Этим летом стрекоз в Павлодаре стало визуально значительно меньше. Возможно, я бы не обратила на это внимания, если бы не «меркантильный интерес», подогреваемый надоедливой мошкарой. Вот уж на кого действительно не действует никакая отрава! Хотя если бы гнус не травили вообще, думается, павлодарцам без защитного одеяния было бы очень проблематично выйти из дома. Но бывают дни, когда численность мошкары ощутимо увеличивается, и невольно задаёшься вопросом: куда дели более 499 миллионов тенге, выделенных в этом году на борьбу с кровососущими? Вот в такие моменты и вспоминаешь про стрекоз, ожидая их вылета с таким же нетерпением, как если бы речь шла об оазисе, манящем прохладой изнывающего от жары путника.

Массовый вылет этих насекомых, как сообщила журналистам в ходе своего брифинга руководитель областного департамента охраны общественного здоровья Ирина Сорокина, произошёл 8 июля. Как раз в эти дни многие павлодарцы жаловались на буйство мошки, атакующей человека, лишь только ему стоит выйти на улицу. Тогда главный санитарный врач региона такую активность летающего гнуса объяснила тем, что «в связи с массовым вылетом стрекоз химическую обработку поймы Иртыша противогнусными биопрепаратами временно приостановили».

– Стрекоза – тоже насекомое, которое так же, как и личинки комаров или мошки, подвержено негативному воздействию применяемых бактерицидов, – отметила Ирина Сорокина, призывая павлодарцев потерпеть несколько дней, в течение которых будет возобновлена потравка мошкары.

О том, что применяемые для химической обработки от комаров и гнуса биопрепараты не так уж безопасны для окружающей среды, как пишут в аннотациях к ним, говорят и экологи, и биологи.

Марина Поух, эколог общественного объединения «ЭКОМ»:

– Как биолог, я со всей ответственностью могу заявить, что любой биопрепарат так или иначе накладывает свой отпечаток на всю экосистему в целом. Применяемое средство вполне могло приостановить или как-то негативно повлиять на личиночное развитие стрекоз.

Марина Поух – одна из тех, кто выступает за, насколько это возможно, естественность всех происходящих в природе процессов. Но она не лишена и рационализма. Павлодарцы ещё не забыли, как два года назад областной центр настолько атаковала кровожадная мошкара, что на совещаниях в областном акимате вполне серьёзно рассматривали вопрос о введении из-за этого в области режима ЧС. То есть вполне очевидно, что в данном случае естественность чревата полной капитуляцией человека в борьбе с крылатыми кровососущими. Поэтому эксперт «ЭКОМа» предлагает всесторонне изучить возможность травить комаров и мошкару не повсеместно, как это делается сейчас с помощью создания сплошной двойной химико-барьерной стены от Усолки до самого железнодорожного моста, а локально, именно там, где сосредоточено наибольшее количество личинок гнуса. Понятно, что этому должна предшествовать большая научная работа, оплатить которую можно за счёт сэкономленных на повсеместной потравке средств.

Визуальное сокращение в городе численности стрекоз констатирует и декан факультета математики и естествознания ПГПУ, кандидат биологических наук Булат Жумадилов:

– Да, мы тоже заметили, что в этом году в Павлодаре стало меньше стрекоз. Но поскольку мы – люди науки, то любые свои предположения должны чем-то обосновывать. Научными обоснованиями мы не располагаем, поскольку никаких исследований на эту тему никто не проводил. По этой причине утверждать что-то наверняка не можем. И тем не менее, поскольку факт, что называется, налицо и горожане задают вопросы, скажу лично от себя. Я грешу на ту химию, которой обрабатывают пойму Иртыша в борьбе с кровососущими. Дело в том, что личинки гнуса и стрекозы развиваются практически в одно и то же время. А биопрепарат не может влиять на одних насекомых и быть безвредным для других. Думаю, в сложившихся обстоятельствах будет целесообразным провести мониторинг влияния используемых биопрепаратов на другие виды насекомых, а не только на мошку и комаров, с привлечением местных специалистов.

Любопытно, что о правильной постановке вопроса относительно заметного снижения численности стрекоз говорит и сам непосредственный исполнитель дезинсекционных работ – частный предприниматель Амангельды Уляев:

– Как рядовой наблюдатель я тоже заметил, что стрекозы в этом году встречаются не так часто, как в предыдущие годы, и почему-то выборочно, в основном в местах рядом с водоёмами. А как исполнитель работ по потравке комаров и мошек скажу, что мы работали только по предписаниям заказчика (отдела ЖКХ, ПТ и АД города Павлодара – прим. авт.), в основе которых лежали научные рекомендации. Так, в дни, когда был зарегистрирован массовый выплод стрекоз, мы в пойме Иртыша не работали. Химическая обработка была возобновлена через несколько дней после того, как стрекозы встали на крыло. Все меры предосторожности были соблюдены. Но, может, местным учёным действительно стоит серьёзно заняться изучением воздействия применяемых препаратов против мошкары на стрекоз. Возможно, нужно подкорректировать сроки потравки. Это моё субъективное мнение, на взгляд рядового обывателя.

Каждый из наших спикеров высказал как минимум по одному довольно рациональному предложению, на которые стоит обратить внимание хотя бы для того, чтобы опровергнуть негативное влияние на стрекозу противогнусных препаратов. Хорошо, если мы зря паникуем… А если нет? При этом, проходи сейчас голосование на тему, нужно или нет травить кровососущий гнус, я первая проголосую «за» потравку. Но насколько это, конечно, возможно, по принципу «и овцы целы, и волки сыты». Не зря же стрекозу в народе называют «воздушным волком».


Научный факт!
Ни одно животное на земле не съедает относительно своего веса столько пищи, сколько съедает стрекоза! За час она может употребить 40 мух, комаров или мошек.


Вылетай стрекоза на пару недель раньше, чем мошка, сколько миллионов бюджетных тенге, на которые закупают отраву против гнуса, можно было бы сэкономить! К слову, один из вариантов такой экономии, и экономии, надо сказать, вполне реальной, предложил обычный павлодарский школьник Азат Едилов. Речь идёт о создании в Павлодаре стрекозиной фермы. Свой проект учащийся областной «Назарбаев интеллектуальной школы» так и назвал – «Воздушный волк». В прошлом году он вошёл в число лучших в региональном конкурсе стартап-проектов. Но будет ли у него реальное продолжение? Сам Азат в этом даже не сомневается. В феврале одиннадцатиклассник подал заявку на патент для своей идеи.

– Сейчас проект «Воздушный волк» проходит полную экспертизу. Ориентировочно этот процесс длится год. После получения патента, думаю, мы реализуем проект. На конкурсе стартапов стрекозиной фермой заинтересовались несколько предпринимателей. Кто-то предлагал свои теплицы, кто-то готов был вложить какую-то часть денег (стоимость строительства одной теплицы составляет чуть больше миллиона тенге), другие предлагали чисто научную помощь. Например, в Новосибирском государственном университете работает научный сотрудник, который специализируется на изучении именно павлодарской стрекозы, – рассказал Азат Едилов.

Даже с учётом строительства нескольких стрекозиных теплиц и их содержания проект «Воздушный волк» по стоимости будет гораздо экономичней ежегодных дезинсекционных работ, гораздо экологичней и, думается, гораздо эффективней.

Ирина ВОЛКОВА.
Фото Владимира БУГАЕВА.

irstar.kz