• Сб. Апр 20th, 2024

Не вместо, а вместе

Мар 1, 2024

Приближается начало нового полеводческого сезона, а значит, и в хозяйствах, и «наверху» всё больше разговоров о его перспективах, о планах на посевную. Они ещё верстаются и не выглядят окончательными, хотя основные позиции в Минсельхозе вроде бы определили. Остаётся, чтобы определились сами полеводы, и вот тут не всё до конца ясно.

Призыв к диверсии

Недавно глава Минсельхоза Айдарбек Сапаров встречался с депутатами Комитета Сената по аграрным вопросам, природопользованию и развитию сельских территорий. Были специалисты из разных профильных структур. Обсуждали, как водится, дальнейшее развитие АПК. Так вот, министр говорил, что его ведомство провело обширный анализ отрасли, а он показал ряд системных проблем и сдерживающих факторов. В частности, не на должном уровне идёт диверсификация в растениеводстве. Дело в том, что в основных зерносеющих регионах страны преобладает монокультура. Недостаточное внимание уделяется развитию высокорентабельных (масличные, сахарная свёкла, кормовые) и сокращению влагоёмких культур.

Кроме того, Айдарбек Сапаров отметил, что нельзя забывать о недостаточно высоком уровне применяемых агротехнологий и низких темпах обновления сельскохозяйственной техники. Как результат – низкая урожайность сельхозкультур, не превышающая 9-10 центнеров с гектара, и высокая себестоимость произведённой продукции. В итоге у казахстанского фермера мало возможностей для конкуренции с аграриями соседних стран. Кроме того, Айдарбек Сапаров поднял вопрос недозагруженности перерабатывающих предприятий, основной причиной здесь называют недостаток сырья и неважное финансирование отрасли.

Глава МСХ подчеркнул, что Министерством совместно с местными исполнительными органами проводится всесторонний анализ. Однако на данный момент главная задача ведомства – обеспечить своевременное начало весенне-полевых работ и выполнение всех агротехнологических требований. Кроме того, в нынешнем году увеличатся посевы масличных в ряде областей страны, что тоже потребует максимального внимания. Кстати, по данным министерства, масличные будут расширять и в нашей области. Но главное, как видится, глава Минсельхоза вновь, в который уже раз, собирается усиливать политику диверсификации, причём, как можно понять из намёков, за счёт пшеницы.

В приоритете масличные

А между тем посевная действительно приближается, и речь сейчас уже идёт о конкретике. Вице-министр сельского хозяйства Азат Султанов сообщил, что в целом посевная площадь сезона 2024 года ожидается в 23,9 миллиона гектаров, это немного меньше, чем в прошлом году. Будут сокращены посевы пшеницы (на 439,2 тысячи гектаров!) и ячменя (на 129,5 тысячи га). В то же время планируется увеличить посевы масличных (на 414,7 тысячи гектаров) и кормовых культур (на 96,4 тысячи га). Ожидается сокращение площадей, отведённых под такие влагоёмкие культуры, как хлопчатник (минус 16 тысяч га) и рис (минус 6,4 тысячи гектаров).

Как видим, тут уже без намёков – большое сокращение пшеничных полей. Больше всего посевов пшеницы сократят в Акмолинской области (сразу минус 251,3 тысячи га), но зато здесь собираются отдать много земли под масличные культуры, увеличив их посевы со 198 тысяч гектаров в прошлом году до 400 тысяч в нынешнем. Расширяются посевы масличных и в Костанайской (+85 тысяч га), Северо-Казахстанской (+65 тысяч), Абайской (+11 тысяч) и в Павлодарской (+11 тысяч га) областях.

Кстати, в этом сезоне самые большие по республике площади под масличные культуры будут отведены в СКО (751 тысяча гектаров), областях Костанайской (746 тысяч га) и с учетом планов – Акмолинской. В ВКО засеют масличными 219 тысяч га. Мы же до сей поры собирались отдавать под масличные культуры около 286 тысяч гектаров. Но это было до новой волны диверсификации.

А вообще, говорится прямо: «За счёт сокращения зерновых необходимо увеличивать площади высокорентабельных приоритетных культур. В частности, довести уже в этом году посевы масличных до 3,2 миллиона гектаров. Акиматы сами могут определить приоритетность планируемых посевных площадей масличных исходя из возможностей аграриев и наличия материально-технической базы», – сказал Азат Султанов. Хоть тут подумать разрешили. Но отмашка на сокращение пшеничных полей дана, по нашей области пока неизвестно, насколько велено сокращать, однако указание-то поступило.

Корма всегда нужны

Отдельно говорилось об увеличении посевов кормовых культур. С учетом проводимой работы по наращиванию производства молочной продукции и развитию животноводства в регионах нужна основательная кормовая база. Всего в этом году посевы кормовых планируется увеличить на 96,4 тысячи гектаров. А в нашей области до последнего времени собирались размещать кормовые на 284,4 тысячи гектаров, немного больше прошлогоднего.

– О том, что МСХ меняет культуру взаимодействия между регионами и Правительством, обозначая индикативы в рамках проведения государственной политики в АПК, говорилось на заседании Правительства. Мы рассчитываем и доводим индикаторы, которые нужно выполнять либо совместно с нами доработать с учётом особенностей каждой области. Работа по диверсификации посевных площадей должна быть рассчитана на пятилетний период, и регионы должны исполнить её качественно, проработав возможность выделения средств из бюджетов для поддержки производства необходимых стране культур, – подчеркнул заместитель Премьер-министра Серик Жумангарин.

А так ли всё однозначно?

