• Вс. Апр 21st, 2024

Гудбай, Америка…

Окт 10, 2023

В Тихом океане пропал 19-летний павлодарец Сергей Чеботарёв. В одиночку он поплыл на надувном плоту с Камчатки в Америку и загадочно исчез. С собой у него было 200 килограммов монет, сделанных из корпусов ядерных ракет. Их он хотел продать в США. Эта невероятная и трагическая история произошла более 30 лет назад. Она открывает нашу новую рубрику «Мы из Прииртышья!» об интересных людях, чья жизнь связана с Павлодарской областью.

Звезда Сергея

В далёком 1991 году бывший школьник из Павлодара Сергей Чеботарёв стал известен на весь СССР. О нём трубила центральная пресса огромной страны. Его показывали в телепрограммах «Клуб путешественников», «Взгляд», «До 16 и старше», о нём писали журналы «Вокруг света» и «Техника молодёжи».

В Павлодаре путешествие отважного морехода освещала газета «Звезда Прииртышья». Об этом я узнал из книги бывшего главреда Юрия Поминова «Хроника смутного времени». Наш корреспондент и фотограф Владимир Бугаев выезжал на Камчатку и написал о Сергее ряд статей, а позже со студией «Казахфильм» и павлодарским сценаристом Владимиром Дегтярёвым снял о нём документальную киноленту. У кого она сохранилась, откликнитесь!

За 30 лет история Чеботарёва обросла мифами и домыслами. Поэтому я решил обратиться к истокам – поднял в архиве «Звезды Прииртышья» материалы Бугаева, нашел рассказы камчатских и московских журналистов, а также мореплавателей, участвовавших в подготовке рискованного путешествия. Но сначала о нашем герое.

Вундеркинд

Сергей Чеботарёв родился в Алма-Ате в 1973 году. Его отец Владимир Чеботарёв был звездой казахстанского футбола. Мастер спорта СССР. Один из лучших казахстанских нападающих. Играл в «АДК» и «Кайрате». Провел 430 игр, забил 155 голов. Болельщики носили его на руках.

Когда Сергей окончил седьмой класс, Чеботарёвы переехали в Павлодар. Владимир Николаевич стал нападающим в «Тракторе». Это было его возвращение в команду, в которой он начинал карьеру. Оставшуюся жизнь Чеботарёв-старший посвятил павлодарскому футболу. Был главным тренером «Трактора», «Ансата», «Экибастузца». Ушёл из жизни в 2012 году в 65 лет.

Его сын Сергей связывал своё будущее не со спортом, а с биохимией. Мало кто знает, но первые влажные салфетки, продаваемые в Павлодаре, были его изобретением. В 1990 году он придумал «ОМСИ» – одноразовое моющее средство, индивидуальное. Сам договорился о выпуске с павлодарским предприятием «Полином». «ОМСИ» продавали не только в нашем городе.

Сергей фонтанировал идеями и спешил их реализовать. В одном справочнике он на­ткнулся на цифру, которая его потрясла: ежегодно из-за несчастных случаев в мире гибнут около миллиона человек. Причём большинство из-за неумения бороться за жизнь в непривычных условиях.

Так у парня возникла идея создать свою методику выживания в экстремальных условиях для неподготовленных людей, предварительно опробовав её на себе. Сейчас бы его назвали «выживальщиком» или «сурвивалистом».

Выживальщик

В первый поход на выживание Чеботарёв отправился ещё школьником. В марте вышел на станции Байкальск и отправился пешком по сугробам в сторону хребта Хамар-Дабан. Чтобы имитировать случайное попадание человека в эти условия, надел лёгкую курточку и кроссовки.

С собой взял кусок полиэтилена для укрытия, пять пачек супа, сухой спирт и маленькую аптечку в нарукавном кармане. Как рассказывал Сергей в журнале «Техника молодёжи» №10 за 1991 год, в этом походе он чуть не погиб, выполняя существующие инструкции. Выжил, применяя свои.

А как же учёба, спросите вы? В том же интервью Чеботарёв говорил: «В девятом классе я стал редко появляться на уроках. Понял – гораздо продуктивнее учиться самостоятельно, а затем сдавать зачёты и экзамены».

