• Пт. Июл 19th, 2024

Станет ли учёт реальным, или Куда пропало молоко?

Июл 11, 2024
Foto Valeriy BUGAYEV

Вроде бы всё нормально было у нас в области да и в стране в целом с цифрами ежегодного роста производства молока. Но в последние недели то и дело появляющаяся информация вновь побудила взяться за тему, которую наша газета начала поднимать ещё году эдак в 2017-м. Это тема достоверности учёта производимой молочной продукции.

И виновных уже нашли

Если с перерабатывающими предприятиями вроде есть ясность – здесь всё фиксируется в килограммах и литрах, то первичный учёт у нас как был, скажем так, не очень объективным, так и остался: несмотря на неоднократные попытки исправить ситуацию, в корне ничего не изменилось. Хотите, напомню строки, опубликованные в нашей газете ещё летом 2017 года? Итак: «Согласно данным Комитета статистики Миннацэкономики РК за 2017 год, производство молока в стране достигало почти пяти с половиной миллионов тонн. И три четверти этого молока якобы дали личные подсобные хозяйства. Этому трудно верить хотя бы потому, что на переработку в Казахстане идёт лишь 1 миллион 400 тысяч тонн молока в год. Ну и где же тогда это самое молоко из ЛПХ? Сами все выпили или телятам выпоили? Не верю, да и ни один мало-мальски разбирающийся в сельском хозяйстве человек в это не сможет поверить…»

То есть ещё тогда на уровне Минсельхоза говорилось о недостоверном учёте производимого молока, и, естественно, это всегда мешало выстраивать реальные планы дальнейшего развития переработки и производства. А импортных молочных продуктов не убавлялось, немало их на прилавках и сегодня, когда мы, по данным того же Минсельхоза, в прошлом году выдали более шести с половиной миллионов тонн молока. Куда оно делось, никто сегодня ответить не может, переработали и потребили на внутренние нужды гораздо меньше. В Минсельхозе привычно обвинили в недостоверных данных личные подсобные хозяйства. То говорят, что они производят чуть ли не половину молока в стране, то вдруг заявляют, что их вклад «незначителен».

Не собираюсь сегодня дискутировать по поводу вклада ЛПХ, об этом уже много сказано в последнее время, только вот господдержки хозяева коров из ЛПХ так и не дождались. Хотя всегда говорилось, что нам надо учитывать: довольно большую долю молока дают на рынок личные подсобные и небольшие крестьянские хозяйства. Значит, нам нужна гибкая ценовая политика при организации закупок молока, ведь как раз мелкие крестьяне, особенно из удалённых сёл, у нас обижены, им трудно продать свою продукцию по сходной цене. В итоге у нас в целом не решена задача регулярных и стабильных поставок молочного сырья переработчикам. Пока ещё для этого маловато молочнотоварных ферм, не организован круглогодичный, с выверенным графиком отёл коров. Поэтому рынок молока остаётся в значительной степени сезонным, что, кстати, отражается на закупочных ценах. Кроме того, одна из основных причин низких закупочных цен на молоко от населения – слишком высокие расходы на транспортировку продукции. И в итоге мы покупаем готовое и фасованное молоко в три раза дороже, чем его закупают у крестьян. И об этом тоже говорилось неоднократно.

Крутые меры

Недавно вообще хозяев ЛПХ напугали сообщением о возможном прекращении приёма молока от личных подсобных хозяйств молокоперерабатывающими заводами. Всё якобы потому, что с 1 января 2025 года вводится в действие Технический регламент Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции». В ходе обсуждения новых правил высказывались опасения, что требования регламента могут лишить источника дохода большинство частных сельских подворий. Ведь, по данным Ассоциации фермеров Казахстана, на селе в стране насчитывается 2,32 миллиона ЛПХ, производящих значительную часть продуктов питания, включая молоко. Из этой же серии проблемы с субсидированием. Многие молочники предлагают пересмотреть меры государственной поддержки, согласно которым субсидии выделяются на реализованную, а не произведенную молочную продукцию.

Реакция в Правительстве на эти вопросы последовала. Как сказали в Министерстве труда и социальной защиты населения РК со ссылкой на Министерство сельского хозяйства РК, с 1 января 2025 года действительно вводится в действие вышеупомянутый регламент. «Со следующего года сырое молоко, реализованное в молокоперерабатывающие предприятия, будет проверяться на наличие допустимого уровня содержания микроорганизмов и соматических клеток в сыром молоке, сыром обезжиренном молоке и сырых сливках. То есть молокоперерабатывающие предприятия будут продолжать принимать молоко при соответствии вышеуказанным требованиям». Вроде бы яснее не скажешь. Но вопросы-то остаются. И главный из них: а как же люди, сотни тысяч владельцев молочного скота?

