Есть проблема…

Пластиковые окна в последнее время практически вытеснили из нашей жизни обычные деревянные рамы. Одни эти окна хвалят – отличная тепло-, звуко- и пылеизоляция, не нуждаются в покраске, отличный внешний вид. Другие ругают столь же неутомимо – постоянно нуждаются в коррекции уплотнители, некоторые окна постоянно «плачут», и порой «сифонит» из них не хуже, чем из старых рам, и вообще, пластик – это так неэкологично. Как бы то ни было, один взгляд на любую павлодарскую многоэтажку даст вполне определенную картину: стеклопакетам уже многие отдали свое предпочтение, и армия их поклонников неустанно растет.

Но вместе с внедрением в наш быт стеклопакетов обострилась одна проблема: число несчастных случаев, связанных с выпадением людей из окон, заметно выросло, причем чаще всего жертвами окон становятся дети. В 2016 году в Павлодарской области из окон выпали 20 детей, один ребенок погиб. Год спустя число выпавших было 22, погибших – семь. Еще в прошлом году сотрудники полиции департамента внутренних дел, обеспокоенные такой динамикой, стали встречаться с жителями многоэтажных домов, давать рекомендации, выступали в средствах массовой информации, однако не факт, что нужная информация была донесена до всех взрослых. В этом году ситуацию можно считать стабильной, правда, скорее всего, это связано с погодными условиями. На улице холодно, а отопление отключать начали еще 23 апреля, так что с открытыми окнами не очень-то посидишь – замерзнешь. Все может измениться, когда наконец наступит настоящая, а не календарная весна, а затем и лето.

Все выпадения из окон обычно происходят одинаково: малыш забирается на подоконник, тянется к открытому окну и теряет равновесие… Многие взрослые, не замечая того, сами приучают детей не бояться окон: желая развлечь малыша, ставят его на подоконник, показывают и рассказывают обо всем, что видят за стеклом: о птицах, облаках, прохожих. Едва начав ходить, малыши сами начинают стремиться к окну. Родители могут и не предполагать, что их полуторагодовалый ребенок вполне в состоянии подтащить к окну табурет или стул. А у кого-то рядом с окнами стоят столы или диваны, с которых так просто забраться на подоконник. Установленная в раме москитная сетка являет собой еще одну опасность – она дает обманчивое ощущение защиты, ребенок может воспринимать ее как надежную преграду, как замену стеклу. При этом сетка практически никак не крепится к раме, обычно выпадают сами рамки с сетками, но и сетка может порваться, даже если рамка каким-то чудом устоит.

В прошлом году, когда во всех средствах массовой информации (в том числе и электронных) стали появляться сообщения о новых и новых несчастных случаях, сети взорвались комментариями, причем не всегда сочувственными – многие во всем винили родителей. Хотя каждый взрослый скажет, что держать ребенка под надзором ежесекундно не получается: допустим, вы будете водить его за собою при всех перемещениях по квартире, но в туалет с собой вряд ли поведете. Заглянуть в кухню, чтобы включить чайник, ответить на телефонный звонок, открыть входную дверь – все это занимает считанные секунды, но порой и их оказывается достаточно, чтобы случилась трагедия. Известны случаи, когда в квартире с ребенком, добравшимся до окна, одновременно находились несколько взрослых. Всем авторам обвинительных комментариев следует помнить о том, что они только усиливают боль потери для родителей, лишившихся ребенка, да и сами они не застрахованы от подобного. Причем известны случаи, когда из окон выпадали и взрослые, – например женщины, решившие помыть окна. Правда, таких происшествий значительно меньше.

