Генеральный штаб Минобороны России подготовил доклад о боевых потерях в разных войнах. Вот некоторые цифры: в гражданской войне 1918-1922 годов погибли 939755 человек, в боях с японцами на озере Хасан – 989, на реке Халхин-Гол – 8931, в советско-финской войне погибли 126875 воинов, в Великой Оте­чественной – 8 миллионов 668400.
Были ещё потери в локальных советско-китайских конфликтах 1929 и 1969 годов (187 и 60), во время похода в Западную Украину и Западную Белоруссию накануне Великой Отечественной войны (1139), в вой­нах на территории Испании (353) и Кореи (299), стран Азии и Африки (145). В Афганистане погибли 14751 человек, в двух чеченских войнах, соответственно, 5835 и 43108.
Большинство этих цифр я не знал. Как и ещё двух: в 1956 году в Венгрии и в 1968 году в Чехословакии, куда были введены советские войска, погибли 750 и 96 военнослужащих. То есть это были по-настоящему кровавые события.
*  *  *
Все журналисты у нас закреплены за районами. Задача каждого – стать там своим человеком, быть в курсе всего происходящего, доносить «голоса с мест»… Пожалуй, едва ли не лучше всех справляется с этой задачей Зоя Алексеевна Суворова: она не даёт разоблачительных материалов (и хвалебных тоже), но из всякой поездки в свой Успенский район привозит реальные картины жизни успенцев. Забирается при этом в самые дальние, неприметные сёла, где людям сегодня, наверное, тяжелее всего…
Мне казалось, что я неплохо знаю этот район, но никогда даже не слышал о Милорадовке – деревеньке, в которой осталось всего 18 дворов и 70 душ населения. Некогда крепкое, преимущественно немецкое, село с фермами, полными скота, и всеми благами жизни, какие возможны в глубинке (горячая вода в каждом доме – «от хозяйства»), сегодня – на самовыживании. Главный человек – глава крестьянского хозяйства Пётр Герлиц: некоторым даёт работу, зимой чистит «для общества» дорогу до трассы, весной пашет огороды под картошку… Впрочем, и Герлиц собирается на историческую родину…
У милорадовцев же из «социалки» осталась только школа, в которой доучиваются семь учеников, а на будущий год и вовсе останется три… Вся «культура» – в одном из брошенных домов, где местные парни и девчата навели относительный порядок и печку соорудили…
Большое благо – пенсионер в семье, это «живые» деньги. Товар коммерсанты завезут любой, но с наценкой… Живут же люди, вернее, выживают, в основном за счёт личных подсобных хозяйств…
*  *  *
В Павлодаре существует официальная очередь на жильё, в которой числится без малого тысяча человек: это так называемые социально защищаемые слои населения (инвалиды, участники войны, семьи, имеющие детей-инвалидов, и т.д., всего одиннадцать категорий), а также разного рода бюджетники… Новое государственное жильё в последние годы практически не строится, зато есть сотни пустующих квартир, которые можно было бы передать очередникам… Но почти у всех у них есть хозяева (собственники), и только суд может решить судьбу таких квартир. Возник своего рода замкнутый круг, разорвать который в ближайшие годы вряд ли удастся… А значит, и очередь на жильё будет расти, а не уменьшаться…
*  *  *
У С.П. Шевченко обнаружили аневризму аорты… Очень серьёзная вещь, требующая срочной операции. Предложили сначала прооперировать здесь, платно, за 1200 долларов. Можно поехать в Новосибирск, где это будет стоить в разы дороже. С.П. добился в облздраве квоты в медицинском центре Алматы (лучшем по этой части в Казахстане), где операцию ему сделают бесплатно.
*  *  *
Уже не в первый раз смотрел по ТВ фильм Д. Астрахана «Всё будет хорошо». Многие ситуации надуманы и искусственны… Но ведь смотрится! Есть в нём скрытая трогательность, в том числе и в примитивном хэппи-энде, когда все счастливы и каждый осуществил свою заветную мечту. Наверное, ещё и поэтому смотрят и будут смотреть это эрзац-кино…
Затем – документальный фильм об Иосифе Бродском. Бродский в этом фильме хорош, естественен, ни тени рисовки в словах и жестах. Подумал, что если бы его не выперли из страны, то и слава его не была бы столь громкой, и Нобелевской премии наверняка бы не было… Поэт Бродский, конечно, всё равно был бы… Но какой-то другой…
*  *  *
О чём только не пишут нам люди… Вот трагикомическая ситуация, описанная пенсионеркой из Сосновки Щербактинского района. Её пенсия – единственный источник денег и для семьи сына и дочери (всего их шесть человек). Сын и дочь сидят без работы, а их мать ещё и подрабатывает – сторожем на току.
Недавно на задворках её усадьбы загорелась навозная куча, нарушавшая вопреки принятой недавно программе «Село-2001» общую эстетику Сосновки, лежащей, кстати, едва ли не в руинах. Пенсионерке было предписано антисанитарию на задворках устранить, но она в установленный срок этого не сделала, и её оштрафовали на три тысячи тенге. Она с таким наказанием не согласна, но готова заплатить. Однако денег нет – все шестеро живут на её пенсию, равную как раз сумме штрафа. И она предлагает альтернативу – отработать на любой работе в счёт этого штрафа «сколько надо»… И просит моего личного содействия в этом деле, хотя признаётся, что газету не выписывает, – не на что…
Думаю специально послать туда кого-то из журналистов и даже заголовок уже придумал – «Дело о навозной куче».
*  *  *
Среднемесячная зарплата в Казахстане в январе-марте этого года составляла 15521 тенге (рост в сравнении с первым кварталом прошлого года – 17,6 процента). Самые большие заработки – у работников финансовой сферы – 41126 тенге, минимальные – в сельском хозяйстве – 5142 тенге. На мой взгляд, всё должно быть с точностью до наоборот: самой высокой оплаты труда заслуживают реальные кормильцы, а не те, кто управляет мифическими финансовыми потоками…
*  *  *
Очередная группа шриланкийцев задержана в Железинском районе, на границе с Омской областью. Схема облапошивания несчастных легковерных людей всё та же: им обещали работу в Западной Европе, доставили на самолёте до Омска и «выбросили» на границе с Казахстаном, указав «дорогу к счастью»…
Само собой, и эти 24 шриланкийца будут депортированы…

Юрий ПОМИНОВ.
(Продолжение следует).

irstar.kz