• Сб. Мар 2nd, 2024

Не столкнуться на встречке

Сен 14, 2023

Сегодня мы много говорим о неблагоприятном для нас изменении цен производителей на продукцию сельского хозяйства. В 2021 году она стала дороже на 15,6 процента, в прошлом году, если не ошибаюсь, – на 14 с лишним процентов, ползут вверх цены и в последнее время.

Это уже не говоря о том, насколько готовая сельхозпродукция подорожала на прилавках, тут свою лепту внесли и посредники, и торговля. Поэтому реальный рост цен на продовольствие остаётся высоким, превышающим официальную инфляцию.

Давайте разберёмся

Но когда винят в росте цен на продовольствие только перекупщиков и торговлю – это неверно. Да, они тоже берут свою маржу, и немалую, однако начальный бенефициар при этом всё-таки производитель. Нам привычно объясняют, что и у производителя выбор не богат – поднимаются цены на дизтопливо, на запчасти и новую технику, на различные материалы. Вот и выходит, что цены растут, а тут ещё мировая конъюнктура сложилась так, что продовольствие дорожает во всём мире. В том числе и потому, что в США в очередной раз просто напечатали триллионы долларов – это деньги, упавшие с неба. Потому что не заработаны и не подкреплены хоть чем-то вещественным, пока это не сделает весь мир, привычно берущий на свои плечи выходки хозяев мировой резервной валюты. А они ведут себя всё более безответственно. Долг США ещё в июне преодолел отметку в 32 триллиона долларов, это статистические данные Министерства финансов США. Долг постоянно растёт, буквально каждую минуту увеличиваясь примерно на 2 миллиона долларов. Если же разделить весь долг между гражданами США, то каждый из них должен более 52 тысяч долларов и становится должен всё больше и больше. Вот вам и благополучная страна, живущая в долг на экономическом хребте всего мира.

И это одна из причин. Другая, если мы говорим о растениеводстве, – сокращение в мире площади пахотных земель, их во время урбанизации и наступления промышленной экономики действительно становится всё меньше, а население мира растёт при этом не по дням, а по часам.

Ну а в остальном у нас всё происходит из-за нашей же нераспорядительности, желания, чтобы дело шло, но мы при этом ни во что не вмешивались. Выпускники западных вузов, сидящие сегодня во властных кабинетах, повторяют нам мантру о том, что «невидимая рука рынка» всё решит сама. Но это уже давно не действует: где, интересно, эта самая рука помогла решить экономические вопросы? Даже самая что ни на есть капиталистическая страна – США – вовсю использует государственное регулирование, якобы скрытое от взора ВТО. Но на самом деле явное и открытое, потому «хозяева мира» не боятся ВТО. Это многое объясняет, однако не изменяет самого факта – мировое экономическое неблагополучие больно бьёт и по кошелькам казахстанцев, тем более что у нас начинают вспоминать хоть о каком-то государственном регулировании цен на продовольствие только тогда, когда в стране что-то случается.

Наши действия

Да и регулирование осуществляется странно – мониторингом цен и меморандумами, только фиксирующими уже произошедшее повышение цен и оттягивающими дальнейший их рост только на какое-то время. В конце концов и запасы, накопленные в стабилизационных фондах, в том числе и в нашей области, тоже не могут быть неисчерпаемыми. И рано или поздно стабфонды уже не смогут влиять на цены путём товарных интервенций даже в социальных отделах магазинов. Значит, надо думать и о других способах удержания цен. В том числе через государственные механизмы, а не только в расчёте на «невидимую руку рынка».

Видение Президента

Президент в своём недавнем Послании сказал по этому поводу буквально следующее: «Важно решить проблему избыточного ценового регулирования, которая серьёзно тормозит развитие АПК. Более активную стабилизирующую роль должна играть Продовольственная контрактная корпорация. При необходимости она будет осуществлять интервенции, тем самым сдерживая рост цен. Продкорпорация должна содействовать частному рынку в создании полноценной сети производства, хранения и сбыта сельскохозяйственной продукции».

