• Чт. Июн 20th, 2024

Нам бы скачок. Качественный

Июн 6, 2024

Павлодарская область вроде бы хорошо добавляет из года в год в производстве молока. Однако укладываемся ли в правительственную программу резкого увеличения молочного производства – пока непонятно. Хотя известно: пару лет назад Минсельхоз анонсировал новую задачу – идти к молочным рекам через строительство современных молочнотоварных ферм. Но время идёт, резкого подъёма производства не наблюдается. И на полках по-прежнему немало импортных молочных продуктов.

Технологии приходят

В Павлодарском Прииртышье не первый год идут инвестиции на строительство современных ферм, работающих по новым технологиям. И это не случайно, ведь давно понятно: будущее, хочешь не хочешь, всё-таки именно за крупными молочными фермами, использующими передовые технологии. Но при этом, думается, уже сейчас эффект от этих вложений можно было ждать более ощутимый. Хотя бы потому, что животноводы Павлодарщины пока не обеспечивают местные молокоперерабатывающие предприятия качественным сырьём. Понятно, что и молзаводы постепенно увеличивают мощности, создавая для производителей перспективы сбыта. Но факт остаётся фактом. Не сухим же молоком закрывать потребности переработчиков, как это не раз бывало. И на молзаводах ждут увеличения поставок сырья на переработку. А тут ещё и из других областей переработчики-покупатели нарисовались, явно прощупывали, что смогут закупать, заманивали ценами. Но это пока в порядке разговоров в палате «Атамекен», а на деле и собственные заводы действуют не в полную нагрузку. Хотя тут надо оговориться: свои мощности они постепенно, путём модернизации, наращивают. И даже субсидии от государства за это получают.

Если быть объективным, то картина со временем меняется, в области неуклонно увеличивается производство молока. До каких пределов это должно дойти? Пока не удалось нигде узнать: в тоннах продукции до какой цифры производства молока в области мы, собственно, движемся? И есть ли такой рубеж в официальных планах? Тогда легче бы стало разбираться, что нужно сделать для достижения цели, по пунктам и годам исполнения. Здесь можно бы было взять за основу полное обеспечение перерабатывающих предприятий местным сырьём, с учётом планов модернизации предприятий. Радует, что у нас показатель загруженности молзаводов повыше, чем в некоторых других областях. Но это не повод снижать развитие производства, иначе начнём в конце концов топтаться на месте. Хорошо, что производство растёт, в основном благодаря новым технологиям, но теми ли темпам, что заданы республиканской программой развития АПК? Понятно, тут надо учитывать специфику животноводческой отрасли: даже для того, чтобы просто вырастить из телёнка корову, потребуются годы. Временной биологический фактор отрасли никто не отменял.

Идём с ростом

Если брать статистические цифры, то за четыре месяца с начала этого года хозяйства области произвели 100,4 тысячи тонн молока, это на 4,4 процента больше, чем за январь-апрель прошлого года. При этом поголовье скота, наоборот, по ряду причин, связанных с прошлогодней засухой, уменьшилось. К 1 мая у нас числилась 581 тысяча голов крупного рогатого скота – на 4,3 процента меньше, чем годом ранее. По итогам года, конечно, цифры изменятся, но, наверное, наступают времена, когда надо брать не числом, а качеством, технологиями ведения молочного животноводства. Ведь расти-то мы должны, исходя из новой программы развития, хотя бы на 10, а то и более процентов в год. Иначе удвоения за пять лет не получится. А в общем по госпрограмме развития АПК в животноводстве упор делается на внедрение современных методов селекции, стимулирование кормопроизводства, развитие инфраструктуры пастбищ и увеличение поголовья сельхозживотных в целом.

Учтём, что дойное стадо по сравнению с общей численностью крупного рогатого скота, естественно, значительно меньше, примерно 2745 голов, и это у нас ещё далеко не завершено породное преобразование. А надои в неорганизованных хозяйствах так и остаются, вежливо говоря, ниже европейских. Просто для сравнения: если в организованных хозяйствах средний надой от коровы в прошлом году был 4669 килограммов, то в личных подсобных хозяйствах – 2127. Вот вам и эффект современных технологий, породных качеств коров. В крупных хозяйствах у нас как раз всё больше высокоудойных коров из европейских стран, из России. Это базовое ядро в перспективе может изменить ситуацию, но опять же преимущественно в крупных хозяйствах, потому что на личных подворьях мы породистый зарубежный скот вряд ли увидим. Поэтому в ЛПХ средний надой даже в две с половиной тысячи литров молока от коровы – уже хорошо. В то время как, к примеру, в «Победе» или «Галицком» надаивают от породистых коров до восьми тысяч литров.

Такой разрыв и будет сохраняться, пока на личных подворьях содержат коров-аборигенов, в лучшем случае – похожих на симменталок или красно-степных. А надо учесть, что большая часть молока на переработку (до 60 процентов) идёт именно из ЛПХ, как бы красиво не смотрелись надои в крупных ТОО, способных по госпрограммам закупать скот зарубежной селекции.

Обстановка со временем должна меняться, так как год за годом в нашей области прибавляется современных молочных ферм, их строят и вводят в эксплуатацию, потом насыщают современным оборудованием и завозят коров-молочниц. Это, в принципе, и была задача на перспективу – открывать больше организованных молочных хозяйств, молочнотоварных ферм с импортными высокоудойными коровами. Да, они обходятся дорого и крестьянам, и государству, субсидирующему часть расходов. Но и эффект уже очевиден.

