• Чт. Июн 20th, 2024

А наше всё равно устраивает?

Дек 21, 2023

В Павлодарской области производится, несмотря на её индустриальное направление, сельскохозяйственной продукции гораздо больше, чем потребляется самими павлодарцами. Особенно это заметно по зерну, овощам и картофелю. Хотя и молока, мяса, круп производим опять же больше, чем едим. Шутка ли, за десять месяцев этого года в нашей области произведено сельскохозяйственной продукции на 375,7 миллиарда тенге.

Органика, да не совсем?

Да, могут возразить: большая часть того, что производим, – это лишь начало, сырьё для переработки. Но всё равно, пусть и после переработки, это в конечном счёте еда, которую мы видим у себя на столе. Что-то вообще потребляется и без особой переработки. Но цивилизация всё настойчивее ставит перед странами-производителями продуктов питания один вопрос: а что это за пища с точки зрения критериев органической продукции? В ООН есть статистика по производству органической продукции, по Казахстану точных цифр найти не удалось. Хотя, конечно, есть отчёты, но в какой степени они соответствуют международным стандартам? Поэтому для начала нам надо разобраться: собственно, что собой представляют органические продукты с точки зрения международных стандартов.

При этом мы вроде бы тоже не собирались и не хотим оставаться в этом смысле на месте. Казахстан о переходе на производство органической продукции заявил ещё лет семь назад. И в своё время, пока тема оставалась модной, об этом часто говорилось. Более того, даже законодательная база по этой теме тоже имеется. Закон «О производстве органической продукции» в Казахстане вступил в силу с июня 2016 года. Согласно этому документу выпуск казахстанской органической продукции постепенно должен стремиться к международным стандартам.

Появились подзаконные акты, направленные на первичное стимулирование производства органической продукции. Первыми на этот путь встали отечественные пчеловоды, заинтересованные в экспорте нашего мёда, прежде всего в Китай, где казахстанский мёд уже давно оценили потребители. В растениеводстве намечались и другие проекты, например, при переработке зерна. Но приходится признать: в целом тема органической сертификации остаётся не до конца освоенным для нас делом, хотя дорога, в принципе, уже проторена целым рядом стран. На их опыт мы, помнится, и собирались ориентироваться, для начала взяв на вооружение систему стандартов нашего соседа Китая, рынок которого может принять сколько угодно казахстанской органической продукции. Более того, первое время шли официальные отчёты, говорящие о неуклонном увеличении экспорта «органики», счёт уже пошёл на миллионы долларов. В основном речь шла о торговле зерновыми и масличными культурами, крупами, органической водкой и вином, ну и мёдом тоже.

Проще и легче наращивать торговлю «органикой» именно с соседями. Учитывая всё более плотные деловые контакты с Китаем, можно понять, что как раз экспорт в Китай стал сегодня одним из главных направлений для Казахстана. За такие взаимоотношения выступает и китайский сельхозбизнес, ориентированный на органическую продукцию. Тем более что крепнет наше сотрудничество по линии экономического пояса Шёлкового пути. Вот почему несомненным остаётся при всей нашей длительной раскачке одно: органическая продукция перспективна для нашего агробизнеса, отсюда многочисленные деловые встречи с китайцами на площадках Минсельхоза, торговых выставок и так далее.

Двигаться надо

Насколько актуальной стала для нас тема органических продуктов, пора задуматься более тщательно. Хотя подробных и внятных рекомендаций из Министерства сельского хозяйства, как уже говорилось, найти не удалось. Но это ведь не означает, будто по актуальному направлению не нужно идти вперёд. И давайте ещё раз вспомним, что такое эти самые органические продукты, над которыми давно работает, например, Европа, где приняты жёсткие экологические стандарты их производства. Есть общее понимание: органическая продукция — это продукты сельского хозяйства и пищевой промышленности, изготовленные без использования (либо с минимальным применением) синтетических пестицидов и минеральных удобрений, регуляторов роста, искусственных пищевых добавок. Здесь исключается использование генетически модифицированных продуктов (ГМО). В переработке и производстве готовой продукции запрещены рафинирование, минерализация и другие приёмы, снижающие питательные свойства продукта, запрещается добавление искусственных ароматизаторов, красителей (кроме тех, что определены в соответствующих стандартах). Так что если то же подсолнечное масло прошло рафинирование, то это уже не стандарт, по европейским меркам. А мы как раз стремимся, чтобы в нашей области наконец появился завод, ориентированный на рафинирование отжатого из подсолнечника масла. Оно, кстати, в нашей области, да и не только, пользуется большим спросом. Как и местное мясо, которое в Европе не посчитают соответствующим их стандартам. Хотя наше мясо, безусловно, вкуснее.

Если в Китае биостандарты относительно либеральны с точки зрения их выполнения, то в Европе они более строгие. Особенно жёсткий подход к содержанию запрещённых ГМО и их производных. Продукция с маркировкой БИО не должна содержать химически синтезированных консервантов, красителей, ароматизаторов, стабилизаторов и загустителей. Требование остаётся непреложным: органическая продукция должна производиться без использования вредных технологий. Что это за технологии? Прежде всего ультразвуковая обработка, химическая консервация, обработка фенолами и ПАВ, атомное расщепление, радиационная обработка, газация. Так что наше газированное пиво тоже в Европе посчитают «неправильным». Кроме того, соответствующая стандартам продукция не может содержать сырья, выращенного с использованием пестицидов, химических удобрений и другой агрохимии, гормонов и стимуляторов роста.

Нужны ли они?

