• Пн. Май 27th, 2024

Из колыбели – на ноги

Апр 18, 2024
Foto Valeriy BUGAYEV

О проблеме увядания села, о нарастающих темпах урбанизации, о том, что по большому счёту мы можем потерять наши аулы, написано столько много, что, кажется, уже трудно искать дополнительные аргументы, дабы и дальше актуализировать очевидное. В самом деле, проблема далеко не нова, о невзгодах и будущем села много писали ещё в 60-е годы прошлого века так называемые писатели-аграрники, да и маститые журналисты, известные на весь Союз, тоже. Но с тех пор село пережило и наибольший расцвет в 70-е и 80-е годы прошлого века, и развал Союза, и убийственные для села реформы, выжавшие из него последние соки.

Первые шаги

Проблема продолжала обостряться, и в 2018 году Правительство РК получило высочайшее указание разработать проект «Ауыл – ел бесігі», то есть «Аул – колыбель народа». Пришло, наконец, понимание, что необходимо вкладываться хотя бы в те сёла из 7,5 тысячи имеющихся, что ещё сохранили некоторые перспективы. Для начала на реализацию проекта было запрошено 90 миллиардов тенге. На эти средства в сёлах должны были построить новые дома, отремонтировать дороги и провести качественную питьевую воду. И это, по первоначальной идее, должно было остановить отъезд из села молодёжи. Ну да, как же…

Мне сегодня кажется, что и высшее руководство страны, и Правительство, и исполнительная власть на местах тогда, в начале пути, даже не представляли себе масштаб задач, реально требующих решения на селе. Какие там 90 миллиардов, на что их хватит?

Но с самого начала программы Правительство наметило полторы тысячи перспективных сельских населённых пунктов, которые должны были получать совокупно на свое развитие по 30 миллиардов тенге ежегодно. При отборе наиболее перспективных населённых пунктов во главу угла ставился экономический аспект, то есть способно ли село обеспечивать себя работой, способно ли производить сельхозпродукцию. Ясное дело: при таком подходе тысячи малых сёл и сёл побольше, но без очевидных перспектив, оказались приговорены к исчезновению. На них попросту не было денег, не на что стало их спасать.

На старте уже принятой на государственном уровне программы считалось, что павлодарцам повезло – сразу 104 населённых пункта нашей области вошли в число наиболее перспективных сёл республики. По программам «Қүтты мекен» и «Ауыл – ел бесігі» на дальнейшее развитие этих сёл из республиканского бюджета выделили, помнится, 1,3 миллиарда тенге, еще миллиард поручили затратить из областного бюджета. Сегодня даже неловко сравнивать те суммы и средства, выделяемые из бюджетов разного уровня на программу, и вложения в последние годы.

Пребывая в оптимизме

В первые годы программы считалось важнее всего определиться с подходами, и их в конце концов назвали. Если говорить в общем, то порешили так: программа «колыбели» должна быть нацелена на улучшение качества жизни на селе, модернизацию социальной среды сельских территорий, доведение их до региональных стандартов. И эти стандарты потом старательно разрабатывали, причём не раз. В результате на перспективу наметили, что программой надо бы охватить не менее 80 процентов всех сельских жителей, а это около двух тысяч населённых пунктов, 6,1 миллиона человек. Старались при этом не думать об остальных 20 процентах сельских жителей.

Региональные стандарты начали действовать, при модернизации сёл надо было предусматривать обеспечение деревни социальной и инженерной инфраструктурой. Назвали это «управляемой урбанизацией» и рассчитывали заметно улучшить качество жизни сельского населения. Каждой области страны поручили разработать дорожную карту с указанием сроков реализации и конкретных ответственных лиц. Знали бы тогда, пребывая в эйфории от целей нового проекта, скольких сил и затрат он потребует, насколько придётся усложнять свои задачи, причём ежегодно. И какие средства постепенно придётся вкладывать в «колыбель».

Наши дни. Глубокое погружение

Село и сегодня, несмотря на громадные вложения в прошедшие с начала программы годы, трудно назвать процветающим, за редким исключением, конечно. Судите сами, почти 40 процентов населения страны живёт в 6256 сельских населённых пунктах. Это 7,6 миллиона человек. Доля сельского населения с доходами ниже прожиточного минимума – 7,2 процента, а уровень безработицы – 4,7 процента, самозанятых на селе 33 процента, или 1,2 миллиона человек. Такие данные недавно привёл министр национальной экономики Нурлан Байбазаров.

Но зато всё-таки ощущаются перемены, их чувствуют сами сельчане, глядя на обновление. Главное, появился системный подход. В соответствии с указом Главы государства Правительством принята и реализуется концепция развития сельских территорий РК на 2023-2027 годы. Она направлена на раскрытие социально-экономического потенциала сельских территорий с учётом их географических особенностей и конкурентных преимуществ. Скажете – мол, общие слова. Но это не так, в новой концепции определены основные и вполне конкретные направления по сокращению диспропорций в предоставлении базовых услуг, повышению уровня доходов сельского населения, развитию приграничных территорий и систематизации комплекса мер, направленных на развитие сёл. Хотя, конечно, до боли в душе жаль так называемые неперспективные аулы, исчезающие с лица земли. По официальным данным, за последние 10 лет в стране исчезло 582 села, сейчас их насчитывается 6256, говорят, ушли сёла с населением менее 50 человек. А всё равно жалко.

При этом Правительством ежегодно проводится мониторинг и анализ обеспеченности сёл в соответствии с требованиями системы региональных стандартов. К примеру, в прошлом году уровень обеспеченности оказался 64,3 процента, это на 2,1 пункта больше в сравнении с 2022 годом.

В нашей области благодаря программе «Ауыл – ел бесігі» с 2019 года улучшились условия жизни около 150 тысяч жителей Павлодарской области, это более половины всех сельских жителей региона. Меняется и система планирования, в ходу так называемый блочный бюджет. По новой схеме акимы городов и районов области сами спланировали бюджет на 2024 год по 200 с лишним проектам. По блочному бюджету на следующий год в области выделено около 8 миллиардов тенге. Среди проектов прежде всего те, что позволят решить проблемы, поднятые самими жителями сёл, округов и городов. Это ремонт улиц и внутрипоселковых дорог, сетей коммуникаций и сельских клубов, установка детских или спортивных площадок, благоустройство парков и другие. И только по программе «Ауыл – ел бесігі» в прошлом году была обновлена инфраструктура 26 сел, в которых 35 тысяч жителей. Завершили, пусть и с трудностями, 85 проектов модернизации социальной и инженерной инфраструктуры и улучшения качества жизни, всё это на 9,5 миллиарда тенге. В нынешнем году планируется выделить 8,8 миллиарда тенге, это 54 проекта по «Ауыл – ел бесігі» в 14 сёлах, где живут 20 600 человек. Речь идёт о восьми новых ФОКах, об уличном освещении в пяти сёлах, о ремонте восьми объектов образования и культуры, новые дороги будут построены на 67 километрах.

Другие масштабы

Как видим, по сравнению с первыми годами программы на «колыбель» идут неизмеримо большие средства. В целом по стране в прошлом году в рамках программы «Ауыл – ел бесігі» реализовано 1,8 тысячи проектов в 771 селе, они обошлись в 194 миллиарда тенге. Построено 4,9 тысячи объектов водоснабжения и водоотведения на 113 миллиардов тенге, 85 объектов первичной медико-санитарной помощи. 176 сёл подключены к технологии Wi-Fi. А по сопутствующей программе «Ауыл аманаты» сельчанам выдано 12,7 тысячи льготных микрокредитов на 79 миллиардов тенге. Кстати, в Павлодарской области было освоено полтора миллиарда, а нынче выделяемые по этой программе средства в разы больше. При этом в соответствии со спецификой областей утверждены дорожные карты по развитию сельских территорий. С целью привлечения специалистов увеличен размер бюджетного кредита по проекту «С дипломом – в село!» с 1,5 тысячи до 2,5 тысячи МРП. И хотя это отдельное направление, оно логично сопрягается с целями «Ауыл – ел бесігі».

