«Какая кроха!»

Резкое увеличение числа преждевременных родов, когда на свет стало появляться все больше малышей с весом менее килограмма, в Павлодарской области фиксируют с прошлого года.

– Если до 2017 года к нам попадало в среднем 50-60 малышей с весом меньше килограмма, то сейчас их бывает и до 90 человек в год, а то и больше, – рассказывает заведующая отделением реанимации новорождённых Павлодарского областного перинатального центра Эльвира Сулейменова.

Трудно сказать, что именно привело к прошлогодней ситуации, когда произошёл резкий (сразу на 25 процентов) рост рождения детей с критически малой массой тела. С тех пор их количество не снижается. Сами детские реаниматологи склонны считать, что частично в том есть и родительская вина – павлодарские мамочки практически перестали планировать беременность и заниматься предродовой подготовкой, когда необходимо витаминизировать организм, изменить качество питания, обследоваться на различные инфекции и при их выявлении досконально пролечиться. Многие женщины беременеют «случайно» («так получилось»), соответственно, ни о каком планировании беременности речи вообще не идёт, может быть, и поэтому увеличивается количество родов уже на 23-й, 24-й акушерской неделях, когда малышу ещё расти и расти в утробе матери. Конечно, это всё догадки, хоть и не лишённые здравого смысла. В целом же аналитика – совсем не дело врачей, а в особенности детских реаниматологов. Их дело – не допустить самого для них сложного: сообщить мамочке, по сути, ещё не оклемавшейся от родов, что, увы, они ничего не смогли сделать.

…Этот материал задумывался два года назад. Я очень хорошо помню, с какой надеждой заглядывала в глаза реаниматологу, лечащему мою новорождённую дочь. Вслушивалась в каждую нотку в слове, пытаясь по интонации понять, всё ли мне говорят об истинном состоянии малышки. Врач выдерживала и слёзы, и глупые вопросы, почему мой ребёнок постоянно спит и не открывает глаза, каждый раз находя именно те слова, которые вселяли уверенность, что всё будет хорошо. Надо только верить.

Кстати, о вере. Это раньше в реанимацию новорождённых никого не пускали, даже родителей. Сегодня же мамочки могут в любое время дня и ночи поговорить со своим родным дитём, маленьким, беспомощным комочком, зависящим от исправной работы многих аппаратов, – от искусственной вентиляции лёгких до лечебной гипертермии. Будь в реанимации хоть какой аврал, бывают дни, когда здесь нет ни одного свободного кювеза, и медсёстры, которых здесь в последнее время ощущается нехватка, просто разрываются между своими крохотными пациентами, но мамочку, пришедшую словом поддержать ребёнка, никто даже не подумает попросить освободить помещение. Здесь свято верят не только в современную медицину, но и в силу материнской любви. Даже сами врачи советуют женщинам, чьи детки находятся между жизнью и смертью, как можно чаще говорить им о своей любви. И никто меня не переубедит в том, что малыши, даже в очень тяжёлом состоянии, всё слышат и распознают родной голос. На четвёртые сутки в реанимации моя новорождённая дочь, услышав голоса мамы с папой, пришедших её поддержать, впервые попыталась открыть глаза. Она лишь их едва приоткрыла и тут же закрыла, даже не дав нам разглядеть цвет глаз, но мы уже знали: врачи вернут нам нашу девочку.

Очень хорошо врезался в память ещё один момент. На миг даже показалось, что я нахожусь на съёмках какого-то медицинского сериала. Лишь только передали по рации, что в одну из родовых требуется детская реанимация, малыш появился на свет на 24-й неделе беременности, как из ординаторской выбежал врач, а из палаты – две медсестры. Реанимационное оборудование они уже включали на бегу, благо, что Павлодарский перинатальный центр построен с учётом всех медицинских нужд: детская реанимация находится на одном этаже с родильным отделением. Буквально несколько секунд – и реаниматологи уже на месте, начинают свои неотложные мероприятия. До этого мне лишь в кино приходилось видеть, как врачи бегут на помощь в прямом смысле слова.

Как уже говорилось, всё чаще и чаще акушерам-гинекологам приходится иметь дело с преждевременными родами. В Павлодарском перинатальном центре берутся за спасение малышей начиная с 22-х недель беременности. Правда, шансов на жизнь у таких деток ничтожно мало, все органы у них ещё недоразвиты и не способны к самостоятельному функционированию. Но реаниматологи все же пытаются. Хотя Эльвира Сулейменова и не скрывает, что выживаемость среди таких малышей – единичная и зачастую приводящая впоследствии к той или иной инвалидности. Но ведь каждая мамочка надеется, что это «зачастую» именно её дитя, родившееся намного раньше срока, обойдёт стороной. И лишать её права на эту надежду не может никто. Можно привести сколько угодно примеров того, когда вопреки неблагоприятным прогнозам врачей ребёнок, выкарабкавшийся из самого критического и самого тяжёлого состояния, вполне полноценно растёт и развивается на радость родителям. Например, сейчас реаниматологи выхаживают самую маленькую за всю историю Павлодарского перинатального центра пациентку. Малышка родилась на 23-й неделе беременности и весила всего 490 граммов. Сейчас ей уже полтора месяца. За это время она прибавила в весе до 750 граммов. И дай ей Бог в конечном счёте оказаться дома, в кругу родных и любящих людей!

До этого самой маленькой успешно выхоженной реаниматологами пациенткой была девочка по имени София, при рождении весившая 550 граммов. В августе ей будет два года, и она сегодня самая большая любовь и гордость своих родителей. Эльвира Сулейменова уже несколько раз за эти два года встречалась и с мамой малышки, и с ней самой.

