Но это, скорее всего, опять же чисто организационные моменты, плюс не очень большое желание владельцев скота с частных подворий вовремя проводить процедуру идентификации, которая, надо признать, несколько многоступенчата. А как иначе, если телят, овец, свиней и жеребят надо паспортизировать в определённый срок после рождения. Кто-то оказывается забывчивым, кто-то откладывает нужное дело на потом, а в результате порождает для себя излишние сложности впоследствии. Ведь идентифицировать скот всё равно придется, но уже после штрафа и нескольких муторных процедур, связанных с тем, что паспортизировать своего телёнка или жеребенка надо уже по другой схеме, с привлечением республиканского программного центра идентификации, который только и может дать доступ в базу данных и поставить на учёт животных, чьи хозяева проявили безответственность и затянули дело. Да ещё и штраф нужно будет заплатить, так как затягивание паспортизации скота – это нарушение, предусмотренное Административным кодексом РК.

Но не всех животных надо идентифицировать в рес­публиканской базе данных срочно. Тут надо понять, что проце­дура включает в себя учёт животных, сопровождающийся присвоением индивидуального идентификационного номера через биркование, чипирование и таврение. Только так можно включить сведения о сельскохозяйственных животных в базу данных республиканской информационной системы. Молодняк сельхозживотных идентифицируется не позднее 14 рабочих дней после рождения до достижения следующих возрастов: телят, ягнят, козлят и верблюжат – до недельного срока, жеребят – с четырёхмесячного возраста, а племенных поросят, предназначенных для дальнейшего разведения и воспроизводства, – с трёхмесячного возраста.

При этом хозяева животных несут не очень-то и большие расходы. Процедура идентификации проводится за счёт бюджетных средств, за исключением чипирования. А чипирование может стоить от 600 до 1200 тенге. По 600 тенге оно обходится более или менее крупным животноводческим хозяйствам, которые работают напрямую с производителями чипов, индивидуалам дороже, потому что появляются накладные расходы.

Что касается использования системы GPS, позволяющей отслеживать передвижение животных, в основном лошадей, через спутник, то здесь каждый владелец скота решает самостоятельно. И затраты тут, конечно же, побольше, так как придется потратиться на антенну GPS, которая могла бы покрывать значительную площадь. Владельцы дорогих породистых лошадей с этим не считаются, и именно они – основные заказчики такого чипирования.

Как говорит заместитель руководителя облсельхоз­управления Марат Апсаликов, чипирование и присвоение индивидуального номера – это сегодня государственная услуга, оказываемая ветеринарной службой. После чипирования сельхозживотные, почти как люди, получают паспорта, в которые вносятся все данные, в том числе о перемещении бурёнки или савраски. Индивидуальные паспорта выдаются на всех крупных животных, а если речь идёт о ягнятах, козлятах и поросятах, то на них выдаются групповые паспорта.

Процедура не так уж и сложна. Владелец животного после рождения, допустим, телёнка вызывает на дом ветврача своего сельского округа. Тот приезжает и составляет документы на идентификацию под подпись хозяина скота. А дальше сведения идут в базу данных для получения индивидуального идентификационного номера и паспорта. Потом ветврач вживит под кожу животного чип. Всё. Не так уж и сложно, не правда ли? Тем более непонятно, почему многие хозяева скота из личных подворий с некоторым скепсисом относятся к своим обязанностям. А потом вынуждены платить штрафы.

Дальше опять же всё как у людей. При перемещении скота внутри области, да и из других областей страны, животное снимают с учёта, а затем регистрируют по месту новой прописки. Это позволяет государству лучше контролировать движение скота и осуществлять в полной мере ветеринарный контроль, ведь все сведения о прививках по каждому животному – тоже в базе данных.

Всего же в Павлодарской области идентифицировано 456897 голов крупного рогатого скота, 563907 овец и коз, 64642 свиньи и 164759 лошадей. Есть даже 79 верблюдов, хотя для северной области это, скорее, экзотика. Планы по идентификации в целом выполняются, отклонения в ту или иную сторону небольшие и объясняются прежде всего постоянным движением скота или выходом некоторых хозяев скота «из тени». Так что в целом действительно можно говорить о том, что в области действует нормально отработанная система идентификации животных.

 

Владимир ГЕГЕР.

Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz