В 1992 году Жандарбек Малибеков совершенно случайно узнал от гостивших у него в Узбекистане родственников, что в Казахстане проводится конкурс на создание Государственного герба. Они же привезли ему газету с объявлением о начале приема заявок на участие. Сложенную газету архитектор положил в карман костюма и на время о ней забыл. Через несколько дней, нащупав листок в кармане, он вновь прочел объявление. В тот момент до окончания конкурса оставалось не больше двух месяцев.

Принести пользу

– Я сам казах, родился в Кызылординской области, и для меня, человека, проживавшего в другом государстве, было очень важно сделать что-то для своего народа, принести пользу земле, где родился и рос, – говорит Жандарбек Малибеков. – Подав заявку на участие в конкурсе, занялся исследовательской работой, пропадал в библиотеках, архивах. Я чувствовал огромную ответственность, ведь мне предстояла большая работа – создать государственный символ независимого Казахстана и отразить в нем всю сущность нашего на тот момент зарождавшегося государства, показать многотысячелетнюю историю и богатую культуру казахского народа, его предков, обычаи и традиции, присущие нам гостеприимство, уважение к старшим, преемственность поколений. Одновременно надо было раскрыть идеи толерантности, свободолюбия, степной демократии. То есть задача стояла не из легких. Трудность заключалась в том, что нужно было найти ту самую золотую середину и воплотить в одном символе все самое важное. Чем больше углублялся в поиск, тем больше захватывала и поглощала эта работа. Пересмотрел массу литературы, практически заново перечитал и изучил всю историю Казахстана, поднял все данные об археологических раскопках и так далее. Только потом как-то самой собой передо мной подобно картинкам в калейдоскопе стал складываться образ будущего герба. Центральное место я отвел юрте, которую олицетворяют шанырак, кереге и босага, символизирующие основы всего государства, возрождение, стойкость, целостность. Юрта – это монументальное, редчайшее изобретение наших предков, которое используется по сей день. Это символ нашего общего дома. От юрты во все стороны в виде золотых солнечных лучей расходятся уыки – опоры. Далее есть понятие «От ошак отан» – где «от» означает – воин, «ошак» – котел, а «отан» – юрта. Большой Казахстан – это тоже отан. Юрта олицетворяет казахскую государственность, здесь рождались национальные традиции и обычаи казахов, зарождалась жизнь. Из звериного стиля я использовал мифических рогатых коней, тем самым одновременно показал период, когда человек оседлал животное. Олицетворением этого времени стали крылья за спиной коней, которые символизируют время объединения всех родов и племен против нашествия джунгар и победу над врагом. Эти же крылья олицетворяют многовековую историю и традиции народа. На рогах коней – семь колец, которые тоже символичны, ответвления – «кошкар муйiз». Они одновременно служат защитой и показывают рост и динамику развития нашего государства. Шанырак, кереге тоже показывают объединение, сплоченность многонационального народа Казахстана.

Мой порядковый номер – 173

Работа над будущим гербом заняла полтора месяца. Весной 1992 года она была сдана в комиссию Верховного совета Казахстана, а автору был выдан порядковый номер – 173. Чуть позже пришло приглашение на участие.
По словам Ж. Малибекова, предчувствуя, что использование в новом гербе отдельных элементов могло смутить участников отборочной комиссии, он представил на конкурс сразу два варианта. На одном – коней с роговыми ответвлениями и пятиконечной звездой в центре композиции, на другом – без них. Как и ожидалось, первоначальный вариант вызвал горячие дискуссии среди участников комиссии, большинство считали рога пугающими и излишне архаичными, что касается звезды, то некоторые связывали ее с советским периодом и отмечали, что пережитку прошлого нет места на Гербе независимого Казахстана. Точку в жарком споре поставил председатель комиссии, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
– Представляя свою работу, я акцентировал внимание комиссии на том, что в нашем гербе нет политических мотивов, в нем отражены история, культура и традиции народа, – говорит Жандарбек Малибеков. – Нурсултан Абишевич поддержал меня и сказал: «Уважаемые депутаты, пятиконечная звезда – это не остаток советской власти, и не надо ее путать с религией. У нашего независимого государства свой путь развития, и для нас эта звезда – путеводная, наша республика стремится ввысь к звездным вершинам». После этого выступления все сомнения отпали. Считаю, благодаря Нурсултану Абишевичу мой вариант герба был признан лучшим, более того, по праву считаю его своим соавтором.
По словам собеседника, на этой же комиссии были приняты государственные гимн и флаг. Что касается герба, то всего на конкурс было представлено 293 варианта госсимволики, как в виде готовых проектов и макетов, так и предложений. Работа Жандарбека Малибекова оказалась вне конкуренции. За победу на конкурсе автор получил 20 тысяч рублей. Большая часть этой суммы ушла на оплату работы мастеров, помогавших изготавливать макет герба. Изначально оригинал был изготовлен в Ташкенте, в Казахстан будущий государственный символ диаметром почти два метра доставили на «КамАЗе». Позднее эталонный образец герба был отлит из бронзы в Алматы.