– Это очень подвижная и живая девочка, которая растёт и развивается в соответствии со своим возрастом, – улыбается заведующая отделением детской реанимации Павлодарского перинатального центра. – Сегодня и не скажешь, что ей несколько месяцев своей жизни пришлось провести к кювезе.

Электроника в помощь

Впрочем, в корне неверно считать, будто бы все детки, начавшие свою жизнь с детской реанимации, впоследствии имеют какие-то серьёзные проблемы со здоровьем. В данном случае важна сложность имеющейся патологии и её возможные осложнения.

Невероятно, но факт: современная медицина может снижать риски осложнений для малыша при преждевременных родах ещё до появления его на свет. Возникает вопрос: каким образом? Ведь преждевременные роды – процесс непредсказуемый.

– Да, но здесь очень много нюансов, – рассказывает Эльвира Сулейменова. – К примеру, у женщины с диагнозом «преждевременные роды» отошли воды, но сама родовая деятельность ещё не началась. У акушеров есть время, чтобы провести роженице специальный гормональный курс, который снижает риск кровоизлияния у её малыша. Лёгкие ребёнка полностью формируются к 38-й неделе беременности. До этого малыш дышать самостоятельно не может. А на 22-23-й неделях беременности у ребёнка даже не сформировано лёгочное дерево, его лёгкие абсолютно незрелые. Значит, при рождении очень высока вероятность, что у малыша произойдёт кровоизлияние. И у нас процентов 70 рожениц до самого процесса преждевременных родов успевают в патологии беременных получить гормональные препараты для профилактики дыхательных нарушений у малыша, связанных с незрелостью его легких.

Далее следует так называемое щадящее ведение родов. А когда малыш появился на свет, его уже ждут в полной медицинской готовности детские реаниматологи со всем необходимым оборудованием. Последнее – хорошее подспорье для врачей.

Эльвира Сулейменова вспоминает, как ещё несколько лет назад детей, рождённых с тяжёлой асфиксией, охлаждали в кювезах с помощью резиновых перчаток, заполненных холодной водой. Лечебная гипертермия, когда новорождённого, как уже говорилось, с тяжёлой асфиксией охлаждают до 34 градусов по Цельсию, – это единственный и самый эффективный метод успешного выхаживания таких детей на сегодня. Иных способов наука ещё не придумала. В Павлодаре лечебную гипертермию новорождённых стали практиковать с 2010 года. И сразу же возрос процент выживаемости новорождённых с тяжёлой степенью асфиксии. Однако несколько лет реаниматологам приходилось для снижения таких осложнений использовать подручные средства. С прошлого года реанимационный арсенал пополнился новейшим аппаратом для проведения лечебной гипертермии. А недавно для реанимации новорождённых приобрели электроэнцефалограф, позволяющий записывать электрическую активность мозга. Собственно говоря, подобными аппаратами уже никого в городе не удивишь, они есть во многих неврологических центрах. Но всё же электроэнцефалограф в перинатальном центре по-своему уникален, поскольку позволяет улавливать даже самые мизерные сигналы в головном мозге у новорождённых весом до пяти килограммов. Такого в Павлодаре до сих пор не было. Правда, и в перинатальном центре он пока простаивает без дела, поскольку как раз сейчас идёт процесс обучения специалистов.

Ценные кадры

Кстати, о специалистах. Эльвира Сулейменова сетует, что за последние лет пять в отделение реанимации новорождённых не пришёл ни один молодой выпускник, которому бы работающие здесь реаниматологи могли передать свой богатый опыт. Из-за нехватки кадров приходится прибегать к помощи врачей-совместителей. Впрочем, не хватает не только врачей, но и медсестёр. Сегодня средний медицинский персонал областного перинатального центра насчитывает 23 человека. К этому количеству прибавить бы ещё пять медсестёр.

– Вся трудность в том, что работа у нас требует, с одной стороны, психоэмоциональной устойчивости, а с другой – неимоверной чуткости, – говорит Эльвира Сулейменова. – Не каждый выдерживает такую психологическую нагрузку.

Немало тех, кто уходит. Кто-то – вообще из профессии, кто-то – в другие отделения. И тем ценнее опыт тех, кто работает с очень тяжёлыми детками, месяцами находящимися на грани жизни и смерти, по 15-20 лет (именно к такой цифре приближается общий средний стаж реаниматологов отделения реанимации новорождённых). Среди них заведующая Эльмира Сулейменова, 23 года реанимирующая малышей, врачи Евгения Забудская, Татьяна Юсопова, Карлыгаш Раисова, Наталья Шальнева, Ксения Колмыкова. Каждая из них может по праву назвать себя многодетной матерью. Собственно говоря, таковыми они и являются, поскольку совершенно искренне переживают за каждого своего крохотного пациента. Это неправда, что реаниматологи за много лет своей работы черствеют душой. Невозможно привыкнуть сообщать родителям дурную весть. Пусть мамочки плачут только от счастья по поводу очередной врачебной победы! Лучшей награды для реаниматолога, наверное, и нет. Если только спустя время, случайно встретив родительницу бывшего своего маленького больного, с улыбкой не спросить: «Ну как там Даша, Маша, Паша?». Согласитесь, это дорогого стоит: знать, что подарил кому-то жизнь! С праздником вас, все те, кто помогают малышам преодолеть нелегкую борьбу и выжить невзирая ни на что!

Ирина ВОЛКОВА.
Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz