• Пт. Апр 12th, 2024

На старье далеко не уедем

Сен 26, 2023

Возрастная техника уже давно считается для АПК страны, и в нашей области тоже, серь­ёзным тормозом ускоренного развития сельскохозяйственной отрасли в целом.

Вот и в своём недавнем Послании народу Казахстана Глава государства вновь заостряет тему ускоренного развития сельскохозяйственной отрасли. И особо отмечает технический аспект: «Серьёзной проблемой стала изношенность машинно-тракторного парка – этот показатель на сегодня составляет 80 процентов. Поэтому темпы обновления сельскохозяйственной техники следует довести до 8-10 процентов в год. При этом нужно учесть интересы и отечественных производителей техники, и аграриев». Такую задачу ставит Президент.

Долго запрягаем

Все давно уяснили — от задач до воплощения всегда лежит большой путь, иногда оказывающийся, учитывая прошлый опыт, непреодолимым для нас. И не потому, что не можем, а из-за того, что неправильно планируем, ставим приоритеты и вообще плохо понимаем то, что сейчас происходит в селе и в сельскохозяйственном бизнесе. Поэтому понятны стратегические цели Правительства в агропроме: для увеличения производительности труда выбраны четыре ключевых направления, которые могут кардинально изменить ситуацию. Это внедрение современных точных технологий, ускоренное обновление сельхозтехники, развитие животноводства и интенсивное расширение орошаемых земель. При этом внедрение современных технологий и ускоренное обновление техники – задачи неразрывно связанные. Это доказывает в нашей области опыт передовых хозяйств, как правило, крупных ТОО, обладающих сильным кулаком современной техники.

 И ведь не первое десятилетие, в том числе на министерском уровне, мы с завидным постоянством сокрушаемся по поводу состояния сельхозтехники, имеющейся у крестьян. Да и то сказать: разве этого не видно невооружённым глазом? Как и десятилетия назад, у нас преобладает «возрастная» техника. Как на такой технике за короткое время поднять производительность труда в сельском хозяйстве?

Растениеводческую отрасль, её перспективы невозможно рассматривать без учёта состояния сельскохозяйственной техники. Это в Минсельхозе понимают хорошо и всегда твердят о необходимости обновлять машинно-тракторный парк. Более того, Минсельхоз не раз отчитывался об увеличении темпов его обновления аж до четырёх процентов. Купили крестьяне 12-13 тысяч новых сельхозмашин в год – уже достижение. Но дело в том, что по любым инженерным нормативам, если мы хотим нормально обновлять весь парк техники хотя бы раз в десять лет, надо менять за год не менее 10 процентов. А мы несколько лет назад четыре процента почему-то стали считать чуть ли не победой над тенденцией продолжающегося обветшания машинно-тракторного парка страны.

Да и этих четырёх процентов трудно достичь. Этому способствовало субсидирование четверти стоимости приобретаемой сельхозтехники и удешевление на 10 процентов годовых ставок вознаграждения по кредитам и лизингу. Но как ни крути, а основная финансовая нагрузка в государственной задаче обновления техники ложится по-прежнему на плечи крестьян, изрядно закредитованных по другим программам.

Вся наша предыдущая практика показывает, что предложенных крестьянам мер явно недостаточно, дабы изменить ситуацию в корне. Мы по-прежнему упираемся в ту же стену: не первый год сохраняется ситуация удручающе пожилого возраста сельскохозяйственной техники. Нормативно могут менять технику лишь крупные и обеспеченные хозяйства, но даже для них это накладно, так как с ростом курса доллара техника (а мы пользуемся зарубежным образцами) перманентно дорожает.

Нужны новые решения

Все прекрасно понимают: в основе успеха в растениеводстве, да и в современном молочном производстве, лежит техническая оснащённость хозяйств. И если мы говорим об инновациях на селе, о внедрении влагосберегающих и нулевых технологий, то и парк техники под эти программы должен обновляться не только количественно, но и качественно, то есть новыми, заточенными под новые технологии образцами. В Павлодарском Прииртышье обновление техники вроде бы и идёт, но, повторю, ситуация почти не меняется. А любой мало-мальски грамотный инженер назовёт вам 15-летний срок использования машин как предельный. Это полный максимум, тем более что за 15 лет любая техника уже отстанет чисто в технологическом плане.

Вот почему опытные хозяйственники частенько вспоминают оправдавшую себя советскую практику, когда каждый год хозяйства страны, в том числе колхозы и совхозы Павлодарской области, ежегодно обновляли до 10 процентов своей техники, а значит, за 10 лет обновлялся весь машинно-тракторный парк хозяйства. При этом государственные машиностроительные заводы поставляли технику дёшево, по заявкам и централизованно, через структуры «Госкомсельхозтехники». Конечно, возникал дефицит некоторых запчастей, так как плановая система работала не идеально, однако новая техника шла на село, постоянно обновлялись её модификации, в стране работали машиноиспытательные станции, где проходили обкатку новые образцы. Это была реально действующая система.

Но её только вспоминаем, другие времена, другая схема хозяйствования, каждый крестьянин выкручивается, как может, самостоятельно. Ну, правда, появился лизинг. А вот создание МТС, в отличие от МТС сталинского типа, провалилось и в первый, и во второй раз. И это было запрограммировано изначально – технику в МТС поставляли дорогую. Значит, и услуги очень дороги, не по карману крестьянам. Вот и выходит, что старая система отмерла вместе с прекращением госпоставок, а новая основана на покупке импортной техники. Это хорошая и современная техника, но крайне дорогая. Государство здесь оплачивает только некоторые льготы и процентные ставки, а основное бремя расходов, повторим, остаётся на плечах крестьян.

К чему идём?

Но и четыре процента обновлённой техники вроде бы уже неплохо, ведь до 2018 года в стране и в нашей области обновляли в среднем в год два процента. Потому и начали субсидировать ставки по лизингу сельхозтехники. Минсельхозом была поставлена цель поднять обновление до 6-7 процентов. Заметьте, не советские 10 процентов в год, а 6-7. И, в принципе, у нас не самые плохие условия льготного лизинга, но при этом процент старой, выработавшей свой ресурс техники в агросекторе Павлодарской области по-прежнему где-то 75. Это неважный показатель.

И ведь не скажешь, что ничего не делается для обновления парка. Для этого есть специальные финансовые программы по содействию обновлению сельскохозяйственной техники и оборудования через предоставление качественных и конкурентных лизинговых услуг. И наша область неплохо по ним работала, субсидируя приобретённую сельскохозяйственную технику. Но это не решало проблемы в корне, ведь государство возлагает три четверти расходов по техническому перевооружению на крестьян. Это малоэффективно, но имеем то, что имеем. И всё же в Павлодарской области обновляли по 700-800 машин в год. В этом году через АО «КазАгроФинанс» на приобретение сельхозтехники уже дали кредиты 189 заёмщикам на 17 миллиардов 669,4 миллиона тенге.

Как видим, громадные средства идут как раз от крестьян. А смогут ли они это делать дальше, учитывая, какой финансовый удар нанесла нынче засуха? И при этом решена главная задача – войти в оптимальную схему ежегодного обновления технического парка.

По старым рецептам

В Минсельхозе, как видим, эффективных решений не принимается, во всяком случае, преобладание ветхой техники говорит само за себя. Теперь даже знаменитые «Джондиры», которые хозяйства брали лет 10-15 назад, тоже износились и вошли в разряд «старичков». Не говоря уже о логистике получения запчастей на них и в общем о дороговизне ремонта. Как на такой технике выполнить задачу повышения в два с половиной раза производительности труда в сельском хозяйстве?

Поэтому и приходится Президенту в очередной раз говорить о приоритете повышения технического оснащения хозяйств. Явно нужны новые подходы. Однако методы решения этой задачи почти не меняются, применяются старые схемы, основанные на идее льготного кредитования и частичного возмещения затрат. Это в какой-то степени работает, хотя реальный результат плохо видится. Как раз потому, что предлагаемая формула обновления технического парка за счёт самих крестьян, с частичным участием государства, с самого начала невыполнима. Не просчитывается, потому и малоэффективна. Уже не раз на правительственном уровне собирались обеспечить увеличение инвестиций предпринимателей в технику. Говорилось, что благодаря этим мерам за пять-шесть лет парк сельхозтехники можно довести до оптимального уровня. Ну и как? Получилось? Да нет же: подняли обновление аж до четырёх процентов… И где тот самый оптимальный уровень, кто это профессионально подсчитывал?

