Среди сказочных, по-волшебному прекрасных гор Баянаула раскинулось изумительное по красоте озеро Жасыбай. Никто не обходит его стороной, оно завораживает, неудержимо притягивает к себе. Чисты его голубые воды, тихи глубины, резвы и веселы волны, что катят шаловливые степные ветры к зеленым крутым берегам. Здесь хорошо побыть одному, особенно в предгрозье, когда белые облака, срываясь с неба, падают на каменистые холмы и кручи. Они напоминают мне юрты наших далеких предков, и когда вспыхивает молния и от земли к небу поднимается густой сине-зеленый дым, это сходство со старым казахским аулом становится особенно поразительным.

Как-то мне довелось побывать на берегах Жасыбая вместе с Шакеном Аймановым и Каукеном Кенжетаевым. Был здесь и Кабдыкарим Идрисов – поэт. Все мы уехали оттуда с большим запасом бодрости и оптимизма, а Кабдыкарим увез с собой еще и прекрасную лирическую песню o Баянауле. Теперь я знаю, что именно тогда состоялось мое близкое знакомство c Кабдыкаримом Идрисовым, своеобразным поэтом, в творчестве которого сильны и тонкие лирические ноты, и гражданский пафос, и героика, и публицистика.

Открытие поэта – событие всегда трогательное и волнующее. Тем более такого поэта, как Идрисов. Голос его не очень громок, порою даже намеренно приглушен из-за присущей ему скромности, но зато он искренен, чист и светел. Поэтому дорога поэта к читателю была непростой и нелегкой. Прежде всего потому, что сам он был весьма требователен к своему творчеству, без чего, как известно, не может быть настоящего писателя. Мне приходилось соприкасаться с ним довольно тесно на протяжении многих лет, и я всегда радовался его исключительно серь­езному и вдумчивому отношению к своей поэтической работе.

У него, как у поэта, принципиальный, глубоко честный подход к жизненным явлениям и фактам, преломляющимся в его творчестве. Думается, что эта его особенность объясняется разносторонним знанием жизни, тесным общением с людьми. Он много путешествовал по республике и стране, бывал за рубежом. Эти поездки пополняли его кругозор, а жизненные впечатления широко отражались в творческой работе.

Мне вспоминаются сейчас наши давние совместные поездки в Павлодар. Мы ездили с журналистами и поэтами, хорошо знающими свои родные края, людей. Мы не только знакомились с новейшими способами добычи угля в экибастузских разрезах, но и пытались проникнуть в далекую историю этого богатейшего уголка казахской земли. А история, что называется, лежала на поверхности. Любознательный и пытливый Кабдыкарим Идрисов обратил внимание на старые, ветхие строения, очень уж неприглядные на фоне прекрасных современных промышленных и жилых сооружений. Оказалось, что это английские бараки, построенные хозяевами рудника еще до революции. Вместе с сотнями рабочих-казахов здесь жил и трудился на подневольной каторжной работе знаменитый казахский поэт Сабит Донентаев. Все эти события и факты просто просились в стихи, и такие стихи были написаны.

Совершенно справедливо утверждение, что только жизнь, реальная и живая, питает творчество писателя. Но ведь надо уметь еще наблюдать эту жизнь, уметь видеть и подмечать все ее многообразие. Думается, что Кабдыкарим Идрисов обладал таким редким даром, и потому его стихи буквально наполнены упругим дыханием нашей сегодняшней жизни, расцвечены всеми ее удивительными, неповторимыми красками.

У Кабдыкарима Идрисова был солидный поэтический багаж. И дело, разумеется, не в количестве вышедших в свет сборников стихов и поэм, а в необыкновенной широте творческих интересов, в разнообразии и красочности его поэтической палитры. Есть у него большая и серьезная поэма об отце. Это поэма-раздумье, взволнованный рассказ «о времени и о себе». Философские размышления автора глубоки и впечатляющи, их воздействие на читателя исключительно плодотворно. Поэма по-настоящему учит жизни, но без нравоучений и сухих, надоедливых назиданий, чем, к сожалению, грешат многие наши молодые и немолодые литераторы. Живые, точные, объемные образы – вот что прежде всего характеризует творчество Кабдыкарима Идрисова и дает большую притягательную силу его поэзии.

Казахстанский читатель знает Кабдыкарима Идрисова и как детского поэта, внесшего большой и заметный вклад в развитие казахской литературы. Знают его и как поэта-лирика – тонкого, вдумчивого и, если так можно выразиться, праздничного. И действительно, хорошая, добротная лирическая поэзия – это всегда праздник, всегда большая, волнительная радость. Любой читатель безоговорочно согласится с этим утверждением, если даст себе труд познакомиться даже с немногими лирическими произведениями поэта.

Кабдыкарим Идрисов еще и страстный поэт-публицист. Oн смело берётся за актуальные общечеловеческие темы и с присущим ему вдохновением и профессиональным мастерством разрешает их в своем творчестве. B этом отношении характерен его арабский цикл стихов, ставший результатом поездок поэта в зарубежные страны. В этих стихах арабского цикла много искренней любви и уважения к народам, борющимся за свою национальную, экономическую и социальную самостоятельность, высокого гражданского пафоса, истинного поэтического вдохновения. И не случайно критика положительно отметила этот цикл стихов, оценив его как достойный вклад в современную казахскую поэзию.

