2:1 в пользу спортивной травмы

Уже около полумиллиона тенге потратили Напёровы, чтобы поставить на ноги свою дочку и внучку, некогда весёлую, активную и подвижную. Я не случайно начала публикацию с материальных затрат, поскольку именно финансы сейчас играют одну из решающих ролей в дальнейшей судьбе этой маленькой, хрупкой девочки, по воле рокового случая на долгие месяцы оказавшейся прикованной к кровати. Дело в том, что лечение в областной детской больнице, по словам родных юной спортсменки, не дало абсолютно никаких положительных результатов.

– Как в больницу мы привезли Вику на руках, так из больницы её на руках и забрали, – рассказывает мама Виктории Ирина Напёрова. – Реально лучше дочке стало только после сеансов у доктора Леля.

Детский реабилитационный центр «Малыш», где принимает Александр Лель, клиника частная. Поэтому всё лечение упирается в финансы. Вику и её старшую сестру воспитывает одна мама. Живут они вместе с бабушкой и дедушкой. Когда Виктория слегла, Ирина работала контролёром в одном из коммунальных предприятий города. Женщине часто приходилось отпрашиваться с работы, поскольку дочку нужно было везти то в Астану на обследование, в центр материнства и детства, то в Павлодар, на лечение и реабилитацию. Работодателя это не устроило, и Ирине пришлось уйти. Сейчас она – продавец в магазине с графиком работы два дня через два. И рада бы найти какую-нибудь подработку, но опять же состояние дочери пока этого не позволяет. Это к тому, что в семье каждая копейка на счету. Но при этом ни мама, ни бабушка Виктории ничего не просят. Хотя нет, одна просьба у них всё-таки есть. К следователям, ведущим дело: побыстрее передать документы в суд. Уголовное дело заведено ещё в конце июня прошлого года. Тренеру предъявлено обвинение по статье 141 Уголовного кодекса – «Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей».

– За это время были проведены две судебно-медицинские экспертизы – в июне и в сентябре прошлого года, – рассказывает Ирина Напёрова. – Ещё одна экспертиза – комиссионная – состоялась в феврале этого года. По результатам первых двух исследований было признано, что причиной теперешнего состояния Вики действительно могла стать неудачная растяжка во время тренировки. А февральская экспертиза на эти же самые вопросы дала уже не такой однозначный ответ. Согласно этому документу выходит, что Вика могла получить свои травмы как во время растяжки, так и в результате неудачного падения.

Последнюю версию, выдвинутую экспертами в ходе комиссионной судебно-медицинской экспертизы в феврале этого года, Ирина Напёрова считает не выдерживающей никакой критики.

– Это с какой же высоты нужно было упасть, чтобы оказаться в больнице с целым букетом заболеваний! – недоумевает женщина.

Устами младенца…

Кстати, о заболеваниях. После многочисленных обследований на основе нескольких томографических исследований уже астанинские медики диагностировали у маленькой павлодарки «эпифизеолиз головки правого бедра без смещения, повреждение капсульно-связочного аппарата правого тазобедренного сустава и под вопросом ущемление седалищного нерва».

Как рассказывает сама Вика, боль она почувствовала во время растяжки на занятиях по акробатике, куда ходила более двух лет.

– В конце каждого занятия тренер делала нам растяжку, – рассказывает школьница. – Когда она меня растягивала, где-то в спине у меня что-то хрустнуло. Стало очень больно.

Тренеру о своём внутреннем состоянии девочка ничего не сказала. Занятие уже подходило к концу, в холле Викторию ждала мама. Позже, когда я попыталась по телефону поговорить с тренером и задать ей интересующие меня вопросы, мне стало понятна причина Викиного молчания. Лично я никогда бы не доверила тренировать своего ребёнка женщине, с ходу демонстрирующей недостатки своего воспитания. Это взрослые могут дать такому человеку отпор. А дети просто промолчат, что и сделала Виктория, несмотря на боль.

