– Наурыз начинается со встречи рассвета, связанного со старинным ритуалом, который гласит: «Если увидишь родник – расчищай его исток», – говорит Г. Нурахметова о празднике весеннего равноденствия. – И встречая рассвет, все взрослые брали лопаты, собирались у родника или арыка, расчищали его, затем сажали деревья. И это первое действие, возвещающее о наступлении начала года – весны, и объединяющее людей, символизирующее очищение души, помыслов навстречу новому году, надежды на лучшее, что придут вместе с ним. Иными словами, форма празднования с глубокой древности несла в себе любовь к природе.

Исторические сведения о Наурызе сохранились в трудах многих средневековых авторов.

– Но у красивого весеннего праздника непростая судьба – в эпоху тоталитарной системы традиционное наследие причисляли к пережиткам древности, и в 1926 году Наурыз был вовсе отменен. После долгих лет забвения он начал праздноваться лишь в 1988 году. Официальное признание случилось в 1991 году, после выхода Указа Президента Казахской ССР «О праздновании Наурыз мейрамы», – уточняет директор краеведческого музея.

По возвращении великого праздника во всей области не могли найти настоящую казахскую юрту. И тогда директор областного краеведческого музея Балтабай Сейсембеков отправил своих сотрудников в Кызылорду – для её покупки.

– На тот момент, весной 1989 года, в музее был маленький срез юрты, покрытый дырявым войлоком, прямо посреди него уложены кизяки, а экскурсоводы, знакомя посетителей с казахским бытом, говорили им: мол, казахи так жили – где спали, там же готовили. А ведь юрты бывают разные: из нескольких комнат, переходящих друг в друга, например, шестикрылые; с богатым убранством, мебелью, которая была доступна в то время; еду готовили в отдельной юрте-кухне; в юртах встречали гостей, устраивали праздники, пели песни, собирали акынов, сказителей, – говорит нынешний директор музея.

Между тем кызылординцы были удивлены, что во всей нашей области не нашлось нормальной юрты, многие не знают, что такое желбау, баскур – красивые ленты, которые украшают свод юрты, и другие элементы.

– Мы поставили большую юрту, которую привезли, организовали выставку, разместили национальную одежду, знакомили со строением и убранством юрты посетителей, которые были изумлены увиденным. Павлодарцы с интересом узнавали казахскую историю, культуру, восхищались гостеприимством, дружелюбием, открытостью народа. На фоне полноценной юрты в первые годы мы проводили много познавательных мероприятий, демонстрировали обряды – шашу, тусаукесер, кимешек кигизу. Например, в последнем случае речь идет о национальном головном уборе, имеющем большое значение для казахской девушки: она выходит замуж, и через год, после рождения ребенка, на нее надевают кимешек, – говорит Гульнар Нурахметова.

Раньше ведь как было – казахский орнамент считался не только узором, украшением, он имел еще одно прикладное значение. Например, мать понимала по вышивке на присланном дочерью платочке, по стежку то, что она хотела сообщить родителям, как ей вдалеке живется в новой семье. И каждая девушка умела шить, ткать, вышивать, их с пеленок приучали к этому, к домашней работе, и вообще воспитывали в строгости. Когда девушка выходила замуж, она должна была демонстрировать свои ручные работы, чтобы показать, что она умеет делать.

– Если рассвет на Наурыз начинали с очищения родника, посадки деревьев, то на вечер строили другие планы: на окраине резали быка, а обряд назывался «бел котерер» (дословно – выпрямление стана). Бык – могучее животное, и если мужчина поест его мяса, то будет таким же сильным. Или «селт еткiзу» (что заставляет вздрогнуть, обратить внимание) – парень дарит девушке какую-либо красивую вещицу, чтобы привлечь ее внимание. Проходили разные игры, бои, юноши и девушки, качаясь на алтыбакане, пели песни, состязались в айтысе, признавались в любви. Взять, к примеру, игру «аксуйек» – «белая кость», которую кидали как можно дальше, а искать ее бежали парами. Так любящие сердца находили друг друга, – говорит наша собеседница. – О подобных традициях Наурыза мы рассказывали, демонстрировали их, и тогда все это было для наших посетителей ново, познавательно. А сейчас павлодарцы, конечно, немало знают о Наурыз мейрамы. Но и мы на месте не стоим, совершенствуем качество работы, стремимся к разнообразию, новым трендам.