Вопросы остаются

Как видим, вопросы действительно остаются — старые, возникшие далеко не год и не два назад. Задумали достичь нормативного темпа обновления на уровне шести процентов в год. Тогда опять будем обновляться, но не за 15 лет, а за 14. Большая разница? Получается, при первоначальных расчётах «в верхах» явно не учитывают некоторые реальные вещи, например, темпы старения уже имеющейся техники. Она ведь не молодеет год от года, а совсем наоборот.

Наверное, не стоит пребывать в оптимизме и нам: по-прежнему в области работают много старых сельхозмашин на полях и фермах. А они требуют постоянных затрат на запасные узлы и детали для обветшавших тракторов и комбайнов. Вдобавок и работу уже выполняют не столь качественно, как новые машины. Но тогда стоит спросить второй раз: в таких условиях каким образом мы собираемся повышать производительность труда в два с половиной раза? Особенно без внедрения современных эффективных технологий, просто потому, что под них нужна новая техника.

Уже приходилось писать про это, но стоит повторить. По идее, думалось, что государство будет решать задачу кардинально, выделив солидные средства на техническую модернизацию. Чтобы она легла не столько на плечи самих ТОО, кооперативов и крестьянских хозяйств, сколько на само государство. Хотя бы временно, для хорошего толчка. Это был бы государственный подход, посыл к рывку отрасли, и это было бы справедливо, потому что при нынешнем курсе тенге к доллару современная импортная техника при скромных возможностях небольших крестьянских и фермерских хозяйств зачастую не по карману крестьянам.

Оскомину набило

К сожалению, кардинальных решений пока не прозвучало. У нас по-прежнему считается приоритетом повышение технической вооружённости сельского хозяйства. Но мало ли кто и что там считает, инструменты предлагают уже испытанные и вряд ли настолько эффективные, чтобы изменить ситуацию кардинально. А это обеспечивает повышенные и частые затраты на запасные узлы и детали для стареньких тракторов и комбайнов. Кроме того – потери при уборке и не очень качественная работа во время посевной.

Из года в год говорится примерно об этом, в том числе и на министерском уровне. А толку? Ведь, если подходить исходя из реалий современного села и возможностей крестьян, то выходит, что без помощи государства, причём весомой помощи, тут не обойтись. И раз уж мы не можем вый­ти из замкнутого круга 80 процентов старой техники, то, наверное, именно государство способно решать задачу кардинально. Как? Только одним способом: выделив разово большие средства на техническую модернизацию. Чтобы она легла не только на плечи самих ТОО, кооперативов и крестьянских хозяйств. Ведь могли же так делать в прошлом.

Всё – как на ладони. Однако завзятые «рыночники» в министерствах подобных кардинальных решений не предлагают. Минсельхоз неизменно называет в числе приоритетов повышение технической вооружённости сельского хозяйства, но инструменты предлагает старые. Но раз они не помогли в прошлом, то почему помогут в настоящем и будущем? Да, немного меняются подходы к кредитованию, лизингу, к частичному возмещению, однако это не работает в той степени, чтобы решить проблему кардинально. Не пора ли всё-таки уже учитывать реальные финансовые возможности крестьян? У нас же получается, что, используя одни и те же ресурсы, просто перераспределяем их в попытках добиться успеха. Возможно ли это? Наш же опыт последних десятилетий говорит об обратном, хотя и есть рост производства. А один из специалистов Павлодарского облсельхозуправления, сам долго работавший в хозяйствах области, выразился вполне однозначно: «Я бы года на три-четыре вообще 80 процентов средств, предусмотренных на субсидии, направил на субсидирование покупки техники, до 90 процентов стоимости. Это бы дало быстрый эффект». То есть способы надо искать и находить, перекройка старого одеяла не сдвинет проблему.

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.