Президент и раньше настойчиво требовал изменения взаимоотношений с сельхозбизнесом при определении государственной политики поддержки сельхозпредприятий. Необходимо, если так можно выразиться, встречное движение. И Минсельхоз ещё зимой объявил о новшествах: с этого года вводятся встречные обязательства для получателей субсидий. Фермеры должны будут реализовать свою продукцию на внутренний рынок по рыночной стоимости.

Слабый выхлоп

И только-то? Вообще-то, тут явная полумера, если мы ведём речь о встречных обязательствах. Идея субсидирования как раз в том и состоит, чтобы не просто помогать бизнесу ставить новые производства, наращивать поголовье скота и выпуск сельхозпродукции. Но ещё и в том, чтобы это приводило к снижению цен. Согласитесь, по рыночной стоимости фермеры будут продавать продукцию и в том случае, если не обременены встречными обязательствами. И в такой формулировке трудно вообще понять: в чём конкретно заключаются эти самые встречные обязательства?

Речь ведь не идёт о том, чтобы диктовать крестьянам чрезвычайно низкие и заведомо невыгодные цены. Дело совсем в другом – в возможности как-то ограничивать неоправданный рост этих цен. Кстати, любой такой рост наш же Минсельхоз всегда объясняет либо сезонными, либо рыночными факторами. И в этой ситуации надо бы уточнить понятие «рыночных цен». Они должны хоть как-то снижаться с учётом миллиардов, затрачиваемых государством на поддержку сельскохозяйственного бизнеса. Пока такой схемы не просматривается, предлагается вместо этого большей частью всё та же «невидимая рука рынка». Эту «руку» уже давно позабыли даже в странах с развитой экономикой. Там давно поняли: та или иная степень регулирования рынка всё равно необходима. Идёт ли речь о нормировании прибыли, как это делают в США, или используются инструменты Евросоюза, а это в основном громадные субсидии, снижающие цены сельхозпродуктов. Или если идёт речь о приведении в норму аппетитов крупных торговых сетей. Всё равно ссылки на регулирующую роль рынка со стороны Минсельхоза выглядят неубедительно, особенно если мы говорим о неких встречных обязательствах.

Первые шаги

Какие встречные обязательства введут для получателей субсидий АПК уже скоро? Об этом недавно опять высказались в Минсельхозе. Хотя пока говорят о первых вероятных шагах и очередных новых правилах с начала будущего года. Все направления субсидирования по финансовым инструментам остаются – это инвестсубсидирование, субсидирование ставки вознаграждения по кредитам, субсидирование страховых взносов, страхование гарантирования зай­мов. А среди встречных обязательств для получателей субсидий предусматривается, в частности, ежегодно увеличивать реализацию собственной продукции не менее чем на три процента, повышать производительность труда и обеспечивать поставки продукции в стабфонды по форвардному контракту. А ещё – вкладывать инвестиции в производство минимум раз в пять лет. Минсельхоз готов поддерживать льготное кредитование строительства МТФ через СПК, по аналогии с опытом Северо-Казахстанской области. Министерство может помочь местным фермерам при внедрении дождевальной системы орошения. Это необходимо для заготовки сочных кормов для МТФ.

В этом году выделены дополнительные средства на сельское хозяйство. Общая сумма субсидирования – более 451 миллиарда тенге, в два раза увеличено финансирование по программе «Кең дала» – 140 миллиардов тенге. Сумма, выделенная на форвардный закуп, выросла тоже в два раза по сравнению с прошлым годом и дошла до 80 миллиардов тенге. Кроме того, при действующей рыночной ставке вознаграждения по кредитам и лизингу в 20 процентов для фермеров предусмотрена ставка всего в шесть процентов, остальное возмещает государство.

Вообще-то, уже с начала этого года в Казахстане пересмотрели подходы к государственной поддержке АПК с сохранением основных черт ранее действующей правил. Многое сохранили, кое-что просто подправили – в зависимости от новых приоритетов.