Сергей делал упор на химию. На этом и прокололся при поступлении на биофак МГУ – профильные предметы сдал на отлично, а сочинение завалил.

Воспользовавшись отсрочкой от армии, юноша решил испытать свой метод выживания в Тихом океане. Примером ему стал француз Ален Бомбар, в 1950-х переплывший Атлантику на резиновой лодке.

Первое плавание

В 1990-м Сергей приехал в Петропавловск-Камчатский и сумел убедить в полезности своей затеи руководство камчатских отделений Комитета охраны природы и Советского фонда мира. Убеждать он умел. Говорил тихо, но веско, как бывалый. Но при этом был не закалённым бродягой, а романтичным юношей с детской кожей и длинными волосами.

В своё тренировочное путешествие по океану Чеботарёв взял минимум средств, как при кораблекрушении, – спасательный плот ПСН-6, хлеб и несколько банок кильки в томате. Отказывался даже от спичек. Управлять плотом собирался по своей системе с помощью плавучих якорей и грузил.

11 июля 1990 года вертолёт МИ-8 высадил парня в Кроноцком заповеднике, в устье реки Жупанова. Две недели он не мог выйти в океан – плот сносило волнами. 14 июля его взяли на буксир пограничники и вывезли подальше от берега. Оттуда по северному течению и начался пятидневный дрейф.

Свои приключения Чеботарёв описал в журнале «Вокруг света» №8 за 1992 год. Здесь была и схватка с медведями, и атака китов-косаток, и нехватка питьевой воды. За пять дней Сергей проплыл по течению вдоль берега 140 километров до мыса Шипунский. Там его подобрал рыбацкий сейнер и доставил в Петропавловск-Камчатский.

Новая идея

Сергей был воодушевлён удачным пробным плаванием и сразу стал готовиться к главной цели – одиночному путешествию на плоту из СССР в США, от Петропавловска-Камчатского до Лос-Анджелеса.

По его расчётам, 4000 километров он должен был пройти за 4-5 месяцев, полагаясь только на северное течение, попутный ветер, свою систему управления плотом и собственную теорию выживания в океане.

Сергея поддержал не только камчатский Советский фонд мира, но и павлодарская фирма «Полином». Зелёный свет дали пограничники и таможенники. А Главкосмос СССР выделил первый в Союзе экспериментальный GPS-навигатор. Фонд окрестил эту миссию «Трансокеанское одиночное плавание «Добрососедство».

Подготовка к плаванию

Путешественнику выделили надувной спасательный плот на 10 мест ПСН-10М. Укрепили надувные арки тента, застелили досками брезентовый пол. Уложили радиостанцию, спасательный жилет и круг, сигнальные ракеты и фальшфейеры, подготовленный к работе самораскрывающийся плот ПСН-6М в контейнере.

Как говорил в своей книге яхтсмен Струначёв-Отрок, наблюдавший это приготовление, профессиональный моряк на таком плоту не погибнет, сможет вызывать подмогу. Но и до Америки не доплывёт – плот не рассчитан на пять месяцев в бушующем океане.

Но главной проблемой путешествия стала не стихия, а юношеская самонадеянность Чеботарёва. В интервью «Технике – молодёжи» он сказал: «Готовиться к каждому путешествию я намерен минимально. Мой опыт будет иметь ценность лишь в том случае, если это будет опыт дилетанта – человека, делающего что-то в первый раз…»

В свой опасный поход он взял только воду, шоколад, галеты и консервы. Опять же, как при кораблекрушении. В день планировал съедать пару галет и треть банки кильки. Сергей, отправляясь в океан, даже не научился плавать! Отказался и от герметичного спасательного костюма, хотя температура воды в день отплытия была около трёх градусов. Объяснял, что всё должно быть по-настоящему.

Монеты разоружения

Отдельно о спецгрузе Чеботарёва, который он вёз в США. Парень убедил павлодарскую фирму «Полином» купить метал от разобранных советских ядерных ракет СС-20 и начеканить из них 25 тысяч памятных монет-медальонов, чтобы продать их по одному доллару в Америке (сегодня средняя цена такой монеты у нумизматов – 10 000 тенге, – прим. авт.).

