– Гульназ Максутовна, осенью прошлого года в Казахстан были депортированы сразу несколько проповедников псевдосалафизма, которые проповедовали идеи экстремизма. Какая работа проводится с ними, и отказываются ли они от своих радикальных убеждений?


– Да, осень прошлого года и весна 2019 оказались продуктивными в плане осуждения трех лидеров деструктивных течений в Туркестанской области, в частности, из Шымкента. В этом регионе привлечены к уголовной ответственности такие проповедники салафизма, как Октам Заурбеков, Пулат Мухитдин и Дильмурат Махаматов. На сегодняшний день двое из них находятся в исправительных колониях страны, один осужден на условный срок. Специалисты-теологи и психологи проводят с ними реабилитационную работу. Надо сказать, мне повезло в профессиональном плане, потому что удалось поработать со всеми тремя лидерами салафизма в Казахстане. Кроме меня, конечно же, с ними постоянно проводят работу теологи управления по делам религий Шымкента. При этом специалисты не питают иллюзий относительно предстоящих результатов. Мы все четко понимаем, что реабилитация некоторых адептов будет сведена к минимуму. Эти люди уже никогда не откажутся от идеологии салафизма. На сегодняшний день стоит вопрос об их адаптации в нашем обществе и принятии ими казахстанской идентичности.


– В социальных сетях некоторые адепты высказывают мнение, что эти лидеры жамагатов не представляют угрозы для общества, так как проповедуют умеренный салафизм.


– Лекции интернет-проповедников широко распространены среди псевдосалафитских жамагатов. Все они были проводниками так называемого умеренного салафизма на территории Казахстана. Он, как известно, в долгосрочной перспективе несет угрозу казахской национальной идентичности, так как активно отрицает исторический путь и опыт мусульманства казахского народа. В частности, все террористические акты, произошедшие в Казахстане, совершены радикальными салафитами. Надо отметить, что все казахстанцы, выехавшие воевать в Сирию, приверженцы этого деструктивного течения.


– Недавно вы провели работу с лидером казахстанских салафитов Дильмуратом Махаматовым. Как он стал проповедником салафизма?

 

– Дильмурат Махаматов – этнический узбек, уроженец Южно-Казахстанской области. Имеет высшее теологическое образование. Свободно владеет несколькими языками. Дважды женат, воспитывает девятерых детей. Он более 20 лет проживал на территории Саудовской Аравии, где получил религиозное образование. Надо сказать, в начале 2000-х годов наши казахстанские ребята уезжали получать теологическое образование за рубеж. Следует признать, что на тот период мы не могли конкурировать с условиями обучения в Королевстве Саудовская Аравия. В частности, нашим студентам, так называемым «талибам»-казахстанцам, предоставлялось бесплатное обучение, бесплатный авиаперелет домой, раз в год – путевка в Хадж или Умру в Мекку, стипендия около 150-200 долларов, бесплатное проживание в общежитии, питание в столовой. В последнее десятилетие разрешалось перевозить туда семью – жену с детьми. Естественно, в тот период казахстанская религиозная школа не могла конкурировать со льготными условиями, которые предоставлялись в университетах Саудии. Молодые люди, пользуясь всеми благами, прошли хорошую теологическую подготовку в этих университетах. Но беда в том, что будущие «звездные» проповедники оказались заложниками учебных заведений, в которых прошли обучение. В итоге они через интернет стали агрессивно насаждать чуждую нашему обществу религиозную идеологию.
– Есть ли конкретные люди, пострадавшие в результате прослушивания лекций этого проповедника? Была ли доказана вина Дильмурата в их заблуждениях?


– На сегодняшний день следствием доказано, что около 20 человек, слушавших лекции Дильмурата, были позже осуждены за экстремистские преступления. Сформировалась определенная прослойка верующих, которые находятся в конфликте с законом. Они отрицают гражданскую, национальную идентичность казахстанского народа. Это одна из основных проблем приверженцев деструктивных течений. Претензии остальной части общества к адептам основаны именно на этом. Они сами себя изолировали от мусульманской уммы, замкнулись в своей религиозной идеологии, оторвались от событий, происходящих в стране. Идет самоотчуждение некоторой части верующих от общества.


