь педагогом, пойдёшь по моим стопам, – твёрдо сказал ей отец.

С детства Шолпан Садуова любила рисовать, лепить из глины, участвовала в разных конкурсах. Это и определило её окончательный выбор в сторону творческой профессии. Она получила образование в Семипалатинском педагогическом институте по специальности изобразительное искусство. Позже работала учителем в Павлодаре – в школе №10 для одаренных детей имени Абая, в колледже. Больше двадцати лет проработала в Торайгыров университете и после выхода на заслуженный отдых продолжает трудиться старшим преподавателем в этом вузе.

Интерес к стеклу у неё возник с детства. Она была творческим ребёнком и играм со сверстниками предпочитала вылазки в шалдайский лес. Там девочка находила белую глину и могла часами лепить из неё разные скульптуры. Однажды пятилетняя Шолпан сидела на земле в окружении вековых сосен и вдруг заметила, что песок вокруг неё поблёскивает на солнце. Она побежала к отцу с расспросами, а он ответил ей, что это кварц.

– А кварц – это стекло, – добавил он.

Вот тогда она впервые задумалась о красоте стекла. Отец объяснил ей, что прозрачный материал делают из песка путём плавления при очень высоких температурах. У девочки появилась мечта сделать однажды стеклянную фигуру своими руками. И так сильно ей этого хотелось, что спустя годы, обучаясь изобразительному искусству в Семее, решила попробовать. Одна из педагогов по творчеству рассказала о своих опытах по получению стекла из песка, и Шолпан Садуова стала её помощницей в этом деле. Два года они пытались изливать стеклянные фигуры в муфельной печи, но посуда трескалась на выходе из раскалённого жерла.

– Я уже совсем отчаялась найти способ воплотить свою мечту. Рецепту правильного стекла я научилась спустя много лет у турецких мастеров, – рассказывает Шолпан Садуова.

Своя среди своих

Как же она попала в Турцию? Более пятнадцати лет назад её творческий талант заметил тогдашний ректор Торайгыров университета. Узнав о детской мечте нашей героини, он выделил ей грант от вуза на обучение у турецких стеклодувов.

– И вот там я узнала удивительную вещь о стекле. Оказывается, важен не столько процесс обжига, сколько правильный режим охлаждения. Да, в печи стекло плавится, но если его неправильно охладить, оно треснет или даже взорвётся. Здесь нужна почти хирургическая точность. Важно ещё правильное сочетание в стекле олова, железа. Это очень сложная наука, – делится своим опытом Шолпан Садуова.

В чужой стране она провела чуть больше двух лет, обучаясь в Университете изящных искусств имени Мимара Синана в Стамбуле. Само обучение длилось год и восемь месяцев, но вначале на протяжении полугода ей пришлось посещать курсы по изучению турецкого языка.

– Обучаясь в Стамбуле, я узнала химический состав стекла, как резать его, как плавить. Это старинное и всемирно известное учебное заведение с богатой историей. Я училась со студентами из разных стран мира, – говорит она.

Как вспоминает наша собеседница, в те годы ей было очень тяжело одной на чужбине. И наступил такой момент, когда у неё закончились все деньги. Жизнь в Турции оказалась намного дороже, чем она могла предположить. Стало настолько трудно, что она подумала с ужасом – неужели придётся вернуться в Павлодар, не завершив обучение? А как же её мечта?

– В таком подавленном состоянии я брела по улице и вдруг увидела перед собой мечеть. Даже не вполне осознавая, что делаю, зашла туда и попросила о помощи. Служитель мечети отвёл меня в казахскую диаспору. Вот так на турецкой чужбине я нашла своих, – вспоминает мастер.

В отчаянии она попросила у сооте­чественников в долг на обратный билет до Павлодара. Послушав её историю, братья-казахи собрали деньги, чтобы она могла продолжить обучение, и потом до конца её пребывания в Турции помогали во всём и поддерживали.

– Так они помогли исполниться моей мечте. И по сей день, спустя столько лет, я общаюсь с ними со всеми как с родственниками, – говорит наша собеседница.

Разбилось? Отдайте мне!

Все знания, полученные в Стамбуле, она применяет по сей день. Там она узнала особую технологию по окрашиванию стекла. Это тоже сложный процесс. Стекло можно окрасить только специальной краской, в состав которой входит оксид железа. Её Шолпан Садуова заказывает из Австрии. Рассказывая о процессе окрашивания, мастер воспевает оду любимому стеклу.

– Стекло несравнимо сильнее, сложнее железа. Оно может выдерживать тысячеградусный жар, в то время как алюминий расплавляется без остатка при шестистах градусах. Стекло исчезает с лица земли через миллион лет, а железо – уже через триста, – говорит она.