Подобное происходит всюду. В Астане, например, за первое полугодие 2015 года выпали из окон 18 детей, год спустя (за тот же период) – 23, за шесть месяцев прошлого года число несчастных случаев выросло до 29. Комитетом по ЧС МВД РК совместно с Обществом Красного Полумесяца Казахстана были созданы специальные ролики, разработаны рекомендации, но проблема остается. В большинстве случаев пластиковые окна устроены таким образом, что они делятся на две или три секции по вертикали. А в старых деревянных окнах форточки были только наверху. Открыть обе створки форточки и выпасть в небольшое отверстие, расположенное вверху, было довольно сложно. В нынешних стеклопакетах такой сложности нет. Мало кто соглашается на устройство маленькой форточки – в этом случае изготовление окна выйдет дороже, да и с эстетической точки зрения некоторым они кажутся менее привлекательными.

Павлодарские депутаты тоже обеспокоены печальной статистикой. Были проведены исследования, в результате которых ситуация получила свое отражение в цифрах. На момент исследования в городских детских садах воспитывались 16773 ребенка, 10777 жили в квартирах выше второго этажа, фиксаторы стояли на окнах только в 4105 квартирах. Около пяти тысяч павлодарских дошкольников, таким образом, оказывались в группе риска. И речь шла только о детях, посещающих детские сады, без учета тех, с которыми сидят дома мамы, бабушки или няни. К тому же летом (а это сезон открытых окон) многие детские сады закрываются на ремонт, взрослые берут отпуска, чтобы провести больше времени с ребенком на отдыхе…

…и есть решение

У павлодарца Талгата Касанова в семье трое маленьких детей. Когда в газетах и по телевидению стали появляться сообщения о несчастных случаях, он, конечно, забеспокоился о безопасности собственных детей. Задумался о том, как найти простое, но эффективное решение. Желательно такое, чтобы решетки легко устанавливались и снимались взрослыми, но оставались бы недоступными для детей. Многие изготовители пластиковых окон предлагали самые разные решения, но не все они казались такими уж стопроцентно безопасными. Конечно, решетка – первое, что приходит в голову, но мало кто из жильцов верхних этажей готов установить на окно решетку. Талгат долго раздумывал, какой должна быть решетка, чтобы взрослый легко мог ее поставить и снять, а ребенок не мог бы сделать это вообще. К тому же нужно было наладить производство универсальных решеток, которые подходили бы к любому окну. Ну и служили долго.

Исходя из этих параметров и стал разрабатывать новое приспособление. Он утверждает, что его решетки – на самом деле универсальные, подходят по высоте к любому окну, а по ширине могут регулироваться – число прутьев может зависеть от ширины открывающейся створки окна. Крепится такая решетка изнутри, так что не понадобятся навыки монтажников-высотников.

Сама решетка изготавливается из труб, которые Талгат закупает в Павлодаре. Трубы покрываются полимерным слоем, который гарантирует срок службы такой решетки до 50 лет. Такая преграда может выдержать вес до ста килограммов – так что она защитит не только детей, но и взрослых. В прошлом году изобретение Талгата Касанова было представлено на выставке «Лучший товар Казахстана», а в этом году он получил на него патент.

Талгат отмечает, что в этом году с наступлением весны число заказов на подобные решетки сильно выросло. Да вот беда – мощность цеха по производству таких изделий невелика, до 600 штук в месяц. Цех расположен в частном доме, там установлены самодельные станки с программным устройством, они также изобретение Талгата. Стоимость заказа – восемь тысяч тенге, в него входят сама решетка, специальная москитная сетка и монтаж. Кому-то, наверное, покажется, что это не так уж и дешево. Но это цена безопасности ваших близких, к тому же потратиться придется только один раз за полвека. Правда, предприниматель считает, что себестоимость продукции можно и снизить, если наладить массовое производство. Он надеялся выиграть государственный грант в три миллиона тенге по программе «Дорожная карта бизнеса-2020» под этот проект, но его надежды, увы, не сбылись. Талгат все равно мечтает о расширении дела. На этой неделе ему был выделен земельный участок в Восточной промышленной зоне, осенью должно начаться строительство цехов.

Галина ЕГОРОВА.
Фото с сайта решетки.kz.