– Чему запретному их обучал Дильмурат? Можете привести примеры его высказываний?


– На сайте Прокуратуры Казахстана размещены результаты религиоведческой экспертизы материалов лекций Дильмурата. Специалистами они признаны экстремистскими, направленными на разжигание межнациональной и межрелигиозной вражды в обществе. Приведу лишь некоторые высказывания, где в которых Дильмурат учил слушателей ненависти: «Когда ненавидят, ненавидят христиан. Однако евреев нужно ненавидеть еще больше, сильнее. В истории они убийцы пророков. За это их нужно ненавидеть сильнее». Как видим, лектор здесь призывает своих слушателей к ненависти к представителям других религий и этносов. В интернете обнаружено много лекций Дильмурата, направленных на формирование религиозной нетерпимости, недоверия по отношению к христианам, иудеям, суфиям, шиитам. Кроме этого, он навешивал ярлыки на людей, не читающих намаз: «бидгатчики», «вносители новшеств», «заблудшие», «сторонники христиан и евреев», «грешники, не читающие намаз». Дильмурат приводил различные примеры, вырванные из религиозных текстов, формируя в сознании слушателей отталкивающие, негативные образы людей, которых нужно ненавидеть. Под деструктивным воздействием Дильмурата среди его сторонников, называющих себя салафитами, широко распространено мнение о нежелательности заключения брака с «ханафитами-матрудитами» и приверженцами других исламских течений. Это еще раз показывает пагубную сущность насаждаемых Дильмуратом идей, разрушающих единство нашего общества.
– Осознал ли Дильмурат ошибочность выбранного им пути? Чем он объясняет свою противоправную деятельность?


– Конечно, Дильмурат открыто не признает свои ошибки. К тому же отношение его последователей к нему как к «мученику и герою от религии» вдохновляет его стойко и терпеливо переносить испытания тюрьмой. В предыдущем интервью я уже рассказывала о синдроме «харизматического лидера». Безусловно, лидеры псевдосалафитских жамагатов – талантливые, неординарные люди. Но не стоит восхищаться ими, так как они ошиблись сами в выборе пути и сбили с пути тысячи людей. Как это происходило? Вначале Дильмурат, как и другие лидеры, поехав на обучение за рубеж, стал делиться полученными в Саудовской Аравии поверхностными знаниями. Тогда, конечно, многие не знали, что доминирующей религией там стал вахаббизм. Так под маркой псевдосалафизма казахстанцы стали вовлекаться в это деструктивное течение. С получением более глубоких знаний набор требований к адептам стал усложняться. Одновременно лидеры сами становились заложниками образа «знающего брата», который был противопоставлен имамам традиционной мечети. Так они превратились в лидеров фанатичной толпы, готовой слепо подражать своим так называемым «шейхам», а радикальные из них – участвовать в насильственных акциях под псевдоисламскими лозунгами. Они сами оказались в тисках созданного образа. У Дильмурата имеется весь стандартный набор качеств лидера-харизмата, который искусственно создается в различных сектах и течениях. Это нарциссизм, независимость, любовь к риску, экспрессивность, театральность, драматичность, фанатичная привязанность к символам и собственным идеям.


– Почему многие годы Дильмурат не переставал вести проповеди в интернете, навязывая идеи радикального ислама казахстанцам?
– Следует отметить, что, как и другие осужденные проповедники, Дильмурат Махаматов 20 лет практически не жил в стране. Он был оторван от казахстанских реалий, от нашей действительности, плохо знал законы нашей страны. Он не знал процессов, происходящих в Казахстане. Несмотря на все это, давал четкие инструкции своим «слепым подражателям», причисляющим себя к салафитам, давал им уроки, фетвы. Естественно, Дильмурат не знал, что за эти годы религиозное сознание верующих шагнуло намного вперед. Государственная политика в сфере религии нашей страны тоже развивалась, повышался уровень образованности работников Муфтията. Во время беседы с Дильмуратом прослеживается, что он полностью отрицает принципы светскости. Он даже не имеет представления о духовно-нравственных ценностях казахстанского общества, основанных на принципах толерантности, межконфессионального и межнационального согласия и дружбы.


