Сообщение департамента по ЧС области было лаконичным. Четверо учащихся колледжа из Щербактинского района, придя 27 августа на центральный пляж Павлодара, поспорили, кто первым доплывет до оградительных буев. При этом никто из них не умел хорошо плавать. Тем не менее одному из юношей удалось догрести до буйка. Дальше выдвигаются версии: пловец не удержался за буй, и его унесло течением, и что он решил вернуться на берег, но не хватило сил и сноровки. Как бы то ни было – итог трагичный: товарищи не могли помочь тонувшему земляку.

Рассказывая об этом происшествии на брифинге в региональной службе коммуникаций области, представители департамента ЧС региона подчеркнули, что при поисковых работах тела погибшего ведомство чуть не потеряло одного водолаза, который практически рисковал жизнью. Отдаю должное этому мужественному человеку, но задам вопросы: а где были водные спасатели центрального пляжа города, когда молодой человек «висел» на заградительном буе? И почему не пресекли его намерение подплывать к запретной зоне, тем более что плохого пловца видно сразу?

Ответа я пока не знаю, но надо учесть, что службы регионального ведомства ЧС и подразделения полиции в прошедшем купальном сезоне сделали очень многое, чтобы предотвратить несчастья на воде. Выступая на брифинге в региональной службе телекоммуникаций, заместитель начальника ДЧС области полковник Самат Асаинов рассказал, что с начала купального сезона проведено 409 рейдов по соблюдению правил безопасности на воде, в ходе которых роздано 29303 памятки, беседами охвачено 39722 человека, из них 14165 детей. При совместных рейдах сотрудниками МПС привлечено к административной ответственности 215 человек.

До начала летнего периода при проведении агитационно-разъяснительной работы организовано 181 лекционное занятие с охватом 5029 учеников, было два собрания с участием завучей школ городов и районов и представителей летних лагерей, 290 раз проводилась трансляция видеороликов по безопасности на воде, на телевидении и областном радио было 78 выступлений сотрудников гражданской защиты, по локальным системам оповещения 72 раза разъяснялись правила безопасности на водоёмах. В печатных изданиях опубликовано 24 статьи. Всё это, бесспорно, впечатляет и свидетельствует о серьезном подходе ЧС и полиции к безопасности граждан в купальный сезон. Но, как говорится, из песни слов не выкинешь: несмотря на проделанную работу утонули 33 человека, из которых десять детей. В прошлом году за купальный период в водоемах погибли 24 человека, в том числе семеро детей.

Говоря о вопиющих цифрах, представители ЧС называют основные причины трагедий на воде: среди взрослого населения – купание в нетрезвом состоянии и в необорудованных местах. Среди детей – отсутствие должного контроля со стороны взрослых. Соглашаюсь с этими доводами. Более того, считаю, что нетрезвых граждан (пьяному – море по колено) надо гнать от водоёмов. Так же строго спрашивать и с беспечных родителей, забывших на реках и озёрах о своих детях и о том, что вода не прощает беспечности. Но, призывая сограждан к порядку в процессе купания, хочу обратить внимание на такой момент.

В моём далёком детстве мальчишки и девчонки чуть ли не с середины мая и до осени пропадали, в зависимости от места проживания, на Иртыше, озерах, в низинах и у котлованов, где была вода. Без присмотра родителей, под надзором старших ребят мы учились плавать. Сначала – «по дну руками», затем – «по-собачьи», а затем уже и саженками. Да, были среди нас несчастные случаи, но не в таком количестве, потому что мы, практически все, умели неплохо плавать. Сегодня среди школьников этим могут похвастаться немногие, так как у них – другие интересы, а общение с водой ограничивается ванной. Или плесканием у берега, где глубина по колено. Эдакое «сухопутное» поколение.

К сожалению, у нас еще мало школ, где есть плавательные бассейны, а спортивные сооружения такого профиля в основном рассчитаны на тех, кто занимается в секции плавания. Если кто-то просто решит окунуться в бассейне, то надо оплатить удовольствие. А это не каждому по карману.

Не учат детей плавать и в загородных лагерях отдыха. К примеру, минувшим летом мой внук был в «Мечте», что в Аксу. В этом школьном учреждении есть два открытых бассейна, которые реставрируют уже несколько лет, поэтому в них нет воды и, естественно, никакого обучения плаванью. Был внук и в одном из школьных лагерей в Боровом. Там бассейны были, но всё сводилось лишь к коллективному плесканию в воде под радостные крики.

А почему, просчитав все возможности и варианты, не организовывать уроки плавания в имеющихся бассейнах городов и сел? Или летом на Иртыше и озерах, огородив акватории, преподаватели физкультуры (как подработка) не могут обучать всех желающих детей плаванью? Здесь не надо растить чемпионов и ставить рекорды, главное – научить детей уверенно держаться на воде. Что немаловажно, так как растёт поколение, которое, по выражению сверстников моего детства, плавает как топор.

Как представляется, эти и другие возможные варианты обучения снизят среди детей количество несчастных случаев на воде и увеличат число тех, кто умеет плавать. Ведь к каждому ребенку, который зашёл в воду, чтобы искупаться, спасателя ЧС не приставишь. Тем более что все мы далеко не законопослушны. Скорее «пофигисты», делающие всё по-своему и пропускающие мимо ушей предупреждения и предостережения. Так что, говоря словами классика, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

 

Сергей ГОРБУНОВ.

Фото пресс-службы департамента ЧС области.

irstar.kz