По международным стандартам

В 2007 году Жандарбек Малибеков выступил с инициативой довести принятый герб страны до государственного стандарта. И хотя усовершенствованный вариант мало чем отличается от ранее действующего, работа над ним длилась семь лет.
– Кардинальных изменений обновленный Государственный герб не претерпел. Он был доработан с помощью современных компьютерных технологий с использованием 3D-графики в строгом соответствии со всеми международными стандартами. Соблюдены точные параметры, соотношение деталей, указаны наименования всех использованных элементов. Все они описаны. Найдено цветовое решение, усилены цвета, они стали более яркими, насыщенными и богатыми. Мне посчастливилось работать с директором полиграфической компании «Мекен.kz» Михаилом Скачковым и Валентином Олейником, которым я очень благодарен за помощь. В 2014 году все предложенные изменения были приняты, а в 2016 году комитет по стандартизации и метрологии ввел стандарт Государственного герба страны. В этом году до 1 июля абсолютно все организации, учреждения, предприятия и прочие должны провести замену герба.
Стоит отметить, 24 мая в Евразийском национальном университете имени Л. Гумилева, где преподает профессор Ж. Малибеков, прошла международная научно-практическая конференция «Герб Казахстана. История создания и его роль в практической реализации национальной идеи «Мәнгілік Ел». Конференция была приурочена к 75-летнему юбилею автора герба и 25-летию госсимволики. Здесь был презентован новый метровый стандарт Герба республики. Одновременно прошла презентация книги Ж. Малибекова «Қазақстан Елтаңбасы» об истории создания государственных символов страны.

Новая жизнь в Ташкенте

Жандарбек Малибеков известен не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Долгое время он жил и работал в Узбекистане, куда попал сразу после окончания школы.
– Я родился вблизи разъезда Екпенди Жанакорганского района Кызылординской области в семье железнодорожника, – рассказывает собеседник. – Мать Кулянда умерла, когда мне было четыре года. Отец не хотел отдавать меня в детский дом, женился второй раз. Когда мне исполнилось 15 лет, отец умер, у приемной матери были свои дети, и я оказался не нужен. После окончания десяти классов пошел работать. Делал сырцовый кирпич, за лето продал десять тысяч штук по рублю за штуку. На вырученные деньги купил себе костюм за 400 рублей и билет на поезд в Ташкент. Перед этим в газете «Пионерская правда» прочел объявление о наборе абитуриентов в художественное училище имени Бенькова, где кроме трехразового питания предоставлялось общежитие. Я любил рисовать, чертить и решил заниматься этим профессионально. Через двое суток оказался в незнакомом городе, где у меня началась новая жизнь.
После окончания училища Ж. Малибеков поступил в Среднеазиатский политехнический институт на строительный факультет.
– Была только одна группа архитекторов, где занятия велись на русском языке, – вспоминает Ж. Малибеков. – До начала занятий оставалось три месяца, к тому моменту деньги у меня закончились, пришлось идти работать на базар грузчиком. Когда началась учеба, стало легче. Получил комнату в общежитии, стипендию платили, еще и в стройбригаду штукатуров зачислили. Днем работал, вечером учился. Я считаю, что сейчас такое тоже было бы неплохо практиковать. Одновременно учишься и тут же применяешь знания на практике. Здесь и трудовая закалка, и дисциплина. За два с половиной года получил пятый разряд. Работал в бригаде с греческими строителями, бывшими партизанами, высланными в Среднюю Азию. Выполнял арочные работы, штукатурил потолки. Бригадиром у нас был полковник Сумилиди, он же бывший командир партизанского греческого отряда, очень справедливый и добрый человек. Помню, как-то зимой я провалился в деревянное корыто с известью глубиной около метра. Из-за выпавшего снега просто не заметил вкопанной в землю емкости. Вот тогда он мне с ребятами помог, я даже заболеть не успел.

Долгое возвращение на родину

В 1965 году, после завершения учебы, молодой архитектор просился направить его на работу в Казахстан. Но ему отказали, начинающий специалист должен был отработать три года.
– По распределению попал в проектный институт, – говорит Ж. Малибеков. – За три года отработки освоил проектирование. И работа пошла на лад. Стал главным архитектором Узбекского научно-исследовательского института промышленности, у меня в подчинении было 1500 человек. Сорок лет проработал на одном месте. Первым объектом, который самостоятельно спроектировал, было четырехэтажное здание главпочтамта в Фергане, исполненное с использованием ленточного остекления. В то время это было новым направлением в архитектуре. Это здание до сих пор стоит. Потом стал проектировать жилые дома, административные здания, аэропорт. Работал над проектами двух театров, скажу, что проектировать театр – это большое счастье для каждого архитектора. Особо запомнилось проектирование зданий в Самарканде. Очень сложный и одновременно интересный город. Здесь впервые по моему проекту был построен 9-этажный жилой дом. Три года работали над созданием прочного фундамента, в тот момент здания выше 20 метров в Узбекистане не строили. После того как мы возвели первую девятиэтажку, которая способна выдержать девятибалльное землетрясение, началось строительство высотных зданий. Одновременно участвовал в конкурсах проектных работ в Ташкенте, Фергане, Андижане, ездил на всесоюзный конкурс.
Проекты Ж. Малибекова везде занимали призовые места. Им спроектировано здание Посольства Казахстана в Ташкенте, построен мавзолей Толе би.
В 2001 году Жандарбек Малибекович переехал в Казахстан.
– Все годы жизни в Ташкенте я пытался вернуться на родину, но всякий раз не получалось, – отмечает
Ж. Малибеков. – И потом, я ведь не хотел возвращаться просто как оралман. Это не мое. Когда вернулся, продолжил заниматься любимым делом. Уже в Казахстане проектировал 15 крупных объектов. С 2003 года преподаю в университете, продолжаю заниматься проектированием.
Трое сыновей Жандарбека Малибекова пошли по стопам отца. Все трое так или иначе связали свою жизнь со строительной сферой и проектированием.
– Я всегда говорил сыновь­ям, что занимаясь строительством, можно не только прокормить свои семьи, но и принести огромную пользу людям, – говорит Ж. Малибеков. – Мы, архитекторы, строители, призваны служить народу, возводить здания, дома, новые объекты, тем самым создавать неповторимый облик наших городов, районов и сел. Наша задача делать мир красивее и ярче.

Анна УРАЛОВА.
Фото с сайта www.enu.kz.

irstar.kz