Подчеркнём, что в субсидировании стоимости сырья, закупленного для производства продукции глубокой переработки, о которой особо говорил Президент в своём Послании, кое-что отменили, другое, наоборот, ввели. При этом, что особенно важно, субсидии будут выплачивать не за произведенные товары, а по факту реализации готовой продукции, подтверждённому электронными счетами-фактурами из информационной системы субсидирования. Систематизированы все виды и направления в инвестиционном субсидировании.

В поисках стройной системы

Всё это хорошо, но остаётся главное: встречные обязательства пока прописаны как-то робко, и вводятся они только для получателей субсидий. Реализация произведенной продукции должна идти через информационную систему МТИ по рыночным ценам в соответствии с меморандумами, заключёнными с акиматами (для субъектов АПК, получивших субсидии на сумму, равную или превышающую 3000 МРП). В Минсельхозе считают ключевыми моментами новых правил субсидирования повышение эффективности и результативности господдержки, усиление контроля за выполнением встречных обязательств, максимальное исключение коррупционных рисков и упрощение процедуры получения субсидий за счет цифровизации.

Но правила есть правила, они утверждены, однако уже сейчас остаётся вопрос: может быть, стоит ещё раз внимательно пройтись по ним, чтобы потом в очередной раз не латать их уже по ходу дела? И особое внимание, наверное, стоит уделить тому, в чём конкретно заключаются встречные обязательства. Производство – это в конце концов обязательство перед самим собой частника, это его бизнес. Поэтому само по себе производство не может быть встречным обязательством по определению. Речь идёт о встречных обязательствах со стороны тех, кто получает государственную поддержку. Они должны иметь конкретику, а не ссылки на рыночные цены. Мы ведь прекрасно знаем, что любые, даже самые запредельные скачки цен у нас тут же объявляются рыночными.

Государство, даже при самом лояльном, рыночном отношении к производителям всё-таки многое может, используя разные схемы налогообложения, через создание логистической инфраструктуры, удешевляющей доставку товаров на прилавки, через ограничение цен, выделение государственных субсидий, изменение условий взаимодействия цепочки «производитель – покупатель». Те же США, не надеясь на «невидимую руку», устанавливают для продавцов продовольствия нормы прибыли. Превышение этой нормы изымается налогами. Рыночная мера? В какой-то мере – да. Тем более что производители продукции, зависимые от многих факторов, в цене так не ограничиваются. Они продают продукцию по рыночной цене, а вот в торговле эта продукция субсидируется, чтобы продавцы держали цены на определённом уровне. Нормальный подход? Да, и он действует.

С чего начать?

Вот и нам нужно вырабатывать новые решения в сдерживании цен на продовольствие. Никто не говорит о простых административных решениях, они могут просто погубить производителя. Речь идёт о выработке государственных механизмов сдерживания цен при работе в рыночных условиях. Ясно, что прежние механизмы уже плохо действуют, особенно с учётом случающихся одномоментных скачков цен то на один, то на другой продовольственный товар. Эти скачки потом и дают неприятную статистику.

Начинать, наверное, надо с наведения порядка в учёте за производством, реальным производством, и за перемещениями продукции. Но пока наша методика учёта, скажем так, далека от совершенства. В принципе, что-то делается для наведения порядка, но старой системы отчётности никто не ломает. Так, косметически подкрашивают. Это становится всё заметнее с каждым годом. Давно пора иметь новую – достоверную, удобную и простую для крестьян и налоговиков схему учёта и контроля.

А по большому счёту пора подумать и о верхах схемы обеспечения продовольствием. Сейчас за всё про всё заставили отвечать Минсельхоз и соответствующие региональные управления. В том числе и за торговлю, то есть за цены на продукты. Извините, но это нонсенс. И Минсельхоз, и областные управления сельского хозяйства должны способствовать росту производства сельскохозяйственной продукции. Зачем заставлять их торговать, если у нас за торговлю, ведение бизнеса отвечают совсем другие государственные структуры? Торговые. Специалисты торговли, в том числе из госорганов, могут разобраться с этим лучше. Особенно если получат соответствующие полномочия. Так что нам придётся очень и очень многое менять. Если хотим добиться реального результата, конечно.

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.