Очень сложно покорить этот прозрачный материал, а потому в мире стеклянных дел мастеров – по пальцам перечесть. В Казахстане павлодарка Шолпан Садуова – единственный профессионал в этом деле. Это не только увеличивает ценность её работы, но и порождает ряд трудностей. Самое сложное – поиск материала для работы.

Шолпан Садуова выплавляет стеклянные изделия – посуду, сувениры, витражи и многое другое – из стеклобоя, дополняя его своими ингредиентами.

– В мире есть несколько стеклянных заводов. Тамошние мастера не испытывают с поиском материалов никаких трудностей. В Казахстане такого нет, покупать стеклянные листы из-за рубежа – удовольствие не из дешёвых. К примеру, один небольшой стеклянный лист стоит 600 долларов. Вот и приходится собирать стеклянный бой, чтобы изготовить что-нибудь. И чем больше по размеру результат, тем больше стеклобоя приходится искать, – сетует она.

В основном в ход идет бой автомобильных стёкол, посуды и бутылок. Но здесь тоже есть свои тонкости. Она никогда не использует стёкла от китайских производителей – мастера из Поднебесной обязательно добавляют в состав пластик. Такой стеклобой портит дорогостоящую печь, прилипая к вольфрамовым спиралям в ней. Однажды такая ошибка одного из её учеников стоила ей трёхмесячного простоя. Именно столько времени пришлось ждать прибытия из Германии новой вольфрамовой спирали. За учеником она не уследила, а вот сама никогда такой ошибки не допустит, потому как присутствие в составе стекла пластика безошибочно определяет на глаз и на ощупь.

Стекольных дел мастер в настоящее время готовится к получению международного патента. За эти годы она вывела уникальную формулу, и изготовленное ею стекло не взрывается даже на сильном морозе. И в то время как зарубежные коллеги не решаются на выплавку изделий выше 70 см в высоту, она берётся за изготовление скульптур в 3,5 метра.

– Стекло состоит из атомов, оно долго остывает. Например, стёкла больших телескопов NASA кипятят пять лет и охлаждают столько же. Один микроскопический просчёт в составе – и стекло может взорваться. А сделаешь всё правильно – прослужит тысячелетия, – рассказывает Шолпан Садуова.

Без мечты никуда

Ещё одно желание мастера – построить в Казахстане стекольный завод. По её словам, в одном только Павлодаре за ночь выходит 3-5 тонн стеклобоя, но все эти стёкла пополняют мусор или, что хуже, сбрасываются в Иртыш. Мастер мечтает, чтобы в стране открылся большой завод по переработке стекольных отходов, ведь в мире стекло считается одним из дорогих материалов. А работы Шолпан Садуовой покупают и зарубежные заказчики.

Её самая первая работа – полутораметровая домбра. Именно её она несколько лет назад подарила своей малой родине, селу Шарбакты. Делала она стеклянные домбры и в 3,5 метра в высоту. Среди сложных заказов – высоченный кобыз, готовящийся к отправке в Западно-Казахстанскую область.

Чтобы овладеть стеклоискусством, необходимо хорошо разбираться в математике и черчении. И нужна хорошая печь. К примеру, в её мастерской работает стеклоплавильная печь стоимостью 3,5 миллиона тенге. Отдельно стоит агрегат для изготовления керамики.

Другая страсть Шолпан – инструменты для работы. Ими она заполнила многочисленные ящики и полки в своей мастерской.

– Если другие женщины не могут равнодушно пройти мимо бутиков с косметикой, то я обязательно заверну в технические отделы. Бывая за границей, в первую очередь иду в магазин инструментов, покупаю большие, маленькие молотки, плоскогубцы, ножницы для резки стекла, – рассказывает она.

Все инструменты у неё из Германии и США. Среди них самый дорогой – ножницы для резки стекла с алмазным наконечником.

По словам Шолпан, к своей мечте она шла 45 лет. Впервые ей захотелось отлить изделие из стекла в пятилетнем возрасте, а первая стеклянная скульптура получилась в пятьдесят.

– Я только начинаю осваивать стекольное дело. У меня столько планов, проектов, задумок, – говорит она.

Шолпан Садуова вырастила четверых детей. Старшая дочь – известный столичный дизайнер. Вторая – врач. Сын – мастер спорта по борьбе, служит в военной сфере. Профессия младшей дочери – паразитолог. Всем детям она привила любовь к спорту. Сама Шолпан Садуова является участником более пятидесяти международных марафонов по бегу. Принимала участие в международных соревнованиях в Омске, Санкт-Петербурге, Новосибирске и Стамбуле.

Куралай ШАЯХМЕТОВА.

Фото Ольги БУГАЕВОЙ.