• Пн. Май 27th, 2024

Тайны павлодарских муралистов

Май 16, 2024

Гигантские картины-муралы на стенах домов стали привычным украшением павлодарского ландшафта. О том, как разнообразить монументальную живопись и сделать наш город современнее, мы поговорили с модными павлодарскими райтерами – художниками граффити (уличной настенной живописи) Русланом Касимовым «Faster» и Владимиром Зубковым «Rheos».

Граффити – неотъемлемая часть хип-хоп культуры, вышедшей из американских гетто на мировой рынок и ставшей частью урбанистической (городской) моды, стрит-арта и дизайна. В Павлодаре работает дуэт райтеров «Artflow» – Руслан Касимов и Владимир Зубков, для которых хобби рисовать на стенах стало стилем жизни и бизнесом.

Они оформили гараж и детейлинг-центр обладателя «Грэмми» диджея Иманбека, интерьеры Торайгыров университета, холдинга «Ертiс Медиа», учебных заведений Павлодара, Экибастуза и Аксу, клубов «7182» и «Gipsy», кафе «Тарелка», кальянных «Туман» и «Небеса», воркаут-зала в Аксу. Их портрет Виктора Цоя в арке напротив Почтамта знают все павлодарцы.

Из монументальных работ – девятиэтажный мурал на перекрёстке Лермонтова – Машхура Жусупа и пятиэтажные в Караганде и Сарани, а также участие в крупных проектах других художников. Их граффити украшают улицы не только Павлодара, но и других городов Казахстана. Они призёры республиканских конкурсов граффити, хорошо известны у нас и за рубежом.

Руслану Касимову 32 года, граффити занимается 17 лет. Вырос в городке Вязники Владимирской области РФ, по населению вдвое меньше Аксу. Со школы увлёкся хип-хоп культурой, занимался брейк-дансом. В восьмом классе вымахал под два метра, и танцы пришлось оставить. На улице увидел граффити и заинтересовался. Хорошо рисует с детства – это от отца.

Руслана вы могли видеть в боевике «Ага», снятом в Павлодаре в 2021 году. Там он сыграл одного из друзей злодея. Его персонажа убили в ресторане «Дипломат». С бородой «Faster» похож на Киану Ривза из фильма «Джон Уик».

– После школы в 2007 году я переехал в Казахстан, окончил колледж в Актау по специальности менеджер по туризму, там немного успел порисовать на стенах китайскими баллончиками и фасадной краской. В 2011 году перебрался в Павлодар и нашёл единомышленников. Сейчас многие из них уехали или бросили рисовать, – рассказывает Руслан. – В 2012 году открыл граффити-школу, она год проработала, потом я поступил в ИнЕУ на промышленный дизайн. Был самоучкой и чувствовал, что мне не хватает базовых знаний. В граффити-школе у меня был ученик, который сам развился как хороший райтер – Эвальд Мерк «Хром». Он подтянул Вову, и мы начали рисовать втроём.

Одна из первых работ Руслана 2013 года сохранилась во дворе за 25-м магазином по ул. Машхура Жусупа, 4/1.

Владимир Зубков «Rheos», 45 лет. Живая энциклопедия хип-хопа – знает множество групп, их истории и участников. Рисует и занимается дизайном. В граффити пришёл в 35, поэтому разрисовыванием стен сразу занялся официально, минуя характерный подросткам бомбинг – быстрое нанесение рисунков в запрещённых местах. Сначала рисовал персонажей, потом перешёл на сложные шрифтовые композиции, так называемый wildstyle – дикий стиль.

Самой известной в Павлодаре совместной работой Владимир считает портрет Виктора Цоя в арке дома по ул. Ак. Сатпаева, 37.

– Цоя мы нарисовали в августе 2019 года обычной эмульсией, кисточками и валиками, – рассказывает он. – В стиле поп-арт сделали картинку, разделили её на пять цветов – чёрный, белый и три оттенка серого. Красный использовали только для трафаретной надписи. Поставили леса, вечером сделали набросок. Потом четыре дня рисовали. Баллончиками мы бы за один раз сделали.

Заказчиком портрета выступил администратор инстаграм-страницы @pozitpvl к 29-летию со дня смерти музыканта. Изначально предлагалось обновить стену Цоя на Химгородках.

К слову, краски на портрет Цоя обошлись примерно в 30 000 тенге. Такая работа баллончиками стоила бы дороже. Для граффити райтеры используют российский аналог мировых брендов – аэрозольные краски для художественных и дизайнерских работ воронежской фирмы «Arton». Один баллон – 3550 тенге. Но всё же это дешевле брендовых красок за пять-шесть тысяч, да и палитра предлагается широкая – более 140 цветов.

Эскиз художники переводят на стену с помощью проектора. Контуры обводят баллончиком. Это экономит время, когда рисуешь мурал и нанимаешь по часам автовышку. В пример ребята привели мурал на девятиэтажке по ул. Машхура Жусупа, 20 (перекрёсток с Лермонтова). Там изображена дзюдоистка Зарина Байбатина из Аксу, серебряный призёр Паралимпийских игр 2020 года в Токио. Заказчиком выступил «Тойота Центр» Алматы. Он в разных городах Казахстана спонсировал создание муралов местных чемпионов-паралимпийцев.

– Для того чтобы девятый этаж достать, нужна вышка 40 метров. Не во всех провинциальных городах такая бывает. Мы нашли её на ПНХЗ. Взяли на пять часов, чтобы верх нарисовать. Тогда нам это тысяч в сто обошлось. Остальное рисовали с местных вышек, – рассказывает Руслан. – Изначально мы подключили друзей – художников-муралистов из Караганды, у них была своя аппаратура, краскопульт. Рисовали впятером.

