• Пн. Май 27th, 2024

У села и на отгоне

Окт 10, 2023

Уже давно у нас поднимается застарелая проблема с обеспечением скота, принадлежащего сельчанам, нормальными пастбищами. В то время как в области есть сотни тысяч гектаров неиспользуемых пастбищ. Вот и недавно во время «круглого стола» ветераны сельскохозяйственного производства вновь обозначили эту проблему среди основных. Это не просто слова, есть упрямые цифры.

На контрасте

Пастбищные угодья в Павлодарском Прииртышье занимают 66 процентов всех земель сельхозназначения – 8,3 миллиона гектаров, при этом закреплено за сельхозтоваропроизводителями и гражданами 4,9 миллиона га. Вдобавок, как говорят земельщики, для нужд частных подворий имеется 1,6 миллиона гектаров общественных пастбищ, кроме того, 480 тысяч гектаров пастбищ, пригодных к использованию. Но это в основном участки на отгонах, а мы ведём речь о пастьбе скота близ сёл, своих коров сельчане гоняют именно на ближние участки. Однако и другой скот тоже оказывается на этих же пастбищах, кое-где даже овец в общее стадо выгоняют. Власти предлагали оставить только маточное поголовье, остальное летом пасти на отгонах, однако идея идёт со скрипом, многие не готовы отдавать на лето свой скот на дальние выпаса. Просто опасаются.

Так и получается, что при наших громадных ресурсах сельчане гоняют свой скот на истощившиеся за время эксплуатации пастбища неподалёку от сёл. И в реальности свободных пастбищ для летней пастьбы частного скота действительно не хватает. Это могут подтвердить сельчане в любом районе. Видят это и во властных структурах, ветераны сельского хозяйства – не пионеры в обозначении этой проблемы. Помнится, ещё весной аким области Асаин Байханов констатировал: нехватка пастбищ образовалась практически в каждом районе, кроме Баянаульского и Иртышского, Экибастузской сельской зоны. Наиболее остро стоит проблема в Павлодарском районе и Аксуской сельской зоне. Но работу уже проделали немалую. За последний год более чем в два раза сократили дефицит пастбищ для нужд сельских жителей. Хорошо? Безусловно. Однако для выпаса скота в регионе всё еще не хватает 124 тысяч гектаров, а по некоторым оценкам – и того больше.

В обратном направлении

Одна из проблем – в своё время местные органы власти передали много пастбищ вокруг сёл под пашни организованным хозяйствам, для пастьбы скота личных подсобных хозяйств после этого осталось ещё меньше участков. Поэтому сейчас идёт, надо сказать трудно, инициированный уже нынешним поколением исполнительной власти обратный процесс. Но зачастую мешает действующее законодательство. Областные земельщики уже высказывались по поводу необходимости кое-что в нём менять. К примеру, областное управление земельных отношений посылало в Минсельхоз соответствующие предложения относительно изъятия земельных участков в том случае, если два года на пастбище не пасут скот или же поголовье окажется менее 50 процентов от принятой нагрузки. Сейчас для ориентира берут показатель в 20 процентов, то есть если землепользователь реально пасёт скот на пятой части имеющихся пастбищ, то считается, будто он их использует рационально. Хотя рядом может находиться землепользователь с превышением нагрузки на пастбище. А ещё хуже, если рядом село, где людям негде пасти скот.

Давно обсуждается введение запрета на перевод пастбищ в пашни. Да что там, у нас статус «общественные пашни» до конца не определён. А когда идёт речь об изъятии земель, это без доброй воли крестьян, хозяйствующих возле села после упомянутой передачи им земель, вообще сделать трудно. В такой ситуации районные и сельские акиматы сегодня работают над расширением пастбищ возле сёл.

Дай бог им успеха в этом начинании. А то ведь как выходило до недавних пор: если речь шла о конкретике – ответа на простой вопрос, когда возле конкретного аула улучшатся пастбища для скота, у нас что-то определённое услышать было невозможно. Хотя в области, конечно, пытаются повернуться лицом к теме, и уже не первый год. Но пора бы иметь и проработанную, привязанную к действительности программу улучшения пастбищ. Тем более что глава области обозначал эту задачу, ещё раз подчёркивая этим самым остроту назревшей проблемы. Но раньше выделяли какие-то субсидии на улучшение пастбищ, теперь ищут другие варианты.

Нужны программа и деньги

А залужать земли под пастбища возле сёл крайне необходимо. И думается в этой связи, что возможная областная программа должна содержать в себе не только финансирование из областной казны, но и из районных бюджетов. Я уже не говорю о том, что республиканский бюджет почему-то остаётся в стороне, в то время как нехватка пастбищ – это сегодня общереспубликанская проблема. Но и в сёлах могли бы в рамках четвёртого уровня бюджета (то есть средств, остающихся в сельских округах) подумать, что важнее – лишняя асфальтированная улица или рекультивация пастбищ для скота. Могли бы какое-то участие принять в этом деле более состоятельные крестьянские хозяйства и ТОО.

Хотя если речь пойдёт об использовании их техники, надо бы задуматься о какой-то оплате этой работы. А то ведь объявляли у нас тендер на залужение земель, впервые выделили областные деньги, облсельхозуправление инициативно разработало карту работы, однако никто на тендер не вышел. Потому что все привыкли получать предоплату хотя бы процентов 30. Но этого не предусмотрено, закон не позволяет. И как тут быть? Но просто ничего не делать и смириться с создавшейся ситуаций нельзя. Дело зашло слишком далеко. К началу этого года нехватка пастбищ оценивалась в 139 тысяч гектаров. Именно поэтому и ставится властями задача: в городах и районах необходимо продолжить работу по возврату неиспользуемых земель в госсобственность с целью дальнейшего перераспределения пастбищ для нужд населения. Глава области Асаин Байханов считает, что каждый земельный участок должен работать на экономику. Неиспользуемые земли надо безусловно возвращать государству. Они должны выделяться активным хозяйствам.

