В краю вулканов
Большой мастер и новатор репортажной фотографии Александр Родченко как-то сказал: «Нужно больше путешествовать, чтобы научиться видеть у себя под носом». Учеба на дневном отделении факультета журналистики дарит студенту прекрасную возможность попробовать себя в редакциях разных газет, много ездить и учиться – учиться видеть.
Практика в «Фотохронике КазТАГ», работа в газете «Ленинская смена» на студенческой стройке» позволила мне побывать за одно лето в семи областях Казахстана. Затем из степей потянуло к морю. Два лета подряд – 1977 и 1978 годов – я работал в штате областной газеты «Камчатская правда». До сих пор с благодарностью вспоминаю моих наставников – редактора газеты Н.Г. Канищева, его заместителя В.П. Кудлина и заведующего отделом информации О.И. Дзюбу. Именно Канищев, разглядев во мне не только пристрастие к фотожурналистике, но и умение мало-мальски писать, настаивал, чтобы я привозил из командировок не только фотоснимки, но и литературный материал. Так появились фотоочерки, составившие основу моей дипломной работы, – «Звезды над Эссо» (о бригаде буровиков-гидрогеологов), «Село на восходе» (о переменах в облике корякского села), «Быстринский характер» (об эвенкийке, одинокой женщине, воспитавшей двоих дочерей и в то же время ставшей известным врачом и народным депутатом), «Магистраль к недрам Плутона» (о строительстве второй очереди Паужетской геотермальной электростанции).
Один из моих камчатских наставников – Олег Дзюба – посоветовал отправить фото­очерк о буровиках во всесоюзную газету. Каково же было удивление 23-летнего студента, когда я увидел свои снимки на первой полосе «Социалистической индустрии». Позже узнал, что по итогам всесоюзного фотоконкурса, проводившегося «Соц­индустрией», снимкам была присуждена первая премия.

Мой арсенал – перо и объектив
С 1979-го я в «Звезде Прииртышья». Что было памятного за годы работы? Конечно, многое. К примеру, серия материалов о советско-американском эксперименте по контролю за непроведением ядерных испытаний в период моратория – «Джасыбай говорит на английском» (07.11.86), «В радиусе полигона» (02.04.87), «Холли Эйслер: «Земля – наш общий дом» (01.05.88) и «Взрыв во имя надежды» (24.09.88). За первым материалом из этой серии я охотился почти три месяца. А началось все с телеграфного столба. Вдоль озера Джасыбай появились странные телеграфные столбы. Приятная новость – наконец-то с Баянаулом будет нормальная телефонная связь! Но в администрации района мне не смогли объяснить: кто и для чего строил эту линию… Ситуацию прояснил друг – лесничий: «Да это связь с Москвой для американцев делают…». Американцы в Баянауле? В закрытой области? Три месяца я скрупулезно просматривал все центральные газеты. Короткая 30-строчная информация о готовящемся совместном эксперименте сейсмологов СССР и США вблизи советского ядерного полигона появилась в «Известиях».
Приблизительную дату прибытия в Баянаул иностранцев (в том числе и представителей зарубежных средств массовой информации) чуть позже сообщил молодой начальник сейсмостанции, построенной летом 1986 года в скрытом от любопытных глаз месте за Джасыбаем. Редактор охладил мое желание поехать в Баянаул: «Слушай, Владимир, туда даже собкора Центрального телевидения по нашей области не пустили. С американцами будет работать группа московских журналистов». Гласность была в Москве, а в Павлодаре – «кабы чего не вышло»… Но в Баянаул я поехал (якобы за материалом о природном парке). Потом, когда материал был написан, фотографии отпечатаны, возникла проблема с получением визы на право публикации. В комитете по охране государственных тайн в печати (Лито) мне сказали: «Мы не можем запретить редакции публиковать этот материал, но не можем и разрешить. Нужен прецедент». В данном случае – появившаяся ранее где-либо публикация на эту тему. Но прецедента не было. Всё, что я мог показать цензорам Лито, – это вырезки из «Труда» и «Известий», в которых говорилось, что полигон называется Семипалатинским, а одна из трех советско-американских сейсмостанций, призванных контролировать его работу, скоро появится в Баянауле. «Вот когда она официально «появится» – тогда и поговорим», – отрезал бдительный цензор.
Но в администрации области нашелся родственный по духу человек (мой земляк Анатолий Устиненко начинал свою трудовую биографию фотокором на Алтае). Он позвонил в Москву. Там сказали: «Публикуйте, ради Бога, раз близ полигона побывали иностранцы, значит, не сегодня завтра об этом весь мир узнает». Седьмого ноября «Звезда Прииртышья» опубликовала мой материал. А затем репортаж «В радиусе полигона» перепечатала и газета «Труд».
В числе других материалов, которые мне по-особому дороги, – интервью «Химзавод и экология: слухи и реальность» (15.11.88). В нем, в частности, газета впервые сообщила читателям правду (и за это тоже пришлось побороться), что завод выбрасывал в атмосферу фосген… Репортажи «Рукопожатие через космос» (24.05.90), о телемосте Япония-Казахстан в Алма-Ате, об аварии двух самолетов в павлодарском аэропорту, о крушении на железной дороге грузового состава, о крупном пожаре в Ба­янаульском национальном парке. В подобных случаях должностные лица, как правило, очень неохотно идут на то, чтобы хоть что-то вразумительное сообщить журналисту. Информацию приходится выбивать с боем. Незаменим в таких случаях диктофон. Но главное – я убежден – никакие самые подробные и красочные описания не могут заменить документального свидетельства фотографии. Язык фотографии доступен и понятен всем. Поэтому для меня всегда остается приоритетной тема, которую можно решить с помощью объектива фотокамеры.