– Раскаивается ли Дильмурат в том, что из-за него пострадали молодые люди?


– Хотелось бы отметить, что Дильмурат Махаматов, можно сказать, много на себя взял. Ведь никто – ни действующие власти, ни Духовное управление мусульман Казахстана официально не просили его проводить религиозные проповеди для казахстанской молодежи. У него не было ни моральных, ни юридических прав на это. Ведь у нас есть официально принятые, достоверные каналы распространения религиозных знаний. По сути, лидеры псевдоислама – это проповедники-выскочки, которые много на себя взяли по религиозному просвещению казахстанцев. И, можно сказать, захлебнулись своей идеологией. Обучаясь в псевдоисламском учебном заведении, Дильмурат взял на себя функции духовного лидера, который может вести за собой массы людей. Он запитал на себя религиозное сознание наших верующих и спокойно манипулировал ими в своих интересах. Да, возможно, Дильмурат открыто не призывал своих последователей на войну или совершение псевдоджихада. Но многие молодые люди, уехавшие воевать в Сирию, стали псевдосалафитами, слушая лекции Дильмурата и других лидеров. Вдохновленные идеями построения «халифата», отказываясь от Казахстана, считая его «кафирским» государством, они уехали в Сирию воевать якобы за «чистый ислам». Многие из них там погибли, неизвестно сколько людей еще остаются на территории боевых действий. На этом пути погибли ни в чем неповинные дети, которых родители вывезли в зону боевых действий. Многие сейчас отбывают сроки наказания за пропаганду терроризма и экстремизма. Когда мы спрашиваем у этих ребят, кого они слушали, все они указывают на Дильмурата. Это значит, если бы они не слушали Дильмурата, то они не стали бы салафитами и, возможно, экстремистами. Это априори. Поэтому вина Дильмурата доказана за счет поломанных судеб ребят. Можно его вину назвать не прямой, а косвенной. Сам Дильмурат, когда я задала ему вопрос:

 

«Чувствуешь ли ты вину за судьбы своих последователей?» – ответил: «Я же никого не заставлял меня слушать, они сами меня слушали». Но зачем же тогда он активно работал в социальных сетях, зачем тоннами записывал свои ролики? А теперь он хочет снять с себя ответственность, открещиваясь от своих учеников. Но ведь любое деяние, которое ведет к экстремизму, должно быть наказано, такова позиция нашего государства. Надо отметить, что к концу нашей встречи появилась положительная динамика в разговоре. Дильмурат сказал: «Теперь я осознаю, понимаю, что многие ребята, возможно, попали в тюрьму из-за меня. Возможно, Всевышний услышал проклятия их матерей, и я сам теперь оказался здесь». «Аналардың қарғысы маған тиген шығар», – сказал он.


– В заключение что бы вам хотелось передать последователям Дильмурата, которые до сих пор обожествляют, верят в безгрешность своего лидера, продолжают слушать его лекции?


– Думаю, что казахстанским приверженцам салафизма нужно сделать правильные выводы после арестов лидеров этого деструктивного течения. Возвращение казахстанцев из зоны боевых действий в ходе операций «Жусан» тоже должно заставить задуматься каждого салафита. Настала пора отказаться от пагубной идеологии салафизма и перестать жить в конфликте с обществом. Салафиты не должны представлять угрозу для нашей национальной идентичности. Они обязаны жить в гармонии с государством, уважать казахские ценности и традиции. Теологи реабилитационных центров, имамы в мечетях всегда им протянут руку помощи.

 

Представители традиционного ислама готовы простить им заблуждения и воссоединиться с ними в единой казахстанской мусульманской умме. Ребята, отбывающие наказание за экстремизм и терроризм, рано или поздно выйдут из тюрем. На сегодняшний день основная наша задача – привить им нашу национальную казахстанскую идентичность, активную гражданскую позицию. И насколько они смогут дальше жить в обществе, не вступая с ним в конфликт – вот эта задача, конечно, сейчас легла на плечи теологов, психологов, которые будут продолжать с ними работать.

 

Айгуль ЭСЕНАЛИЕВА.

irstar.kz