• Чт. Июн 20th, 2024

От гибридного семени

Авг 10, 2023

Засуха окончательно погубила посевы зерновых культур, надежд на благоприятный исход уже нет, часть зерновых, причём значительную их долю, вообще придётся списать, остальные массивы зерновых во время жатвы дадут в лучшем случае три, максимум три с половиной центнера зерна с гектара. И к этой реальности нужно быть готовыми.

Зерно пойдёт щуплое, соломы тоже почти не будет, так как хлеба сгорели и остаются низкорослыми. На этом фоне у нас будет складываться плохая ситуация с заготовкой семян под урожай будущего года. Не нужно быть большим провидцем, чтобы это предсказать, всё слишком очевидно. А у нас в последнее время с семеноводством и без того стали назревать проблемы.

Оговорка по существу

Начнём с непреложных истин. Современное растениеводство немыслимо организовывать без хорошо поставленного семеноводства. Качественные семена – один из столпов любого урожая в любой год. Ведь земледельцам, особенно специалистам, всегда нужно вовремя разбираться: каких и сколько семян имеется под посевную, а главное – какого они качества. И уже пару лет назад казалось, будто мы окончательно избавились от груза проблем, порождённых не к ночи будь помянутыми девяностыми годами прошлого века. Но ситуация опять ухудшается.

После тридцати с лишним лет независимости мы уже имеем собственную историю развития семеноводства. Особенно после того, как, по сути дела, потеряли его в тяжёлые 90-е годы прошлого века. Постепенно, после разорительных реформ, положение дел стало меняться к лучшему, однако утверждать, что у нас всё в порядке с семеноводством, было бы сильным преувеличением. И нам, конечно, есть о чём вспомнить.

В частности, как развивалось семеноводство. В конце девяностых годов состояние отечественного семеноводства оказалось критическим. Больше половины площадей засевалось некондиционными семенами, ничего другого попросту не было после катка так называемых реформ на селе. Была ликвидирована и сошла на нет сеть производителей семян, производство же отечественных семян высоких репродукций оказалось настолько незначительным, что сегодня об этом даже стыдно говорить. Из-за этого мы стали терять экспортные позиции по зерну, его качество не удовлетворяло покупателей.

И только в начале двухтысячных годов опомнились, начали предпринимать какие-то меры для улучшения положения дел в семеноводстве. Для начала разработали законодательную базу, регулирующую деятельность участников семенного рынка. Хотя какой это был рынок – так, зачатки в отдельных сохранившихся семхозах. А 8 февраля 2003 года приняли Закон Республики Казахстан «О семеноводстве». Он определил правовые, экономические и организационные основы деятельности в семеноводстве и направлен на регулирование организации и функционирования системы семеноводства и государственного контроля за производством, заготовкой, обработкой, хранением, транспортировкой, реализацией и использованием семян сельскохозяйственных растений. Много воды утекло с тех пор, сейчас в стране сотни аттестованных производителей семян.

Можно напомнить, что с 2003 года реализуется бюджетная программа по экспертизе качества семян, предназначенных для посева сельхозтоваропроизводителями. В результате доля кондиционных семян возросла с 53 % в 2001 году до 100 % в 2022 году, доля семян 1-2 классов – с 37 % до 90 %. Введено субсидирование семеноводства, это оказало стимулирующее воздействие на развитие первичного и элитного семеноводства. Так считают в Минсельхозе, одновременно гордясь тем, что у нас налажено производство семян гибридов. И о последнем, о нашем увлечении гибридами, поговорим позже.

Целая отрасль

В сельхозведомстве республики считают, что принятые меры позволили нарастить производство семян, превратив его в отдельную отрасль – семеноводство. По официальным данным министерства, под каждый урожай последних лет производится элитных семян в 2,6 раза больше по сравнению с 2001 годом, когда их было лишь 47,1 тысячи тонн. Учитывая, что главным фактором повышения качества семян отечественного производства считается техническая вооружённость, принимались меры по переоснащению материально-технической базы семеноводческих хозяйств. В том числе и в нашей области, конечно. Двенадцатью дочерними организациями Национального аграрного научно-образовательного центра (НАНОЦ) приобретено около полутора тысяч единиц сельскохозяйственной техники и оборудования. На миллиарды тенге, а достигли этого за счёт увеличения уставного капитала НАНОЦ.