Итак, очередная кампания по диверсификации. Спору нет, двигаться вперёд надо, но, может быть, стоит остановиться на некоторых нюансах? Ведь диверсификация посевов принесёт с собой и подводные камни, тем более что толкуется разными людьми по-разному. Да, и финансирование, и кредитование растениеводческой отрасли продолжается, в основном через льготные кредиты и субсидии – государство должно поддерживать свои приоритеты. Теперь средства из бюджета идут на удешевление для крестьян стоимости гербицидов, биоагентов и биопрепаратов, предназначенных для обработки сельскохозяйственных культур в целях защиты растений. На удешевление стоимости минеральных удобрений и солярки для проведения весенне-полевых и уборочных работ. Есть средства на поддержку семеноводства, субсидирование поливной воды. Всё это так, но ведь не первый же год!

В этом году хозяйства области, насколько известно, собираются отдать под зерновые культуры больше миллиона 53,8 тысячи гектаров, а вся площадь ярового сева исчисляется более чем 1657,6 тысячи га. При этом пшеница займет львиную долю зернового клина. И это нормально, укладывается в принятую нашими аграриями систему земледелия. То есть идёт вроде бы увеличение зернового клина, но нам говорят уменьшать пшеничные посевы в течение пяти лет. Вот такая диверсификация «сверху», на мой взгляд, понимается кем-то не всегда верно. Особенно если учесть настойчивые рекомендации из Минсельхоза о необходимости диверсификации посевов путем сокращения пшеницы и увеличения масличных, фуражных, бобовых да и в целом кормовых культур. Будто бы посевы кормовых нельзя увеличивать за счет ввода в оборот пустующих земель. То есть можно ведь действовать по принципу не вместо замены одного другим, а развивая параллельно. У нас же почему-то считается, что если диверсификация, то значит, одно вместо другого.

Это не считая того, что вопросы, как сеять, чего и сколько сеять, надо бы давно дать возможность решать крестьянам. Но из Минсельхоза в ход уже привычно идут на первый взгляд понятные резоны: мол, пшеница плохо продаётся на рынке, климат становится суше, эффективность низкая и так далее. Основной аргумент Минсельхоза, долженствующий побудить крестьян уменьшать посевы пшеницы, – недостаток влаги, рынок пшеницы переполнен, цены нестабильны. А вдруг опять засуха?

Но реальность вырисовывает совершенно другую картину. Потребность в пшенице, особенно в пшенице казахстанского качества, не падает. Да и цены на зерно пока что не снижаются, скорее наоборот – растут. Это притом что в мире в прошлом году зафиксирован рекордный урожай пшеницы. Об этом говорится в недавнем сообщении продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО).

Еще один аргумент – пшеницу трудно продать из-за того, что её производство в последние годы резко нарастила соседняя Россия, она, мол, перебивает рынки, вдобавок у Казахстана нет выхода к морю. И опять всё не совсем так, как преподносится. Известно, что Китай, например, принимает активное участие в модернизации сельского хозяйства в Центральной Азии, контакты с Казахстаном наращиваются, в том числе и в направлении растениеводства. И Казахстан остаётся крупнейшим производителем зерна в Центральной Азии, может даже поставлять пшеницу в страны Южной Азии и Африки, которые регулярно сталкиваются с продовольственным дефицитом.

А что же полеводы?

Руководители крупных зерносеющих хозяйств Павлодарской области соглашаются с тем, что цены на пшеницу не всегда стабильны, но не считают это основанием для принципиального сокращения её посевов. Потому что крестьяне редко испытывают проблемы с реализацией пшеницы, а в прошлом году вообще регион постигла засуха. Но они готовы сеять и зернофуражные культуры (тот же ячмень), за расширение посевов которых постоянно ратует Минсельхоз. А их иногда продать сложнее, хотя бы потому, что и здесь на рынок сильно влияет Россия.

О чем же в итоге речь? Да о том, что при проведении диверсификации стоит поискать золотую середину и не доходить до крайностей. Изучать реальный спрос в своей области и соседних областях на зернофуражные и другие кормовые культуры. Другие кормовые культуры тоже надо выбирать внимательно. А то до сих пор многие помнят, как года четыре назад из Минсельхоза настоятельно рекомендовали «довести» области план увеличения посевов рапса в 49 (!) раз, и хорошо, что с помощью акимата области удалось как-то нивелировать ту ситуацию. Однако она показательна в том смысле, что не все придумки Минсельхоза должны тут же под козырёк исполняться. И разве нельзя попробовать сеять бобовые культуры и вести диверсификацию не вместо той же пшеницы, а параллельно с ней, осваивая новые земли? Что, кстати, уже не раз опробовано на полях Павлодарского Прииртышья.

Ведь на чём основана новая программа развития сельского хозяйства? На освоении новых технологий, техническом перевооружении, расширении переработки, на водосбережении, на усилении селекционной работы в поиске засухоустойчивых сортов. А ещё надо минимизировать давление на крестьян, дать им полную свободу, и если уж что-то регулировать, то только экономическими и финансовыми рычагами. То есть привлекать крестьян очевидными выгодами, а не указаниями в стиле советских времен. Выгодно им возделывать пшеницу? Ради бога, пусть выращивают. Тем более что если у нормальных хозяйств (хоть крупных, хоть средних) уже готовы планы внутрихоза, а значит, и севооборота, как правило, пшеничного, то как можно вмешиваться в уже утвержденные технологические планы?

Наши, павлодарские зерновики в один голос говорят, что пшеницу у нас выращивать можно и нужно, но при этом надо соблюдать всю технологическую цепочку и работать над повышением качества зерна. Это могут делать технически вооружённые, крепкие хозяйства. Ведь при грамотном отношении к земле даже в нашей засушливой зоне и даже при плохом раскладе можно рассчитывать на средний или чуть меньше среднего урожай. Засухи тут не в счёт. Ну, а если дождь пойдёт – значит, вдвойне повезло.

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.