Именно эта программа остаётся сегодня одним из главных инструментов при решении инфраструктурных вопросов в сельской местности. В 2019-2023 годах из республиканского бюджета по общей программе выделено 524 миллиарда тенге, реализовано более 5,4 тысячи проектов в 1,8 тысячи опорных и спутниковых сёл. Это позволило построить и отремонтировать 578 объектов в жилищно-коммунальном хозяйстве, 1,7 тысячи социальных объектов и более трёх тысяч километров внутрипоселковых дорог. На программу в нынешнем году из республиканского бюджета выделено 179 миллиардов тенге, планируется реализация 1,4 тысячи проектов в более чем 500 сёлах. И особо можно отметить, что, по мнению специалистов, реализация программы «Ауыл – ел бесігі» оказывает положительное влияние на привлечение частных инвестиций в сельскую местность.

Особой строкой в программе идут приграничные сёла, их обустройство. И за 2019-2023 годы в стране реализовано 1,8 тысячи проектов по развитию социальной и инженерной инфраструктуры в 511 приграничных сёлах, в нынешнем году на реализацию 170 проектов выделено 36,6 миллиарда тенге. Проводится работа по реконструкции 44 автомобильных пунктов пропусков. Естественно, раз уж наша область остаётся приграничной, то программа распространяется и на приграничные сёла Павлодарщины.

Дают и удочку

Действительно, сегодня есть понимание простой истины: село будет развиваться, если его люди будут иметь возможность самостоятельно его обустраивать, повышать экономический потенциал. И в Правительстве совершенно справедливо говорят о том, что для интенсивного развития экономики сёл необходимо увеличить доходную часть бюджетов сельских округов. С этой целью уже планируется передача некоторых видов дополнительных налогов и платежей, которые позволят увеличить доход четвёртого уровня бюджета в два с половиной раза и доведения его в целом до 167 миллиардов тенге. В частности, в бюджет сёл может пойти половина сборов налогов на имущество индивидуальных и юридических лиц, лицензионный сбор за право занятия отдельными видами деятельности, плата за пользование лицензиями на занятие отдельными видами деятельности и водными ресурсами поверхностных источников. Это уже сформировавшееся намерение Правительства.

Наряду с этим не снимается с повестки ежегодное увеличение финансирования программы «Ауыл – ел бесігі», как и программ развития сельского предпринимательства и агропромышленного комплекса. В действии приоритетное выделение средств приграничным территориям, уже сейчас на рассмотрении возможность запуска новой жилищной программы для сёл и районных центров. Недавно акиматам даже поручили рассмотреть новые подходы в целях дальнейшей поддержки сёл, не вошедших в список опорных и спутниковых. В планах – разработка цифровой карты села, расширение полномочий маслихатов, сельских акимов и их аппаратов в рамках развития местного самоуправления. Ну и пора, наконец, предоставить сельским акимам право покупать для нужд села спецтехнику.

Скажу честно, в первые годы программа «Ауыл – ел бесігі» мне сильно напоминала «дорожную карту», которую страна в период экономического кризиса 2008 года опробовала в стране. Тогда тоже занялись инфраструктурой. Однако в последние годы стало понятно: это не ситуативный, а долгосрочный, если хотите, стратегический проект, его значение всё больше повышается на фоне продолжающейся урбанизации. Главное – понять: достаточно ли мы делаем сегодня, дабы наши усилия по модернизации села в конце концов в корне изменили к лучшему сельскую жизнь? Ясно одно: чудес не бывает, если в сёла не вкладываться именно сегодня, если не открывать там как можно больше современных производств, а не мизерных крестьянских хозяйств, если не приближать условия жизни на селе вплотную к городским, причём делая это на государственном уровне, то никто не будет вкладываться в село. Надо помнить, что это не только казахстанская проблема. Во всем мире сельское хозяйство становится индустриальным, а сёла выглядят совсем иначе, чем раньше. И каждая страна решает задачи по-своему…

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.