Мы много говорим о государственной поддержке животноводческой отрасли, из года в год делая упор на то, что она ориентирована в основном на привлечение к мерам господдержки большего, чем прежде, количества крестьянских хозяйств. Всё это так, но спросите у любого хозяина личного подсобного хозяйства (а они, между прочим, дают больше половины животноводческой продукции в области, да и в стране тоже), что ему мешает больше всего? В числе нескольких проблем обязательно вам назовут плохие пастбища вокруг сёл, они давно перегружены скотом и всё больше истощаются, скудеют на глазах.

Ясно, что в какой-то степени проблема снимается традиционным использованием отгонного животноводства, но по опыту известно: не каждый крестьянин соглашается перевести свой скот, а по сути, это от двух до 10 коров и молодняка, на дальние выпаса. Хотя именно там пастбища с травой и не выбиты многолетней перенагрузкой. Ну молодняк ещё отдать на отгоны могут, хотя и тут приходится часто работать просто на доверии. А вот корову-молочницу надо пасти возле села. В то время как вокруг села пастбища, повторим, давно деградировали.

Пора приступать к конкретике

Ситуация станет ещё острее, если не вмешаться государству и не заняться обновлением пастбищ вокруг сёл. Делать это надо уже сегодня, сейчас. Это многие понимают, хотят, чтобы вокруг сёл были созданы хотя бы трёх- или пятикилометровые зоны земли «для общих нужд», преимущественно для пастбищ. И долго обсуждавшийся Закон «О пастбищах» приняли, но результаты ниже скромных. Пастбища вновь вписали уже в другой Закон – «О личных подсобных хозяйствах». И опять не тот эффект, пастбищ по-прежнему не хватает. И ведь выглядит всё достаточно просто: для достижения цели нужно разумно добавлять, рекультивировать, залужать земли близ сёл. Однако на «проведение мероприятий по борьбе с деградацией и опустыниванием пастбищ» у нас выделяются копейки, да и тем не можем ума дать. Я уже не говорю о необходимости республиканских субсидий на облагораживание пастбищ, они вообще куда-то исчезли с повестки.

Хотя, честно говоря, после серьёзных разговоров о необходимости планов омоложения пастбищ вокруг сёл ожидался более заметный эффект. Но, наверное, опять что-то пошло не так. И каждый районный аким, как и сельский, в этом отношении теперь варится в собственном соку. Кто-то лучше, кто-то похуже. Например, в Щербактинском районе земли, находящиеся впритык к сёлам, стараются передавать под пастбища. Это трудно, приходится тщательно работать с крестьянами, в аренде у которых находились и находятся эти земли, в свое время отданные в аренду. В каждом отдельном случае приходится долго работать, убеждать, искать компромиссы с крестьянами. То же самое происходит и в других районах, даже до судов дело доходит.

Но это ведь, наверное, лишь начало, часть большой работы, цели и параметры которой и должны быть обозначены специальной программой. Которой пока нет. Дошли до спорных утверждений о необходимости ограничении на подворьях количества скота. То есть не пастбища дать, а скот порезать – и никаких тебе проблем. Хорошо, что эти предложения нигде не прошли. Ведь, повторю, всё можно решить рекультивацией, частичным переводом скота на полное стойловое содержание, организацией традиционного отгонного животноводства. Ну и расширением пастбищ вокруг сёл, их справедливым распределением, разумной нагрузкой на них. Для этого понадобится хорошая, до конца продуманная организация всей работы. Поэтому и нужна программа.

У нас уже есть некоторая практика предоставления пастбищ для удовлетворения нужд местного населения при выпасе личного скота. Законом «О пастбищах» предусматривается разработка и утверждение планов по управлению пастбищами сроком на два года. Эти нормы направлены на перераспределение незагруженных пастбищ организованных хозяйств. При этом для обеспечения гласности при проведении мероприятий, связанных с предоставлением и использованием пастбищ, законодательно предусмотрено участие органов местного самоуправления в разработке плана по управлению пастбищами и их использованию. Но и тут есть подводные камни, например, не все члены земельных комиссий обучены тонкостям земельного дела, поэтому представляют себе общую картину земельных отношений в том или ином районе. Получается, одним законом дела не поправить, нужно пастбища облагораживать, расширять их возле сёл. Остальное – слова и благие желания.

Первые действия

Но для решения проблемы в этом году в некоторых районах задумали организовать выпас других видов скота, кроме маточного поголовья КРС, на отгонных участках округа и других (степных) округах районов. Кстати, возвращенные в прошлом году неиспользуемые пастбища многие решили зарезервировать для создания точек выгона. Продолжается и работа по возврату участков. Кроме того, есть предложение переводить часть поголовья на стойловый вид содержания с приобретением кормов. Ежегодно планируется улучшать травостой и повышать кормоёмкость за счет подсева многолетних трав, это поможет лучше справляться с деградацией общественных пастбищ. А пока спорные «земельные» вопросы остаются искрящими. Теперь выставлять на конкурс земли населённых пунктов вроде бы запретили. И если дефицит пастбищ мы сумели за короткий период сократить в два раза, применяя в основном административные рычаги, то в дальнейшем понадобится конкретика – работа с землями и пастбищами.

Владимир ГЕГЕР.

Фото Валерия БУГАЕВА.