Известно, что поэтический талант наиболее плодотворно развивается в творческом общении, это единственно верный путь его обогащения и шлифовки. Вот почему Кабдыкарим Идрисов стремился поддерживать самую тесную творческую связь со своими собратьями по перу, и прежде всего с большими русскими поэтами.

Например, Кабдыкарим Идрисов многие годы поддерживал творческую и чисто человеческую дружбу с Михаилом Лукониным. B их творчестве было много общего, что их роднило и взаимообогащало. Михаил Луконин был частым гостем нашей республики, приезжал в Алматы, Караганду, путешествовал по сельским районам. И в каждый свой приезд он неизменно навещал своего друга.

Сейчас Михаила Луконина уже нет в живых, но он оставил о себе добрую память в сердцах многих своих казахских друзей. Как-то Михаил Луконин побывал y Кабдыкарима на даче и по просьбе хозяина посадил маленькую кудрявую яблоньку. Этой щедрой на дожди и ливни весной яблонька цвела особенно пышно, как бы утверждая собой нетленность и вечность красоты и жизни. Но не только дерево оставил на память замечательный русский поэт. Вышла книга стихов Кабдыкарима Идрисова в его переводе, а за прекрасные переводы произведений аксакала казахской поэзии Абдильды Тажибаева Михаил Луконин удостоен премии журнала «Дружба народов». В свою очередь и Кабдыкарим Идрисов перевел книгу стихов Михаила Луконина на казахский язык. Крепкая творческая дружба двух поэтов продолжает жить в их произведениях, даря читателям радость общения с большой, вдохновенной поэзией.

Тут надо отметить сложную и кропотливую работу Кабдыкарима Идрисова в области художественного перевода. Он познакомил казахских читателей со многими поэтами братских республик, с зарубежными литераторами.

Становление поэта – путь сложный и долговременный. Дорога к творческой зрелости, как правило, усыпана не розами, а терниями, и кроме поэтического таланта необходим труд упорный, титанический, повседневный. Только при этом условии можно рассчитывать на успех и в такой неимоверно трудной области творчества, каковой и остается современная поэзия. Надо сказать, что Кабдыкарим Идрисов не боялся труда, отдавал творчеству все свои силы, всю энергию.

Я бы образно сравнил поэзию Кабдыкарима с можжевельником. Посмотрите, как настойчиво выбивается он своими ветвями из тесных трещин гранитной скалы и тянется к солнцу. Потом, набрав силу, он зацветает прекрасными белыми цветами. Вот так и из труда поэта вырастают великолепные цветы стихотворений. Есть у можжевельника и другое ценное качество – он врачует человеческий организм. Логически завершая это образное сравнение, можно с уверенностью сказать, что стихи Кабдыкарима Идрисова врачуют человеческие сердца и души. Такова всеисцеляющая сила настоящей поэзии.

Стихи Кабдыкарима Идрисова – как цветы после щедрого, обильного дождя. Они способны взмывать на самые вершины гор его родного края, многоцветным ковром расстилаться в альпийских лугах Алатау, неприхотливо жить в степях Павлодара и гордыми чайками парить над легендарным седым Иртышом. Везде они к месту, везде им открыта дорога к человеку, а это и есть самая высокая награда за вдохновенное творчество поэта.

Сырбай MАУЛЕНОВ, поэт, писатель.


Здравствуй, славный поэт!

Кабдыкариму Идрисову

Что за осень у нас в Павлодаре!
Никогда не бывало такой.
Как ей власть над землей передали,
Если мы потеряли покой
От горячей пурги листопада!
Как цветаста ее карусель!
Впрочем, что я?
Покоя не надо –
Пусть метет золотая метель.
Это даже мне нравится очень –
Свет заречных лесов и рассвет…

Ах, в какую хорошую осень
К нам приехал любимый поэт!

Он задумчиво рядом проходит,
Желтый лист остывает в руке…
А навстречу – далекие годы –
Алый парус скользит по реке.
То ли степь эти годы укрыла,
Унесла ли волна Иртыша…
У поэта широкие крылья,
У поэта большая душа.

Сколько в ней дорогого хранится –
Детство, мать и костры над землей…
Все поэты – как гордые птицы,
Ну а птицы стремятся домой.
Здесь, на родине, – люди большие,
Здесь, на родине, – дух боевой!
Не отсюда ль
Ушел он к вершинам,
Не отсюда ли песни его!

Он глядит в заиртышские дали,
Он стоит над былинной рекой…
Что за осень у нас в Павлодаре!
Никогда не бывало такой.

Виктор СЕМЕРЬЯНОВ. г. Павлодар, сентябрь, 1978 год.


Наша жизнь

Да, сорок! Нам припоминать пора,
Как братья шли в атаках обожжённые,
И грелись у солдатского костра
А не у юрт своих молодоженных.
Но не забыли годы и про нас.
Подростки, мы грузили не по силе,
Отары выводили в ранний час,
Сбирали колоски, корма возили.
Глашатаи аульных новостей,
Глотали слезы, отходя в сторонку,
Когда из дальних дымных областей
Пришедшую вручали похоронку…

Кабдыкарим Идрисов. (Перевод М. Луконина).

irstar.kz