Вложив 50 000 рублей, фирма получила бы 25 000 долларов. Часть вырученных средств должна была принести прибыль предприятию в валюте, часть окупить путешествие, часть пойти в детские дома, часть на покупку авиабилета в СССР для Сергея.

Вложившись в это рискованное дело, «Полином» был материально заинтересован в его благополучном исходе. Руководство считало, что лучше немного переплатить, чем потерять всё.

Всё пошло не так

Изначально предполагалось, что путешественника будет сопровождать яхта со спасателями и съёмочной группой. Но она не успевала к его отплытию. Фонд мира договорился с другой яхтой, что она встретит его у берегов Америки. Вышел прокол и с обещанным Главкосмосом спутниковым навигатором – опоздали с его пересылкой.

И вот почему: в конце марта появился конкурент. Некий француз собрался на весельной лодке из Японии в США. Сергей начал спешные сборы. Бывалые мореходы отговаривали парня от самоубийственного плавания, а камчатская пресса, чтобы остановить его, устроила информационную войну. Но критика только раззадорила парня.

Прощание

В ночь на 18 мая 1991 года плот с путешественником доставили на научно-исследовательском судне «Вадим Попов» на середину Авачинского залива, примерно в 120 милях от берега. Бушевал 4-балльный шторм. Типичная погода для мая, о чём путешественника преду­преждали. При шторме его идея управления плотом была бесполезной. Да и ветер попутным не был.

Я видел кинохронику прощания. Провожать Сергея приехала его мама. Они стояли на фоне океана. Сергей выглядел подавленным. Вот как последние часы описывает Струначёв-Отрок: «Двенадцать часов корабль штормовал в намеченном районе, ожидая затишья ветра. Когда, наконец, сбросили плот, уложили в него снаряжение и путешественник перебрался следом, с лица его, казалось, сошла вся краска. Он разом осунулся, похудел и на все прощальные крики и жесты провожающих только тоскливо и преданно смотрел им в глаза. Сидел на корточках в проёме входного отверстия и держался за надувные дуги. Дав три прощальных гудка, корабль поспешил в Авачинскую бухту. Сергей остался один на один со стихией».

Последний сигнал

Парень ушёл в плавание без сопровождающей яхты и GPS-навигации. С одним секстантом, который видел впервые. Такое ощущение, что взрослые бросили его в воду, как щенка. Выплывет – будет жить. Никто его не остановил, хотя все видели безнадёжность затеи. Журнал «Вокруг света» писал: «Во время последнего радиосеанса он передал свои координаты, указывающие и подтверждающие дрейф к северу. После последнего выхода на связь 17 июня он не появлялся в эфире».

Камчатские авторы утверждают, что последний сигнал от Чеботарёва, судя по координатам, был с суши, с регионального курорта Паратунка. Одни журналисты стали насмехаться, другие взволновались – возможно, парень прислал неправильные координаты или с ним что-то случилось.

Пограничные и рыболовные корабли СССР, США, Канады и Японии исследовали районы океана, куда его теоретически могло занести. На Камчатку прибыли из Павлодара отец и мать. Облетели на вертолёте всё побережье, вглядываясь в бинокли. Тщетно. Основная версия – плот унесло на север, так как в конце мая роза ветров здесь склонятся к северу, а не к югу, как рассчитывал Сергей.

18 августа в СССР произошёл путч. На время всем стало не до Сергея. В сентябре в океане начался сезон сильнейших штормов. Высота волн понималась до 10 метров. В этом шторме чуть не погибла яхта, ожидавшая Сергея у берегов Америки. А после 25 декабря, когда рухнул СССР, о путешественнике забыли. Его смыло волной истории.

Я решил найти ответ на главный вопрос: почему взрослые отпустили неопытного парня в смертельно опасное путешествие? Что ими двигало? Об этом моя авторская программа на ютуб-канале «Автобиограф»: youtube.com/@abiograf.

Фёдор КОВАЛЁВ.

Фото Владимира Бугаева и из журнала «Техника – молодёжи».