А вот Ирина, ожидающая, как уже говорилось, дочь в холле, сразу заметила, что с Викой не всё в порядке.

– На тренировку она пришла здоровой девочкой, а вышла из спортивного зала, сильно прихрамывая на правую ногу, – вспоминает она. – На мой вопрос, что случилось, дочка пожаловалась, что во время растяжки у неё что-то хрустнуло в спине, и теперь болит нога. Я сразу же к тренеру. Но последняя меня успокоила, мол, ничего страшного, это у неё болят мышцы, поболят и перестанут. Домой мы с дочкой уже еле дошли. Она хромала всё сильнее и сильнее. Как только зашла в квартиру, сразу же легла. А в десять часов вечера уже не смогла самостоятельно встать. На руках мы её повезли в приёмный покой Аксуской городской больницы.

Больничный период

Было это 7 апреля прошлого года. С этого момента и начались хождения Виктории и её мамы с бабушкой по многочисленным больницам. В Аксу юной пациентке поставили диагноз «вывих тазобедренного сустава» и отправили домой, порекомендовав постельный режим. Но вопреки прогнозам аксуских врачей, заверивших обеспокоенных родных, что через несколько дней их дочь и внучка вновь будет скакать и прыгать как ни в чём не бывало, Вике легче не становилось. Ни через день, ни через два. 12 апреля девочку направили в Павлодар. Травматологи областной детской больницы наложили ей гипс на всю правую сторону от поясницы до пятки. Три недели Виктория пролежала дома в гипсе. Всё это время мама созванивалась с директором Дома детского творчества, на базе которого работает спортивно-танцевальный кружок. В один из таких звонков директор поинтересовалась, что нужно Виктории.

– Дело было накануне предстоящей процедуры по снятию гипса, и поскольку нам сказали, что ещё какое-то время Вике будет тяжело самостоятельно передвигаться, я сообщила, что сейчас мы ищем для неё костыли, – вспоминает мать юной спортсменки.

На следующий день тренер принесла им домой костыли. После этого Ирина встречалась с ней ещё один раз – 2 мая 2017 года. Именно эта дата на расписке, в которой тренер пишет, что «передаёт на лечение Виктории Напёровой 20 тысяч тенге в связи с тем, что она получила вывих тазобедренного сустава на тренировке при растяжке мною». Этот документ приобщен к материалам уголовного дела.

Ирина Напёрова не скрывает, что передав деньги на лечение своей бывшей воспитанницы, тренер тем не менее категорически не хотела писать никакой расписки.

– Сошлись на том, что она нам пишет распис­ку, а мы в свою очередь не обращаемся в правоохранительные органы, – рассказывает мама Виктории.

Она действительно не хотела привлекать в это дело третью сторону. Потому что была уверена, что её дочь встанет на ноги и вернётся в любимый спорт (девочка и по сей день, хотя передвигается с помощью тросточки, не перестаёт спрашивать у мамы, когда сможет снова тренироваться, чтобы выступать). Но оптимистичные прогнозы медиков, увы, снова не сбылись. К невозможности самостоятельно передвигаться добавились ещё и боли. Врачи делали одни рентгеновские снимки за другими и в итоге направили пациентку из Аксу в Астану, в центр материнства и детства.

Непедагогичное поведение

– Когда стало ясно, что у Вики не просто вывих тазобедренного сустава, а более серьёзные диагнозы, и неизвестно, какое лечение предстоит ей дальше, я была вынуждена обратиться в прокуратуру, – продолжает рассказ Ирина Напёрова. – Заявление я написала 26 мая 2017 года. А дело не передали в суд до сих пор.

О причинах такого длительного расследования мы поинтересовались в своём журналистском запросе на имя начальника ДВД Павлодарской области Амантая Аубакирова. Вот какой ответ пришёл на этот запрос из пресс-центра ДВД области:


«На ваш запрос сообщаем, что по запрашиваемому вами факту 26.06.2017 года начато досудебное расследование по ст.141 ч.1 УК РК.