Диктант за диктантом

В Павлодарской области любители массовых диктантов решили провести ещё один – на этот раз по казахскому языку. Это уже не первая попытка провести подобное мероприятие с надеждой сделать его массовым, хочется думать, что диктант на казахском через какое-то время на самом деле станет не только республиканским, но и международным явлением, ведь сегодня за рубежом проживают немало наших соотечественников, которые не только знают, но и хранят казахский язык.

Илона Бральгина из Аксу считает, что сегодня интерес к диктанту на казахском языке может усилиться – с переходом на латиницу многие захотят просто попрактиковаться в написании текстов с помощью другого алфавита. Правда, в этом году диктант напишут еще кириллицей – это связано с тем, что новый алфавит еще не устоялся, не все успели им овладеть, но уж в следующем году, видимо, диктант будут писать латиницей.

Вообще Илона – преподаватель английского с правом преподавания русского для иностранцев. В этом году она впервые впряглась в проведение «Тотального диктанта» в Аксу, и хотя ее поджидало немало разного рода испытаний в этом деле, она все их успешно преодолела. А главное – приобрела репутацию инициативного, творческого и настойчивого человека, умеющего быстро ориентироваться в меняющихся условиях. При проведении «тотальника» она сотрудничала с городским центром развития молодежных инициатив. После того, как акция с проведением диктанта на русском языке осталась позади, появилась новая идея – провести диктант на казахском языке. Поскольку речь идет только о первом опыте, он будет проводиться в Аксу. И организаторы надеются, что их инициативу поддержат и в Павлодаре, а позднее можно будет брать и другие рубежи.

Новый диктант планируется провести совсем скоро – 26 мая. Есть и название: «Globaldict. Қазақша». В название специально включили и английское, и казахское слово. В нем постарались отобразить все: и принцип трехъязычия, который сегодня практикуется в нашей стране, и переход на латиницу, и планируемый масштаб мероприятия. Илона рассчитывает, что в Аксу диктант пройдет на базе школы №2 – именно здесь проводился «тотальник» в нынешнем году, и организаторов впечатлило, как оперативно и четко были здесь подготовлены аудитории и техника, ведь место проведения диктанта изменилось буквально накануне самой акции. Школа к тому же казахская, так что есть надежда, что не откажут в помощи и на этот раз.

Что касается автора текста, то он наш, павлодарский, – Александр Вервекин. При выборе автора организаторы преследовали сразу нескольких зайцев. Хотелось, чтобы автор был современный и местный, чтобы его имя было достаточно известно жителям области, и чтобы он мог предоставить такой текст, который невозможно найти ни в Интернете, ни в напечатанном виде. И хотя сам Александр вряд ли бы смог написать быстро на казахском языке хороший литературный текст, зато он мог предоставить отрывки из своей недавно опубликованный книги для перевода. И здесь тоже был соблюден принцип интернационализма и полиязычия, к тому же текст получил определенную защиту от того, чтобы им могли воспользоваться пишущие диктант люди.

Александр, руководитель Павлодарского Географического общества и журналист, постоянный участник «Тотального диктанта» и организатор «Географического диктанта», был удивлен поступившим предложением, но акцию поддержал. Выбрал из своей недавней книги о журналистской стажировке в Германии три отрывка и отправил организаторам, чтобы они определили самый подходящий. Говорит, что старался взять такой отрывок, чтобы его было интересно слушать и писать, чтобы пишущие могли узнать и что-то новое для себя. Ну и, конечно, пришлось особое внимание обратить на орфографию и пунктуацию в выбранных отрывках. Он понимает, что при переводе многое изменится и в пунктуации, но все же ему хотелось, чтобы текст был хорошо выверен, чтобы он не был слишком простым для написания, но и не страдал длиннотами. Каким окажется новорожденный проект, связанный с диктантом на казахском языке, скоро узнаем.

Галина ЕГОРОВА.

irstar.kz