С 2019 года в инвестиционное субсидирование включили дотирование 25 процентов приобретения селекционно-семеноводческой техники и семяочистительно-сортировального оборудования европейских стран. А потом перечень техники расширился благодаря включению субсидирования семяочистительно-сортировального оборудования стран СНГ и Украины. Плюс другие меры государственной поддержки растениеводства. И семеноводческие хозяйства стали производить конкурентоспособные семена, тем более в последние годы заметен значительный рост обеспеченности производителей семян посевной и семяочистительной техникой.

С другой стороны, если вдуматься, то все наши успехи – это 126 тысяч тонн элитных семян, подготовленных под посевную. Это по стране. И цифры год от года не слишком меняются, поэтому возьмём их за усреднённую основу. Много это или мало? Судите сами, только Павлодарская область – не самая крупная по размерам растениеводства – готовит под посевную 145-150 тысячи тонн семян различных культур. Этого, конечно, хватает на посев с лихвой, даже с учётом страхового фонда. Но много ли мы сеяли суперэлитой, элитой или третьим-четвёртым годом после элиты?

Так и живём

Если разобраться, то получается не совсем радужная картина. Неслучайно у нас каждый год перед весной для улучшения качественных характеристик семян приходится вести семяобмен, дабы запастись на весну качественным посевным материалом. А нам только семян зерновых культур надо в общей сложности запасать под посев 95-96 тысяч тонн. Есть ещё масличные, овощи и картофель. При этом нас всегда успокаивает возможность успеть обменять и докупить качественные семена в срок, тем более что под это идут государственные субсидии. И всё вроде бы в порядке, теперь ежегодно, судя по отчётам, сеем только кондиционными семенами.

В принципе, у нас неплохо до последних лет развивалось семеноводство. В области работали аттестованные семхозы, способные продавать семена высоких репродукций. Ещё недавно среди таковых числились в реестре ТОО

им. Абая, ТОО ОХ «Иртышское», ТОО «Галицкое», ТОО «Павлодарская СХОС», КХ «Бакауов», КХ «Тимур», КХ «Агата», КХ «Смирнов». Хотя все вместе они обеспечивали ежегодно поставку от пяти до семи тысяч тонн кондиционных семян – зерновых, кормовых культур и картофеля.

Заметьте, мы говорим не об элите или оригинальных семенах, а о кондиционных. А тут есть большая разница. Итак, 5-6 тысяч тонн своих семян имеем. Хотя и это теперь не факт.

Опять Минсельхоз со своими изменчивыми «правилами игры» вмешался в дело, и в очередной раз, на мой взгляд, неудачно. Дело в том, что чья-то умная голова предложила и пролоббировала изменение правил субсидирования семян. Если раньше в правилах одним из обязательных условий субсидирования было «субсидирование районированных семян», то теперь это условие убрали. И пошла плясать губерния – стали покупать семенной материал кто во что горазд и откуда только возможно. Хотя именно районированные семена больше всего приспособлены к климатическим условиям нашей зоны рискованного земледелия. И после того, как был убран пункт о «районированных семенах», большие трудности начались у местных элитсемхозов. Кто-то уже ушёл с рынка, в Иртышском районе у двух хозяйств забрали лицензии из-за появившегося на полях горчака. А кто остался? Раз-два и обчёлся: ТОО «Галицкое», КХ «Бакауов» и «Агродаму», может, ещё кто-то. И стало фактом: семеноводство в области регрессирует.

Кому платим?

Идём дальше. Если семян нужных репродукций и в прежние годы не хватало, то потребности привычно закрывали и закрываем импортом – кто-то приобретает российские семена, наши северяне предпочитают зерновые омской селекции. Кто-то везёт семена, например, картофеля и кукурузы, аж из Европы. Многие используют семена местной селекции, хотя оригинаторов у нас до обидного мало, даже бывший Павлодарский НИИ СХ преобразовали по статусу в опытную станцию. И что, больше оригинальных сортов, суперэлиты и элиты стали предлагать после понижения статуса? Нет. Более того, вклад местных учёных (а есть ли они?) теперь почти не виден.

История Красноармейской опытной станции вообще заслуживает отдельных слов, здесь ещё с советских времён шли полевые и лабораторные испытания самых разных перспективных в нашей зоне сортов зерновых и крупяных культур. Отрабатывались не только сорта, но и технологии земледелия применительно к особенностям разных районов. Тут всегда был по-настоящему крепкий костяк учёных и опытнейших работников, закладывались и выводились новые сорта. Уже в годы независимости это был Павлодарский НИИ СХ, и журналисты часто вместе с учёными были на его опытных делянах. Сейчас это ТОО в ранге опытной станции. И куда теперь всё это делось? Так что реформаторский дух в нас сидит крепко. Ещё бы и разум при этом не подводил и трезвый расчёт тоже.