В ходе расследования назначены и проведены судебно-медицинские экспертизы в июне и сентябре 2017 года, а также комиссионная судебно-медицинская экспертиза в феврале 2018 года.

В настоящее время проводятся дополнительные следственные действия, по результатам которых будет принято процессуальное решение».


Этот ответ родные Вики слышат от аксуских следователей последние три месяца. Остаётся надеяться, что в конце концов дело всё-таки дойдёт до суда. И может быть, тренер хотя бы извинится за своё совсем не взрослое поведение в отношении десятилетнего ребёнка, передвигающегося на костылях. Да, это она в своё время нашла и принесла ребёнку костыли. И даже если они ей вдруг срочно понадобились, зачем нужно было отбирать их у девочки на следственном эксперименте, зная, что без них она передвигаться не может? Как минимум это бесчеловечно, а как максимум – недостойно учителя, ведь тренер – это тот же самый педагог. Даже если у этого конкретного тренера и нет педагогического образования, она работает с детьми. Какой пример она им подаёт?

– Честно говоря, я была ошарашена, когда взрослый человек, педагог, выйдя из комнаты, где проводился следственный эксперимент, подходит к ребёнку и забирает у него костыли! – рассказывает адвокат истцов Наталья Кириллова. – По роду своей деятельности мне приходится сталкиваться со многими неприглядными ситуациями, но такое бесчеловечное отношение к ребёнку я вижу впервые. У девочки, которая никак не могла понять, почему у нее забрали единственное средство передвижения, была настоящая паника. Маме пришлось нести дочку до такси на руках.

Мы честно хотели дать слово и противоположной стороне, которая, кстати сказать, свою вину не признаёт. Но общаться с журналистом тренер не захотела. Жаль, что в газете нельзя передать тон и интонацию, с которыми собеседница на том конце провода позволила себе разговаривать.

– Я на ваши вопросы отвечать НЕ Б-У-Д-У! – категорически заявила женщина.

Правда, справедливости ради стоит сказать, что уже через пять минут она передумала и начала требовать уже от меня задавать СВОИ вопросы. Я обязательно их задам, как только вы, уважаемая тренер Виктории Напёровой, научитесь элементарной вежливости!

Дань моде?

Конечно же, степень вины тренера может установить только суд, который, мы очень на это надеемся, всё-таки состоится. Пусть судья услышит из уст самой девочки, как происходило дело, ведь устами младенцев, как известно, глаголет истина.

А вот мнение врача, который приложил немало стараний для того, чтобы Виктория смогла поменять костыли на тросточку.

Александр Лель, хирург-ортопед:

– Судя по результатам томографий, у девочки имеется родовая травма. Однако перекос в малом тазу мог усилиться за счёт того, что во время растяжки приложили немного больше усилий, чем нужно. Есть вина тренера или нет, судить не могу, но могла повлиять травматизация при растяжке, когда произошло ухудшение именно в зоне таза и первого позвоночника.


P. S. Обычно когда нет ещё решения суда, на стадии досудебного расследования (именно по этой причине мы не указываем имя и фамилию тренера) материалы не появляются на страницах газеты. Но в этот раз решили сделать исключение. Эта частная история ярко демонстрирует нехорошую тенденцию, когда на профессиональные методики тренировки детей с учётом их возраста и физических возможностей закрывают глаза.


Наталья Кириллова, адвокат:

– Сегодня, следуя моде, кто только не открывает всевозможного рода спортивные кружки! Тренируют детей кто во что горазд, нередко скачивая программы занятий из интернета. К сожалению, сейчас такой тренерский подход встречается сплошь и рядом. Но это уже системная проблема.

Ирина ВОЛКОВА.
Фото с сайта bumblebees.ru.

irstar.kz