В ходе заседания коллегии управлений сельского хозяйства, ветеринарии и земельных отношений руководитель областного управления ветеринарии Каиржан Байжанов сообщил, что из 148 ветеринарных пунктов большинство размещены в зданиях акиматов, одиннадцать не имеют собственных помещений, а пять расположены на арендуемых квадратных метрах. Разумеется, многие из них не соответствуют современным ветеринарно-санитарным требованиям.
– Мы промышленная область, но и аграрный сектор у нас не должен дрейфовать, – возмутился аким области Булат Бакауов. – Деньги выделены, время было, а в районах ничего не делается. В Баянаульском и Лебяжинском, к примеру, до сих пор не разработана проектно-сметная документация для строительства ветеринарных пунктов. Скажу так: если до конца месяца работать не начнут, получат дисциплинарное взыскание, а потом – неполное служебное.
Несмотря на принимаемые профилактические меры на сегодняшний день проблемным вопросом остается заболеваемость крупного и мелкого рогатого скота. В лидерах по заболеваемости бруцеллезом остаются Баянаульский и Качирский районы, а также сельская зона Аксу.
Тем не менее в прошлом году (по сравнению с 2015) уровень заболеваемости снизился с 1,4 процента до 0,76 процента: проще говоря, в 2016 году из всего поголовья крупного рогатого скота, насчитывающего на тот момент 522 тысячи голов, бруцеллез был выявлен только у 3943 животных.
Отметим, что бруцеллез – инфекционное заболевание, которым при контакте с больным животным может легко заразиться и человек. Микробы бруцеллеза не погибают ни при засолке, ни при заморозке, справиться с ними может только тщательная термообработка. Именно поэтому весь заболевший скот сдается на мясоперерабатывающие предприятия. Причем часть стоимости больного животного владельцу затем возмещают.
В прошлом году сумма компенсации делилась пополам: часть возвращал бюджет, а часть выплачивали мясоперерабатывающие предприятия. Теперь схема изменилась: только 30 процентов суммы будут возмещены из казенных средств, 70 процентов – забота перерабатывающего предприятия. Однако стоит быть готовыми к тому, что процесс возмещения может затянуться: на 2017 год еще не все владельцы, сдавшие больной скот на переработку, получили причитающуюся им сумму. По данным управления ветеринарии, долг за прошлый год составляет 34 миллиона тенге.
Кроме того, даже после вспышки сибирской язвы в печально известном селе Узынсу девять сибиреязвенных захоронений Иртышского района до сих пор остаются неогороженными. Еще два хоть и огорожены, но при этом абсолютно не похожи на объекты повышенной опасности: не имеют никаких опознавательных знаков. Всего в области сегодня насчитывается 131 сибиреязвенное захоронение.
Напомним, в конце июня в Иртышском районе один из сельчан вынужденно прирезал заболевшую корову, причем сделал это мужчина не на территории специального убойного пункта и не во дворе своего дома, а за воротами – в поле, где больное животное упало, отказавшись идти дальше. В результате более сотни килограммов говядины мужчина сдал в сельское кафе «Майра», где проходил поминальный обед. Как выяснилось, хозяйка заведения охотно согласилась принять тушу и без соответствующей ветсправки.
В итоге после всего произошедшего перед судом предстали заведующий ветеринарным пунктом Узынсуского сельского округа и владелец инфицированного животного. Нарушения, допущенные ветеринарным врачом, заключались в ненадлежащем проведении мероприятий по вакцинации, а владелец скота нарушил правила, не проведя предубойный ветеринарный осмотр и послеубойную ветеринарно-санитарную экспертизу, а также забив корову вне убойного пункта.
Приговором Иртышского районного суда обоих признали виновными. Им было назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на один год шесть месяцев. Кроме того, был удовлетворен иск прокурора о взыскании убытков в пользу государства на сумму более четырех миллионов тенге.
Отметим, в конечном счете выяснилось, что причиной вспышки опасного заболевания стала некачественно проведенная работа по вакцинации скота. К тому же, по информации управления ветеринарии, после случившегося была проведена тщательная проверка: оказалось, что на самом деле скота у сельчан значительно больше, чем зарегистрировано в базе идентификации сельскохозяйственных животных, а скотомогильник и убойный пункт не соответствуют установленным нормам.
Однако случай этот не единичный: похожая ситуация складывается и в других районах области. Из 322 скотомогильников, находящихся на территории региона, 52 ни у кого не числятся на балансе, и только 28 из общего числа соответствуют стандартам. Не действуют 30 убойных пунктов.
На сегодняшний день самое серьезное расхождение реального количества крупного рогатого скота с данными базы ИСЖ выявлено в Качирском районе. Там оно достигает 13,2 процента – разница почти в пять тысяч голов. В Павлодарской области это число ниже – 936 животных.
– В прошлом году какие только версии не проверялись, пока искали крайнего, а виной всему – некачественно выполненная работа ветеринара. Поэтому впредь прошу вас перестать быть бюрократами: нельзя красиво отвечать на коллегии, но безответственно относиться к своей работе, – подчеркнул глава региона.
Из-за претензий, предъявляемых к работе ведомства, новый руководитель управления ветеринарии Каиржан Байжанов вплотную занялся кадровым составом – решил проверить квалификацию своих сотрудников. В результате в управлении ветеринарии выяснили, что, к примеру, в Актогайском районе ветврачами работают агроном и специалист в сфере государственного и местного самоуправления, а в селе Харьковка ветеринарным пунктом заведует специалист-технолог по производству продуктов питания.
Разумеется, принимая на работу новых сотрудников, в районах об этом знали, но дело в том, что подобное позволяли квалификационные требования к этой должности. Сейчас поступило предложение их пересмотреть.

 

 

Наталья ЗИНЧЕНКО.
Фото Валерия БУГАЕВА.

 

 

 

irstar.kz