Конечно, районированные сорта зерновых тоже сеем. К примеру, многие земледельцы отдают предпочтение омским сортам пшеницы, другие – местным «Ертис-7», «Памяти Азимова», «Секе», «Павлодарская юбилейная», «Победа» и так далее.

Но появилось очень много «западных», не районированных сортов. А даже элита такого сорта, к примеру, из Челябинская или Европы, может отработать как надо один год. А затем из-за стресса в непривычных для себя погодных условиях последующие репродукции таких семян уже не работают. А деньги плачены…

Вот и получается, что возможности для внутреннего манёвра у нас не столь велики, хотя мы успокаиваем себя тем, что сеем кондиционными семенами. А какой процент из этих семян – гибриды, кто-нибудь подсчитывал? Вообще-то, да, подсчитывали. Гибридные семена у нас используются при севе примерно 80 процентов подсолнечника, половина кукурузы, сколько картофеля – можно только догадываться.

Гибриды далеко заведут

По мнению начальника отдела растениеводства облсельхозуправления Есентая Мурсалимова, мы, в какой-то степени разбаловав крестьян субсидиями, стали закрывать глаза на так называемую гибридизацию семенного материала. И на закупку за рубежом нерайонированных семян. И получается, сейчас субсидии на 60 процентов идут именно для покупки гибридов, как правило, импортного производства. И ещё часть средств отправляется на покупку зарубежной нерайонированной элиты, которая не покажет своих качеств в наших условиях.

Да, гибрид даёт гарантированный урожай, меньше подвержен болезням, но всё равно не всегда понятно – почему этим все довольны? Разве мало других факторов надо учитывать, когда мы ведём речь о хорошем сорте, да и семеноводстве в целом. Возможно, после того, как появилась хоть какая-то стабильность (урожаи, стабильно выделяемые средства на дотации к семенам, одобрение многих крестьян), стали забывать о некоторых вещах, известных каждому агроному. А уж тем более агроному-семеноводу, которых у нас сегодня в большинстве хозяйств попросту нет – изжили как класс. А вместе с ними – и научный подход к ведению семенного дела. В результате мы из государственной казны ежегодно и спокойно, да ещё выдавая это за некую стратегическую линию в земледелии, платим громадные деньги зарубежным импортёрам гибридных семян. Это закамуфлировано псевдонаучной и рыночной риторикой, но так оно и есть на самом деле. Мы платим деньги на развитие семеноводства других стран и этим самым подспудно загоняем под лавку своё.

Тут ведь как получается – мы каждый год платим одним и тем же крестьянам из одних и тех же хозяйств за покупку дорогих гибридных, а значит, как правило, импортных семян. То же самое с элитными семенами с Запада. Платим в виде довольно солидных дотаций. Адреса производства гибридов разных растений – это Россия и Европа, туда по сути дела и идут наши государственные субсидии. Тут в чём хитрость, известная только специалистам? От гибридных семян ты урожай вырастить можешь, но семян отобрать с урожая не сможешь. Потому что гибрид только год показывает свои сортовые качества. А вот если брать у оригинаторов, в том числе и местных, районированные семена суперэлиты, то можно будет потом года три, а то и четыре собирать свои семена и не идти к государству за субсидиями. Чувствуете разницу: один раз купил – на три года, а то и на четыре, если семена калибруешь. Или другой подход: заплатил – и взял на один год. Крестьяне выбирают, что проще, тем более тут платит государство.

И похоже, что всех, в том числе и Минсельхоз, устраивает гибридизация семенного фонда страны. А что, субсидии идут исправно, урожаи получаем – чего, мол, голову морочить? Хотя в это время мы просто помогаем своими деньгами российским и западным семхозам, помогаем им развиваться и усиливаем наше отставание от них. Наше облсельхозуправление ещё пару лет назад ставило этот вопрос в Минсельхозе. Там покивали головами, но и только. Похоже, и впрямь решили не заморачиваться. А крестьянину какая разница? Дают деньги на семена гибридов – он и берёт их. Тем более что гибриды дают-таки урожай. Но разве это государственный подход?

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.