И производство, и переработка

Если уж заговорили о переработке, то и тут работы впереди много, особенно если учитывать весь ожидаемый потребителем молочный ассортимент. Не скрою, есть успехи у наших переработчиков. Они больше стали выпускать переработанного молока, сливочного масла, кисломолочной продукции. Правда, по сыру и творогу наши переработчики действуют похуже, часть этой продукции идёт из соседних областей. А по твёрдым сырам мы очень уж явно уступаем зарубежью, особенно по их вкусовым качествам. Сухое молоко тоже производим и в целом смотримся в переработке довольно неплохо. Но вопрос тот же: весь ли потенциал используем?

Конечно, у нас действуют и новые, и построенные ранее объекты переработки, идут инвестиции в строительство современных ферм, в том числе крупных. Хотим загрузить собственные предприятия переработки своим же сырьём – для этого и открываем фермы. Развитие молочной отрасли – неоспоримо, и опирается оно во многом на использование крестьянами инструментов государственной поддержки. Всё как-то уже утряслось и идёт с постепенным ростом. Но пора подумать и о качественном скачке, он крайне нужен. И резервы есть, особенно если речь идёт о надёжной кормовой базе животноводства. Она может строиться и на фоне ежегодного расширения орошаемого земледелия. Здесь мы явно недостаточно используем свои преимущества в выращивании белковых и сочных кормов. Динамика вроде бы и есть, но достаточна ли она сегодня? Не случайно хозяйства области в последние годы расширяют посевы кормовых культур, вот и в этом году их засевают на 107,4 тысячи гектаров, а это и однолетние, и многолетние растения. Идёт диверсификация полей, и она давно назрела.

Что у коровы на языке?

Давно известно: используя новые технологии, завозя породистый скот, обязательно надо позаботиться об обеспечении таких коров технологически выверенными рационами. И на каком-то этапе чуть ли не решающим резервом дальнейшего развития молочного животноводства становится именно создание надёжной кормовой базы. Может быть, этот этап как раз и наступил? Тогда мы должны полнее использовать имеющиеся возможности поливного земледелия. В последние годы в области значительно расширили площади поливных участков, на них выращиваются и кормовые культуры. И недалёк тот день, когда фермеры, занимающиеся только растениеводством на орошении, увидят свои выгоды в параллельном развитии в своём хозяйстве животноводства. Схема: орошаемый участок – ферма – всегда эффективна.

А пока цель одна: увеличить производство питательных, сбалансированных по белку, витаминам и минеральному составу растительных кормов. Это, кстати, можно делать и на богаре, особенно по нынешнему году, при такой-то влажной весне. Но именно на орошаемых землях при применении прогрессивных технологий заготовки и хранения кормов есть возможность заметно нарастить их выход в расчёте на гектар. А это приведёт к снижению себестоимости кормов, ну и дальше по цепочке.

Недооценённая люцерна

Уже не раз доводилось рассуждать на эту тему: на мой взгляд, мы до обидного мало внимания уделяем выращиванию не только многолетних трав вообще, но в особенности люцерны, а она – настоящий кладезь питательных веществ для скота. Люцерну, в том числе и развитые страны, используют универсально – ею можно кормить скот на выпасах, она спокойно пойдёт на зелёный корм, сенаж и сено, на травяную муку и силос. Напомним, что в 100 килограммах вовремя скошенной люцерны содержится 21,7 кормоединицы и больше четырёх килограммов перевариваемого белка. У нас есть хороший опыт выращивания этой культуры, думается, пора его использовать широко. А мы ежегодно сеем лишь от двух до трёх тысяч гектаров люцерны, хотя ей бы надо отводить более достойное место в структуре посевов.

Это действительно важно, ведь в конечном счёте уровень рентабельности и получение чистой прибыли в животноводстве прежде всего зависят от затрат на корма, именно они дают половину себестоимости конечного продукта. А в молочном скотоводстве без включения в структуру рациона зеленого корма, сенажа и силоса невозможно даже планировать высокие удои и повышать качество молока. Вот и надо задуматься – люцерна обойдётся значительно дешевле, чем те же концентраты из зерна в виде комбикормов. И, говоря о люцерне, имеется в виду, что мы так и не пришли к масштабному омоложению и севу многолетних трав в целом. Этой весной сеем 26,1 тысячи гектаров многолеток, а между тем ветераны сельского хозяйства области не первый год высказываются, с цифрами в руках, за кратное увеличение высева многолетних трав. И не только житняка. А люцерна, к примеру, – ещё и хороший улучшитель почвы, она обогащает поля азотом и на поливе может давать три укоса. По нынешнему году и на богаре могла бы дать два укоса. Воспользоваться бы влажной весной, тем более прогнозы на этот счёт сбылись. Однако всё идёт так, как идёт.

Государство у нас не остаётся в стороне. Поддерживает развитие орошения, выращивание кормов, я уже не говорю о прямых субсидиях: нынче на субсидирование развития животноводства предусмотрено из бюджета свыше 7,6 миллиарда тенге. В числе областных инвестиционных проектов – строительство молочнотоварных ферм, откормочных площадок, молокоперерабатывающего производства, проекты орошения. Субсидии идут на удешевление стоимости производства молока, за ведение селекционной и племенной работы, на приобретение отечественного и зарубежного племенного скота. Есть и программа инвестиционного субсидирования. Так что возможности остаются, и для дальнейшего развития молочного производства в области есть хорошие условия. Ещё бы и личные подсобные хозяйства получили наконец доступ к субсидиям, но пока они находятся в неравных условиях с крупными хозяйствами. Поэтому можно сколько угодно говорить о желательности повышения средних надоев в ЛПХ – цель окажется недостижимой. Разве ЛПХ со своими доходами и в условиях недоступности господдержки способно купить высокопородный скот? И при этом мелкие хозяйства и подворья области дают больше половины молочной продукции. Чем не резерв, если преодолеть предубеждение относительно помощи ЛПХ? И как в таких условиях можно рассчитывать на заметный рывок в молочном производстве?

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.