Все началось в 2016 году, когда Светлана Муминова, ее супруг и шестеро детей из съемного жилья перебрались в свой дом. Вернее, они заселились в заброшенный дом на Элеваторной, 30. До этого здание четыре года простояло пустым. Разумеется, Муминовы сделали это не просто так: и отдел ЖКХ, и прежняя владелица дали добро.

– Мы шесть лет жили на съемных квартирах. Когда в очередной раз подыскивали жилье, столкнулись с тем, что никто не сдавал, только продавали. Конечно, ближе к зиме ситуация бы изменилась: осенью люди начинают сдавать дома, чтобы в морозы кто-то за ними присматривал, но мы столько ждать не могли. Нужно было детей собирать в школу, – рассказывает Светлана. – Обратились за помощью к местным властям. Просили, чтобы нам помогли найти жилье хотя бы под съем. Аким и начальник ЖКХ предложили заселиться в этот дом при условии, что мы сами его отремонтируем. Он пустовал четыре года, одни стены остались, но деваться было некуда – август на дворе.

Чтобы составить договор, в Успенку приехала хозяйка дома Зауреш Жангазинова. В 2012 году она получила его, встав на очередь в ЖКХ, но прожила там совсем недолго – около четырех месяцев. В доме было холодно, он требовал ремонта. 6 августа 2016 года туда заселилась многодетная семья Муминовых. Супруги и их шестеро детей: младшему ребенку три года, еще четверо школьники – 13, 11, десяти и восьми лет, а старшему 20, он сейчас служит в армии. Муж Светланы в основном подрабатывает на стройках, она по возможности в поле – убирает и сортирует урожай.

– В акимате нам показали документы, согласно которым прежнюю хозяйку будут лишать этого дома, раз она его забросила и в нем не жила. Сказали не переживать. Тем более, она при свидетелях говорила, что ей этот дом не нужен. Мы составили соглашение и вернулись к ремонту. Нам нужно было подключать телефон и интернет, – говорит Светлана Муминова.

Четыре месяца восемь человек ютились на летней кухне. В остальных комнатах полным ходом шел ремонт: меняли окна, сносили стены и строили новую печь.

– Мы меняли окна, потолки были в дырах, поэтому частично заменили шифер. Стены разбирали и переделывали, чтобы поставить печь-грубу: подключать отопление было слишком дорого – 370 тысяч тенге. На тот момент таких денег у нас не было, да и сейчас тоже нет, – добавляет женщина. – Покупали краску, кирпичи, подключали свет, погасили задолженность прежней хозяйки за электричество – 7400 тенге. Сделали комнаты для мальчиков и для девочек, сами с мужем спим в зале.

По словам Светланы, оставалось сделать только косметический ремонт, когда в Успенку вернулась прежняя хозяйка и потребовала у Муминовых съехать.

– Когда дом привели в порядок, он вдруг стал всем нужен. В первый раз Жангазинова приехала в апреле и начала нас выгонять. Потом подтянулись ее родственники и стали требовать отдать им дом, – вспоминает Светлана.

Не зная, что предпринять, многодетная мать обратилась за помощью к властям.

– Я побежала в акимат, но мне ответили, что в 2016 году был другой начальник, и они теперь ничем не могут помочь. Тогда я пошла в районный акимат, а потом поехала в область. Там мне сказали, чтобы искали себе другое жилье и снимали, – рассказывает Светлана. – Я все понимаю, я бы сняла, но все деньги вложены в ремонт. Я бы могла пожить до осени у знакомых, пока люди не начнут сдавать жилье, но куда я детей дену? Попросила помочь, а мне сказали: «Зачем столько рожаете, а потом нами манипулируете?». Я встала, ушла, а потом позвонила на телевидение.

После приезда журналистов сторонам вроде бы удалось договориться, но вот с документами до сих пор творится полная неразбериха.

– Я работаю с 15 мая и об этой истории узнала, когда к нам приехали телевизионщики. Насколько мне известно, этот дом был на балансе у ЖКХ, потом его передали прежней хозяйке – Жангазиновой. Но даже тогда договор найма должным образом не оформили, – говорит Валентина Курсакова, руководитель аппарата акима Успенского района. – Когда у нее что-то в Успенке не сложилось, Жангазинова уехала из села. С Муминовыми они на словах договорились, что с общего согласия дом переоформят на Светлану. Официально это толком не оформили, но Муминовы вселились и начали ремонт. На этой стадии всех это устраивало, все успокоились, ЖКХ не довел дело до конца, а потом Жангазинова решила вернуться и начала претендовать на дом. Когда стали разбираться, выяснилось, что и на нее не все оформлено должным образом. Получается, это недоработка предыдущего руководителя отдела ЖКХ и его преемника.

Сейчас в местном отделе ЖКХ придумали, как временно решить проблему.

– Этот дом занимала одинокая женщина Зауреш Жангазинова. Она сама отдала дом Муминовым, ремонта там не было. Сам я тогда не работал, и оформляли это не при мне. Все счета они оплачивали от имени Жангазиновой, – поясняет руководитель местного отдела ЖКХ Б. Бекенов. – Первая хозяйка уехала к сестре. Через полтора года приехала. Сказала, что больше жить там не будет и хочет, чтобы ей вернули дом. Начался скандал, а потом Муминовы обратились к нам. Проблем тут несколько. Муминовы по каким-то причинам несколько лет назад продали квартиру в Успенке. На очередь на жилье они по закону могут встать только через пять лет после этого. Срок еще не пришел. Если сейчас передать это в суд, то ни тем, ни другим дом не достанется. По закону его передадут очередникам, а Муминовы не стоят в очереди, чтобы претендовать на коммунальное жилье. Пока нам удалось договориться: Жангазинова пообещала не беспокоить.

Сама Светлана рада, что они могут остаться в отремонтированном доме, но переживает, что руководители отделов снова поменяются, а следом изменятся и условия.

– Они приехали к нам, извинились, сказали: «Живите здесь еще год и восемь месяцев, потом встанете на очередь. Там посмотрим: может, за вами оставим этот дом, а может, другой подберем. Если сейчас по закону лишим ее этого дома, то и вы без жилья останетесь. Нужно будет этот дом отдать тем, кто сейчас на очереди стоит. Давайте, вы пока поживете, а там разберемся», – пересказывает Светлана.

На самом деле проблем можно было избежать, если бы все изначально делали по закону. Видя, что дом пустует, чиновники должны были вернуть его в госфонд, но почему-то этого вовремя не сделали. Разумеется, виновата и вторая сторона: прежде чем начинать ремонт, следовало убедиться, что все действительно оформлено верно. Увы, им этого никто не объяснил. Сейчас многодетную семью оставили в покое, но в доме она все еще живет на птичьих правах.

Наталья ЗИНЧЕНКО.
Фото с сайта photosight.ru.

irstar.kz