И тут в МСХ РК добавляют перчику и говорят: в целях обеспечения качественным молочным сырьём молокоперерабатывающих предприятий реализован ряд мер. В частности, в целях исполнения требований технического регламента в 2019 году реализована, а затем обновлена на 2024-2025 годы Дорожная карта по приведению продукции молочной отрасли Казахстана в соответствие с требованиями безопасности технических регламентов Евразийского экономического союза. При этом для разработки дорожной карты привлекали FAO, Молочный союз, Министерство здравоохранения, Комитет технического регулирования и метрологии. То есть подпорки себе подставили…

У Минсельхоза своя статистика

И тут же самое спорное, на мой взгляд, заявление МСХ: «Вместе с тем необходимо отметить, что из произведённых во всех категориях хозяйств в 2023 году 6,5 миллиона тонн молока два миллиона тонн, или 31 процент, произведено в организованных хозяйствах, где вышеуказанные условия полностью соблюдаются. При этом в 2023 году молокоперерабатывающими предприятиями переработано 2,1 миллиона тонн молока, что составляет 32 процента от его общего производства. Таким образом, объём молока, поступающего на переработку от ЛПХ, незначительный». Повторю, это заявили в МСХ РК. В ведомстве, которое вечно сетует на незагруженность отечественных молокоперерабатывающих заводов.

Относительно субсидий в МСХ РК отметили, что ранее они выплачивались за килограммы произведенной продукции. При этом подтверждение количества принятого сырья делали электронными счетами-фактурами, прикладывая внутрихозяйственные складские документы. Но, как сказали в Минсельхозе, эти документы не регистрируются в базах данных, потому проверить реальность заявленного производства не представляется возможным. Кроме того, часть сливочного масла, подтверждённая такими документами, расходуется на внутренние нужды предприятия, в результате чего часть субсидированного сливочного масла не выходит на потребительский рынок. «С учетом вышеизложенного, в рамках реформирования системы субсидирования в Правила введены нормы по выплате субсидий на реализованный объем сливочного масла, сухого молока и твёрдого сыра. При этом реализация продукции подтверждается электронными счетами-фактурами. Таким образом, для получения субсидии необходимо подтвердить электронными счетами-фактурами как количество сырья, приобретённого перерабатывающим предприятием, так и вес реализованной готовой продукции».

Всего лишь исказили?

В принципе, всё это попытки борьбы с «бумажным» молоком, которое вроде бы есть, но на рынке не появилось. Это признают в Минсельхозе. Так и говорят: одним из системных проблемных вопросов развития сельского хозяйства остаётся искажение статистических данных отрасли, связанное с использованием данных, формирующихся на основе похозяйственного учета, проводимого акимами поселков, сёл и сельских округов. А неверные исходные данные по цепочке отчётов приводят к проблемам, таким как недостаток продукции на рынке, перепроизводство, недостаточная поддержка со стороны государства, и другим нехорошим последствиям. И вот как раз для обеспечения эффективной работы отрасли Министерством сельского хозяйства завершена работа по приведению в соответствие статистических данных в отрасли животноводства.

Что-то уже меняется. В результате актуализации данных электронного похозяйственного учета по поголовью сельхозживотных, по состоянию на 1 января 2024 года, поголовье крупного рогатого скота с учётом сельхозпредприятий сократилось почти на два миллиона голов (представляете себе масштаб приписок?), производство молока вдруг упало сразу на три миллиона тонн, численность овец – на 14 процентов, коз – на 20 процентов, свиней – на 34 процента, домашней птицы – на 22 процента, производство мяса в живом весе упало на бумаге на 15 процентов, яиц куриных – на 10 процентов. Правда, при этом не говорится, кто ответит за многолетние миллионные приписки…

А это точно?

Но зато теперь, как надеются, выверенные данные позволят улучшить качество планирования и принятия решений по регулированию внутреннего рынка. Кстати, аналогичная работа идёт и в растениеводстве, её завершение планируется до августа этого года. И в июле опять слышны отзвуки былых фанфар. Министр сельского хозяйства Айдарбек Сапаров, в ведомстве которого, казалось, уже не оставалось симфонической роскоши, сообщает, что в Казахстане производство сливочного масла выросло сразу на 18,6 процента. Это означает увеличение его производства с 26,3 тысячи тонн до 31,1 тысячи тонн. Правда, несмотря на увеличение производства, себестоимость продукта остаётся высокой. Это осложняет работу в условиях конкуренции с ввозным сливочным маслом. По данным статистики, себестоимость казахстанского масла ­– около 3100 тенге за килограмм, в то время как средняя цена импорта колеблется в диапазоне от 1800 до 2300 тенге за килограмм. Это проблема для местного производителя, снижающая его конкурентоспособность на рынке.

А в целом, выступая на третьем международном форуме по молочному животноводству и переработке «PRO Milk.’24», собравшем более 500 производителей и переработчиков молока из 12 стран, Айдарбек Сапаров отметил, что успешное развитие молочной отрасли невозможно без активного взаимодействия государства и бизнеса. Для этого Казахстаном приняты существенные меры поддержки молочного сектора. Одной из таких мер стало выделение значительных средств на развитие отрасли. В прошлом году на субсидирование удешевления стоимости производства молока, семени при искусственном осеменении, на приобретение племенного поголовья выделено 35 миллиардов тенге. Министр подчеркнул, что поступательный рост производства демонстрируют специализированные молочнотоварные фермы. За последние три года производство молока в МТФ увеличилось практически на 20 процентов и превысило 600 тысяч тонн. Для обеспечения предприятий качественным сырьём в прошлом году стартовала льготная программа кредитования под 2,5 процента годовых на строительство 65 современных молочнотоварных ферм. «На эти цели было направлено 100 миллиардов тенге. Таких сумм льготного финансирования в отрасли прежде никогда не было. В ближайшие три года по этой программе будет реализовано 118 проектов, что позволит вдвое увеличить производство молока», – оптимистично заявил министр.

Хорошо бы…

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.