Биопродукты сегодня, особенно в развитых странах, действительно популярны, тем более в бедных странах, где население в большинстве своём не может себе их позволить из-за дороговизны. Более того, странам третьего мира не рекомендуется переходить на дорогостоящие технологии получения чистого органического сырья. У них задача пока сложнее — просто научиться кормить самих себя.

Органическое же сырьё действительно очень дорого. Но в Европе или странах с развитой экономикой средние по доходам слои населения предпочитают искать продукты с маркировкой БИО. И неслучайно сейчас в мире зарегистрировано около двух десятков брендовых товарных знаков, гарантирующих потребителю чистую органическую продукцию. Она ценится ещё и потому, что кроме отсутствия вредных веществ органические продукты якобы отличаются своими вкусовыми свойствами и более высокой пищевой ценностью. Хотя, как известно, на вкус и цвет товарищей нет.

Или взять курятину, всегда считавшуюся диетическим мясным продуктом. Куриное мясо на полках наших магазинов – это нечто другое по сравнению с курятиной где-нибудь во Франции. Органическая курятина вроде как подтверждает свою «диетичность» и безопасность благодаря тому, что на органических птицефабриках запрещено использовать химически синтезированные вещества и неорганические корма. Неслучайно европейские фермеры резко протестуют против завоза в их страну дешёвой курятины из Украины, потому что украинская курятина не может считаться по европейским меркам органическим продуктом. А местных фермеров такая конкуренция может разорить, учитывая, что украинская курятина напичкана анаболиками и антибиотиками.

И ещё одно преимущество органики: благодаря особенностям органического сельскохозяйственного производства содержание в органических фруктах и овощах сухих веществ увеличивается, а воды – понижается, что улучшает их вкусовые качества. Кроме того, содержание витаминов, микроэлементов и клетчатки в органических продуктах значительно выше. Ясно, что такая продукция особенно ценится. И наша страна в перспективе тоже намеревается переходить на неё. Когда это произойдёт – вопрос другой. Ясно, что не скоро, слишком многое придётся делать и менять.

Стандарты и развитие

Дорога к «органике» выбрана не просто так. Здесь Казахстан готовы поддерживать международные институты развития. К примеру, уже выделяла средства Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН. Эксперты этой международной организации могут оказать и техническую помощь в создании системы производства и сертификации органической сельхозпродукции, но казахстанским аграриям придётся пройти специальное обучение. Скорее всего, через ФАО (Food and Agricultural Organisation – Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН). Её цель – развитие сельского хозяйства в странах третьего мира. Для Казахстана работа с ФАО — это возможность сотрудничать со странами, входящими в организацию, а сегодня в ФАО входит более 190 государств.

К сожалению, наши крестьяне и переработчики пока мало заинтересовались темой. А уж о программе ФАО и о Законе «О производстве органической продукции» фермерам вообще мало что известно. Разве что на уровне разговоров. Хотя помню, как одна из российских фирм предлагала через структуры «КазАгро» проект строительства в нашей области завода по производству клетчатки и крахмала из местной пшеницы. Тут тоже поговорили и забыли. Конечно, ориентироваться тот проект должен был на рынок Китая, но не пошло дело. Скорее всего, из-за того, что всё надо делать постепенно и по плану, допустим, для начала ориентировать наших крестьян на производство органического сырья. А как ориентировать, если крестьяне не информированы о стандартах?

Таковы требования

Уже приходилось об этом писать, но попытаюсь напомнить. В Европе продукты organic (органические) производят в соответствии со стандартами «Общеевропейского соглашения по органическому производству сельскохозяйственной продукции №2092/91 от 24 июня 1991 года». При этом уже с 2009 года в ЕС действуют директивы по органическому производству. А вот в основе американских стандартов по-прежнему остаётся «Акт об органическом производстве продуктов питания», принятый ещё в 1990 году.

Основная цель стандартов organic – обеспечивать максимальную «чистоту» продуктов (отсутствие вредных химических соединений и ГМО) и максимальную сохранность их пищевой ценности: полноценных белков, сложных углеводов, природных жиров, витаминов, микроэлементов, энзимов, клетчатки. Денежный мешок рынка экопродуктов в мире – это десятки миллиардов долларов. При этом органические хозяйства не применяют химические удобрения, гербициды, пестициды, инсектициды, фунгициды. Для борьбы с вредителями используют биологические и физические методы, естественные преграды. Плодородие почв поддерживают правильным севооборотом и внесением органических удобрений. Многое делается вручную для минимизации вреда растениям и почве. Представляете себе, как это всё сложно для наших фермеров в существующих условиях? Хотя с чего-то ведь начинать всё равно надо.

Не раз приходилось слышать: мол, нашенское мясо не только самое вкусное, но и экологически чистое. Для нас это так и есть, но оно не соответствует меркам европейских и американских стандартов. Стандарты organic для животноводства предусматривают свободный выпас. А если в силу погодных условий животных приходится держать в закрытых помещениях, то должна соблюдаться норма площади на каждую особь. Это позволит животному свободно удовлетворять свои двигательные потребности. При этом скот кормят только сертифицированным органическим растительным кормом, им никогда не вводят ни гормоны, ни антибиотики.

Перерабатывают органическое сырьё тоже разрешёнными способами, максимально сохраняя его структуру и питательные свойства. Здесь полно запретов, о которых мы уже сказали.

Несмотря на нынешние геополитические проблемы, мировой рынок органических продуктов не скукоживается. Земли, отданные под производство органических сельскохозяйственных культур, тоже расширяются. Сейчас это более 40 миллионов гектаров. И, наверное, рынок органических продуктов будет расти, на этом фоне мы осторожно и медленно делаем небольшие шаги, хорошо, что просто на месте не топчемся.

Владимир ГЕГЕР.

Фото из архива Валерия БУГАЕВА.