2001 год
Июнь
Вчера посмотрел по ТВ передачу В. Вульфа об Анне Ахматовой. И хотя она показалась мне фрагментарно-поверхностной, узнал и кое-что новое… Судьба Ахматовой трагическая – как и весь наш двадцатый век. В личной жизни была, скорее, несчастлива – во всех своих браках. Чего стоит хотя бы тот, когда она жила в одной квартире с мужем, его прежней женой и дочерью… А когда приехал ещё и её сын, всё детство проведший у бабушки, стало и того хуже… Первого мужа, поэта Николая Гумилёва, расстреляли большевики, арестовали другого её мужа, дважды забирали единственного сына, много лет проведшего в лагерях. Она писала о нём Сталину (после первого ареста это подействовало, а после второго её письмо осталось без ответа). Сын был в обиде на неё, и случалось, что когда он уже был на свободе, они не виделись годами.
Сын, Л.Н. Гумилёв, стал выдающимся учёным-историком, литератором, автором многих книг, в том числе посвящённых взаимоотношениям Руси со Степью…
На склоне лет на А. Ахматову обрушилась мировая слава, хотя всю жизнь её почти не издавали. Большую часть жизни она прожила в лишениях и нищете и умерла, не обзаведясь собственной квартирой! Но остался и будет долго-долго жить образ женщины с царственной осанкой и лицом, полным достоинства. И ещё негромкий глуховатый голос, которым она читала свои стихи…


*  *  *
Материал в «Известиях-Казахстан» о печально известном Карлаге, который, оказывается, начал свою зловещую историю с 1931 года, когда сюда поступила первая партия заключённых – более чем 12 тысяч человек. А всего за время существования Карлага (с 1931 по 1960 год) через него прошли около миллиона человек. В состав Карлага входило 26 самостоятельных лагерей, расположенных в основном в Карагандинской и Акмолинской областях. Через них прошли такие личности мировой величины, как Александр Чижевский, Лев Гумилёв, Александр Солженицын и многие другие. В Акмолинском лагере жён изменников родины (АЛЖИРе) содержалось около десяти тысяч женщин – жена и дочь ближайшего соратника Сталина Енукидзе, жена «всесоюзного старосты» (юридически главы государства!) М.И. Калинина, артистка Лидия Русланова…
Жаль, что никто не написал, а теперь уже и вряд ли напишет историю Экибастузского лагеря. Хотя «Один день Ивана Денисовича» – повесть, сразу сделавшая знаменитым
А. Солженицына, – навеяна его «экибастузскими впечатлениями».


*  *  *
С большим интересом читаю в «Комсомолке» «Заметки вашего современника» Я. Голованова. Весной 1983 года он побывал в Экибастузе, и всё то, чем мы так любим гордиться (самый большой в мире угольный разрез «Богатырь», самые высокие дымовые трубы самых мощных ГРЭС и т.д.), произвело на него удручающее впечатление: «Пройдёт совсем немного времени, меньше, чем мы сейчас предполагаем, и потомки наши с чувством горечи и брезгливости вспомнят нам экибастузские карьеры и эти 300-метровые (всё же на 50 с лишним метров ниже – Ю.П.) трубы, эти отвалы и горы золы. До каких пор малая, ущербная сиюминутная выгода будет застилать нам глаза и гасить разум?! Как долго ещё, бахвалясь тем, что наш социальный строй позволяет нам вести наше хозяйство планово, мы будем на все лады лишь кричать об этом, не пытаясь его усовершенствовать, не заботясь на деле даже о примитивной плановости. Посещение Экибастуза произвело на меня тягчайшее впечатление…».
А дальше – рассуждения о том, что когда кончатся нефть и уголь, это заставит человечество «пересмотреть взгляды не только на экономику, но и на политику, повлечёт изменения психологии всех людей планеты, потребует пересмотра паразитической морали потребителя и перед лицом общей беды будет способствовать объединению религий».
Добавление из 2013 года. Всё же он был романтиком – замечательный журналист «Комсомолки» Ярослав Голованов. С тех пор прошло 30 лет. Давно нет и в самом деле несовершенной плановой советской экономики, на смену которой пришла «саморегулируемая», а по сути дикая – рыночная. И в Экибастузе – всё то же: разрезы, отвалы, дымящие трубы ГРЭС… А в России от некогда, повторюсь, несовершенной, но, как теперь выясняется, вполне развитой промышленности остались жалкие руины: от мощнейших предприятий машиностроения, приборостроения, «оборонки» и т.д., и т.п. И Россия сегодня главным образом держится за нефтяные и газовые трубы, поставляя эти тающие с каждым годом природные богатства во все стороны света. А психология людей, во всяком случае на просторах бывшего СССР, если и изменилась, то далеко не в лучшую сторону. «Паразитическая мораль потребления», о которой пишет Голованов, не только не убывает, но продолжает расцветать пышным цветом – в том числе в благополучных странах «золотого миллиарда» человечества.


*  *  *
Член межведомственной комиссии при Правительстве по организации попуска в пойму Иртыша Ж.Р. Рамазанов делится в сегодняшнем номере некоторыми подробностями нынешнего небывалого разлива Иртыша.
Так, последний раз Иртыш разливался до нынешних пределов в 1958 году – более сорока лет назад! Но, пишет наш главный «водник» и самый стойкий защитник Иртыша, никакой заслуги комиссии тут нет – она, как и в советскую пору, всегда «подыгрывает» энергетикам, учитывая прежде всего их интересы. Слагаемые «большого разлива» – мощный приток талых вод в верховьях Иртыша и небывалый разлив малой реки Чар, впадающей в Иртыш ниже Шульбинской ГЭС. Подобное благоприятное совпадение случается раз в десятки лет.
То есть проблема полноценных ежегодных попусков остаётся нерешённой. Ж.Р. Рамазанов считает, что надо её решать кардинально: обеспечивать попуски не по энергетическому сбросу паводковых вод (то есть под диктовку энергетиков), а по оптимальному экологическому режиму.
Ж.Р. Рамазанов доказывает, что можно совместить, казалось бы, несовместимое: давать пойме каждую весну столько воды, сколько ей требуется, не ущемляя интересы энергетиков. Однако они перестраховываются. И чаще всего пойма остаётся на голодном пайке, а паводковые воды, способные её напоить, транзитом уходят в океан (до половины сброса!).
Ж.Р. Рамазанов вновь поднимает вопрос о необходимости строительства второй очереди Шульбинского водохранилища.

Юрий ПОМИНОВ.
(Продолжение следует).

irstar.kz