Всё начинается с дорог
Как-то меня спросили: можно ли фотографию назвать твоим хобби? Можно, если к ней прибавить любовь к путешествиям. В моей фототеке есть негативы и слайды, снятые на Командорах (о. Беринга), Курилах (Парамушир, Итуруп, Кунашир), Сахалине, Японских островах (Кюсю и Хонсю). Километры дорог, встречи с интересными людьми и явлениями оставили узелки на память. Но память – штука ненадежная, фотография – дело другое. В фототеке хранятся портреты академика Ю.Б. Харитона («секретного» физика-ядерщика я снял в 1983 году на теплоходе в Охотском море), фотографии пионера советского фоторепортажа Макса Альперта, читающего лекции на журфаке КазГУ, писателей Василия Пескова и Генриха Боровика (оба были в Павлодаре в 1983 году), академика Евгения Велихова (Баянаул, 1986 г.), популярного телекомментатора Владимира Познера (Алма-Ата, 1990 г.). Фотографии одного из последних подземных ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне (8 июля 1989 года) соседствуют в фототеке со снимками мемориала в Хиросиме…
После поездки в Японию я рискнул принять участие в международных салонах фотографии. С тех пор мои фотографии экспонировались на международных выставках 17 стран мира. Случалось, что некоторые из них удостаивались наград. Так, на 27-м международном салоне фотографии в американском городе Оклахома-Сити работа «Рождение поселка» получила Почетный диплом фотографического сообщества Америки. Снимок «Огнеборцы» отмечен медалями в Испании и Венгрии, серия работ «Хиросима, 40 лет спустя» удостоена медали лауреата II Всесоюзного фестиваля народного творчества, а фотоснимок «Ход конем» награжден медалью победителя Всероссийского конкурса «Оружием смеха».
Сегодня в туристской среде Павлодара, Экибастуза, Аксу у меня немало добрых знакомых и друзей. С одними ходил по Курильским островам, с другими ежегодно встречаюсь в Баянауле. Горы Баянаула стали традиционным местом проведения межрегионального слета туристов «Иртышский меридиан», организованного нашей газетой. Этот слет (а их было уже 29) – частичка моей души. Время показало – наш «Меридиан» стал яркой страницей и в истории родной газеты, и в сфере спортивного туризма Казахстана.

Пословице вопреки
Говорят, в одну реку нельзя войти дважды. У меня это случилось. И было это так.
В декабре 1993 года я переводом перешел из родной «Звезды» в только что открывшееся в Казахстане республиканское приложение к популярному российскому еженедельнику «Аргументы и факты», став собкором по Павлодарской области. Новая должность давала больше свободы в творчестве. Но и, разумеется, в еженедельнике с самого начала была жесточайшая конкуренция за место на полосе. Выручали репортерский и фотографический опыт.
Наша взаимная любовь с «АиФ»-Казахстан» растянулась на восемь лет, пока казахстанская редакция не была вынуждена закрыть собкоровскую сеть из-за материальных проблем. Потом были два года работы фотокорреспондентом в журнале «Огонек»-Казахстан». Журнальный фотоочерк – наиболее близкий мне жанр. Запомнились фотоочерки «Монахини купаются ночью» (о празднике Крещения в женском монастыре) и «Очистить душу на пороге века» (о возведении Благовещенского кафедрального собора в Павлодаре).
Новый импульс в фотожурналистике подарило мне сотрудничество в качестве стрингера с мировыми информационными агентствами – REUTERS, EPA (Европейское фотоагентство) и FRANSE-PRESSE (AFP). С 2002 года я был аккредитован МИДом РК как фотокорреспондент российского информационного агентства «ИТАР-ТАСС».
Испания, Канада, США, Таиланд, Китай – командировки в эти страны были напрямую связаны с профессией. Мне довелось участвовать в двух международных фотопроектах – «Китай глазами зарубежных фотографов», в котором 12 фотомастеров из восьми стран в течение трех недель путешествовали по югу КНР, предоставив затем организаторам свой взгляд на страну. Второй проект – «Новая столица нового тысячелетия» был организован турецкой стороной в рамках IX форума фотографов тюркоязычных стран. Десять дней мы снимали Астану, излазив крыши высотных зданий, посетив интересные уголки столицы Казахстана, а затем была совместная фотовыставка, составленная из работ участников проекта. И тот, и другой проект завершились выпуском фотоальбомов. Затем были фотоальбомы о Павлодаре, Баянауле, о Павлодарской и Костанайской областях.
Любовь к спортивной тематике вернула меня в «Звезду Прииртышья». Довелось работать на Азиаде-2011 в Астане и Универсиаде-2017 в Алматы. В 2012 году Академия журналистики Казахстана присвоила мне звание лауреата высшей общенациональной журналистской премии «Алтын жұлдыз» («Золотая звезда») в номинации «Лучший фотожурналист Казахстана».
В чем счастье человека? Для меня оно заключается в том, что родное мне дело продолжают самые близкие мне люди – мой брат Валерий, фотокорреспондент «Звезды Прииртышья», мой сын Максим, пресс-секретарь компании 2ГИС, и моя крестница – племянница Оля, студентка Томского университета.

irstar.kz