Художник говорит, что мурал Байбатиной был создан по присланному эскизу. Если бы им дали просто идею, они воплотили бы её по-другому. К слову, сама спорт­сменка осталась своим портретом довольна.

Граффити-культура подразумевает взаимопомощь и творческие коллаборации. Райтеры обмениваются заказами, приглашают друг друга в свои проекты. Приезжая в незнакомый город, через соцсети находят единомышленников и рисуют с ними граффити. Так, в Павлодаре оставили свои рисунки художники из Алматы, Астаны, Германии, России. Руслан и Владимир вспомнили пару интересных сотрудничеств.

Первое: мурал «Птицерыб», нарисованный в 2016 году алматинским стрит-артистом Пашей Касом на торце пятиэтажки по ул. Ак. Сатпаева, 37.

– У Паши был экологический проект, он его рисовал не в одном городе. Я не знаю, кто это спонсировал, мы не задавали вопросов, – рассказывает Владимир. – Он Руслану написал: ребята, буду в городе, давайте встретимся! Руслан знал, что Паша – ученик топовой алматинской команды «Repas». Мы его встретили, пошли по городу искать место – ему нужно было видное. За ЦУМом на старой будке он увидел чей-то рисунок «птицерыба»–мутанта такого и решил его изобразить на мурале. Паша приехал с небольшой командой. Всем жилеты оранжевые купил, чтобы никто вопросы не задавал, – работали нелегально. В шесть вечера начали, в шесть утра закончили.

Второе: мурал «I love Pavlodar» по ул. Ак. Сатпаева, 46 и портрет Абая по ул. Жаяу Мусы, 7, который павлодарские райтеры считают настоящим стрит-артом.

– Оба мурала создали наши друзья – Али Закир и Ержан Танай из команды «Tigrohaud Crew», Алматы. Они профессиональные художники, совмещают граффити, каллиграфию и фотореализм, – говорит Руслан. – Изначально это наша идея была – оформить полукруглую стену. Я сделал эскизы, архитектура одобрила. Потом мы посмотрели поверхность стены – там шуба, а у нас не было краскопульта, и мы отказались. Абая вдвоём они делали, я ставил им свой проектор.

Самое сложное в создании мурала – это не работа на высоте и не превратности погоды, а согласовывание проекта сначала с архитектурой и акиматом, а потом с жильцами дома, порядка 70% которых должны дать согласие. Сбор подписей в девятиэтажке занимает два-три дня. Обычно большая часть жильцов соглашается, уяснив, что за украшение дома им платить не придётся.

Ещё труднее убедить жильцов или КСК выделить стену для граффити. Эскизы людям обычно нравятся, но одни норовят внести свои коррективы: лучше бы солнышко и грибочки нарисовали, а другие, не разобравшись, что художники тратят свои личные деньги, ворчат: лучше бы дороги на них отремонтировали или бедным раздали!

– Когда мы завершаем работу, реакция у людей всегда хорошая. Они подходят, начинают в процессе работы фотографироваться, родители детям говорят – ой, смотри, как дядя красиво рисует! Ради этого момента художники всё и делают, – считает Владимир.

В Павлодаре граффити живут недолго, и уничтожает их не природа, а человек – может зачеркать или закрасить. Давно исчезла первая работа Владимира – расписанная стена на территории ПКТиК. Стёрта новыми хозяевами интерьерная живопись в бывшем кафе «Тарелка». Та же участь постигла граффити в подземном переходе возле ЦУМа и между домами по Лермонтова.

– Раньше это было обидно. А теперь относишься так, что ты рисуешь только для фотографии. Нарисовал, сфоткал – оно живёт своей жизнью. Его могут и испортить, и закрасить. А так граффити может прожить до десяти лет. Всё зависит от подготовки стены и качества материалов, – говорит Руслан.

До пандемии казахстанской столицей граффити была Караганда. По городу было много классных рисунков, потому что там проводились ежегодный республиканский конкурс «Энергия лета» и фестиваль «Караганда жарык», куда съезжались райтеры со всей республики. Павлодарцы брали там призовые места, а Владимир Зубков три года подряд – Гран-при. Потом всё затихло.

В 2023 году инициативу перенял Павлодарский колледж информационных технологий и провёл городской конкурс граффити. В этом году он, возможно, перерастёт в республиканский. В прошлом конкурсе первое место занял Руслан Касимов. На электроподстанции по ул. Астаны, 8 он за четыре дня изобразил соприкосновение рук человека и робота – связь между настоящим и будущим.

– От таких конкурсов все в выигрыше, – считает он. – Организаторы хорошо украшают город. Если бы они каждого художника отдельно заказывали и платили как за оформление, потратили бы намного больше. Мы тоже в выигрыше – дают нормальное количество банок краски на одну работу, еще и призовое место можем занять, ну и тусовка – все ребята в одном месте собираются.

При масштабировании павлодарский конкурс граффити может решить проблему создания муралов в Павлодаре. В прошлом году из восьми запланированных муралов было нарисовано только два – за счёт частных инвестиций. На остальные не нашлось денег. Павлодарские райтеры считают, что новые кварталы Павлодара нужно украшать не однотипными тусклыми муралами, похожими на баннеры, а качественным стрит-артом в духе вышеупомянутого портрета Абая.

Также уличные художники не первый год просят городские власти выделить им «споты» – разрешённые стены или заборы для граффити. Возможно, что поддержка их инициатив даст толчок к развитию нового направления креативной экономики, о необходимости которой говорит Президент РК Касым-Жомарт Токаев.

Фёдор КОВАЛЁВ.

Фото предоставил Руслан КАСИМОВ.