Историк по профессии, Гульнар Нурахметова, начинавшая свой путь экскурсоводом, со временем став научным сотрудником, заместителем директора, иными словами, пройдя все ступени карьерной лестницы, более десяти лет назад возглавила областной краеведческий музей. Решив разнообразить череду традиционных музейных мероприятий, ибо время требовало новых подходов к деятельности, Г. Нурахметова стала пробовать новые форматы. И сегодня музею есть что показать.

– «Наурыз в музее» – наш ежегодный проект, включающий комплекс культурно-развлекательных мероприятий и познавательных программ, направленных в основном на школьную аудиторию. Основные атрибуты имеют символическую взаимосвязь с национальной тематикой. Это дастархан, национальный костюм и народное ремесло. Праздник наш интерактивный: гости могут принять участие в валянии войлока, сбивании кумыса или же сметаны на масло, поиграть в асыки, даже погадать на бобах, посмотреть работу каменной зернотерки, – рассказывает директор музея. – Можно сделать селфи, сфотографироваться в национальной одежде на фоне нашей юрты. Популярностью у молодежи пользуется наш тематический квест «История и традиции Наурыза».

По ее словам, в музее праздник начинается 21 марта – целую неделю посетителей, а их встречает Кадыр ата, ждут интересные мероприятия. Тех, кто приходит в национальной одежде, ожидает сюрприз – они пройдут в музей бесплатно. Вниманию посетителей здесь предлагают и выставку народных костюмов от местных брендов – «Театра моды Райсы» Райсы Раимбековой, фирмы «Алтын оймак» Рашат Аманжол, «Ою-дизайн» Гульнур Кармановой, которая, кстати, работает в технике сублимации на ткани, и у нее есть свой авторский принт, бросающийся в глаза своей изящностью и уникальностью. Пригласили и недавно открывшую в Павлодаре мультибрендовый магазин фирму «Казонер». Выставка сопровождается тематической лекцией «История национального костюма».

Получили приглашение от музея и мастера из других регионов:

– Айжан Абдубаит, единственная в Казахстане мастер-золотошвейка, прибудет в Павлодар позже. У нее шитье золотом, уникальные дорогие изделия, например, казахская тамга (родовой знак) вышита золотыми нитками. Ждем и Берика Алибая, мастера ювелирных украшений из Астаны. Его работы экспонируются в Национальном музее, и у него, единственного в Казахстане, есть знак Фаберже, которого он удостоен за уникальность своих ювелирных изделий. Работает в основном с серебром, у мастера есть антиквариат, который он не продает, но есть и копии, и эти изящные вещицы павлодарки смогут приобрести.

Гульнар Нурахметова с любовью говорит о своей работе:

– Музейная работа тем и интересна, что все время узнаешь что-то новое, прикасаешься к истории, а окунувшись в нее, не замечаешь, как время прошло. Музей – научное учреждение, большая работа у нас проводится по археологии, этнографии. Ежегодно сотрудники выезжают совместно с представителями местных и российских вузов в города и районы области, собирают информацию о казахской культуре и быте, взаимовлиянии казахской и русской культур. Мы сотрудничаем в этом плане с институтом этнографии Сибирской АН, учеными Омского этнографического института.

В составленную в соответствии с программой «Рухани жаңғыру» Сакральную карту Казахстана от нашей области, как уже знают наши читатели, вошли пять объектов – городище Акколь-Жайылма, пещера Коныр аулие, комплексы Машхура Жусупа, Исабека Ишана, памятник Жасыбая батыру. Директор музея называет их этнографическими субрегионами, где сохранены все традиции казахов. По ее словам, в эти места неоднократно выезжали этнографы и археологи области, проводили экспедиции. Несколько лет назад и мы писали об этой уникальной местности – Акколь-Жайылма.

– Например, в Каражаре, что входит в состав комплекса Акколь-Жайылма, местные жители сохранили множество национальных традиций. Несколько озер, сливаясь во время половодья в одно большое озеро Акколь, наполняются рыбой и дичью. Местные жители рассказывают, что во времена голода люди уцелели благодаря ловле рыбы. Зная технологию, каражарцы плетут коржын для ловли рыбы, они же используют «сайтан кайык» – специальную узкую лодку, на которой можно бесшумно плыть в зарослях камышей и стрелять дичь. Всё это экибастузцы продемонстрировали в нашем новом проекте «Тамыры терен туган жер», в соответствии с которым каждый город, район нашей области должен показать этнографический потенциал своей территории. Сейчас идет выставка по Аксу и его сельской зоне, а на очереди – Щербактинский район, там тоже есть что показать, – утверждает директор краеведческого музея.

Алтынгуль САГИТОВА.

Фото Владимира БУГАЕВА.

irstar.kz