В области закончилось тестирование госслужащих на знание Кодекса об административных нарушениях. Акимы городов и районов, как и руководители областных госструктур, прошли тестирование с первого захода. А вот более 20 сельских акимов из 172 тесты не сдали и пройдут повторное тестирование.
* * *
Давно никуда не летал. В аэропорту, где чисто и до неприличия пусто, вдруг вспомнил, как когда-то минимум дважды в год только в Москву летал, и всегда в самолёте было несколько знакомых мне людей… Тогда в Москву летал каждый день ТУ-154 (а летом было и по два рейса), теперь – один в неделю. А в Алматы, куда я лечу, рейс ежедневный, но самолёт маленький – ЯК-40, зато посадка через международный терминал с кучей «ворот», перегородок для досмотров – пограничного, таможенного, регистрации пассажиров. Последних, кстати, совсем немного, зато у каждого второго – сотовый телефон. И ни одного знакомого лица – совсем другая публика… «Чужие» здесь не ходят: самолёт сегодня – слишком дорогое удовольствие.
* * *
Живу в высотной гостинице «Казахстан». Завтракал в ресторане, на 26 этаже, с отличным видом на горы и на город… Утренний шведский стол включён в стоимость номера, вокруг преимущественно иностранцы, обстановка для меня необычная, но, в общем, скорее приятная…
Прошёлся по знакомым, милым сердцу со студенческих времён местам. Вроде всё то же: буйная майская зелень, те же улицы и дома, то же яркое, уже с утра жаркое солнце. Всё то же, да не то: многочисленные магазины, рестораны и кафе, офисы и вывески, вывески, вывески – всё новое, незнакомое и какое-то чужое. Даже на главпочтамте всё уже не так, как было, и вокруг нашего бывшего главного корпуса КазГУ… Только всё так же знакомо и величаво звучит музыка из приоткрытых окон консерватории…
Что-то новое – привлекательное появилось во внешнем облике Алматы, что-то безвозвратно ушло и никогда уже не вернётся. Я ходил по знакомым местам и не мог иногда понять: мой это город или уже не мой?
* * *
Интересная заметка Д.П. Приймака – о находке, сделанной при бурении скважины на территории одного из отделений совхоза «Суворовский». Там с глубины в 122 метра достали позвонок неизвестной рыбы. Он на снимке, сделанном фотографом областного краеведческого музея, выглядит весьма внушительно – рядом со спичечным коробком. Жаль, что Д.П. Приймак ничего не пишет о дальнейшей судьбе находки: исследовал ли её кто-то из учёных, определена ли принадлежность позвонка… А как интересно было бы увидеть этого «пришельца из древности» в натуре!
* * *
Хорошие – живые, интересные – воспоминания о войне стрелка-радиста М.П. Пудича в сегодняшнем номере. Помню, когда я готовил очерк о нём, сказал, что воевать в авиации было, наверное, всё же получше, чем в пехоте. Михаил Петрович решительно возразил: «Там хоть убьют, так на земле, а тут летишь каждый раз и не знаешь – вернёшься ли назад. А если подобьют на вражеской территории – что делать? Нет, не было, наверное, хороших мест на войне…».
* * *
Публикация в «Труде» – к юбилею Победы… Ветеран Великой Отечественной войны Т.Х. Зинатов, защищавший Брестскую крепость, попавший в плен и бежавший из концлагеря, снова воевавший, а затем исколесивший полстраны, строивший БАМ и обосновавшийся там на пенсии, выкопал по осени семейную картошку, оделся получше и сказал жене, что поедет в Брестскую крепость… Он ездил туда каждый год, и эта поездка не вызвала у семьи тревоги… Зинатов же ехал, чтобы в Бресте умереть – он бросился под поезд, оставив предсмертное письмо: «…Я хочу умереть стоя, чем на коленях получать нищенское пособие для своей старости и дотянуть до гроба с протянутой рукой… Средства оставляю, если не обворуют, надеюсь, на закопание хватит… Мы были героями, а умираем в нищете! Будьте здоровы, не горюйте за одного татарина, который протестует один за всех. Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!».
Похоронили его там, где он и хотел, – в Бресте…
Встречавшаяся с семьёй Т.Х. Зинатова известная писательница Светлана Алексеевич считает: «Мы хорошо научились умирать! Гораздо лучше, чем жить… Теперь нам надо самим добывать смысл своей жизни…». А Зинатов, когда его пытались переубедить, что нет такой идеи, которая бы стоила человеческой жизни, отвечал: «Я ради Родины умирал, я ради Родины выживал…».
И кто его сегодня осудит?
* * *
В национальном ядерном центре, созданном в «столице» Семипалатинского ядерного полигона Курчатове, планируется строительство токамака – термоядерного реактора для слияния ядер (в отличие от обычных, в которых происходит реакция деления ядер). Проект стоимостью 12-14 миллионов долларов, в котором выразили готовность участвовать Россия, США, Италия и Франция, должен быть реализован к 2004 году.
* * *
Первые три партии компьютеров для сельских школ закуплены в Качирском районе. (Из «Курьера «ЗП»).
* * *
Любопытные заметки М. Розен – о том, кто и как попадает на барахолку, своего рода исследование и очерк о современных нравах торгующих на базарах. Тут и постоянные, и временные, свои авторитеты и «низший слой», свои законы и нормы поведения… Думаю, что именно таких материалов – из самой глубины жизни – недостаёт нашей газете.
* * *
В Казахстане побывал первый и последний Президент СССР М.С. Горбачёв. Он встречался с Н.А. Назарбаевым, студентами, журналистами, предпринимателями. Говорил, что поездка связана с проектом «Горбачёв-фонда», снимающего фильм о событиях 1991 года, приведших к развалу СССР…
М.С., как всегда, энергичен и бодр и ни в чём не раскаивается. Никакого особенного резонанса его визит в Казахстане не вызвал, разве что интерес у кое-кого – как к реликту ушедшей эпохи…
* * *
Узнал из сегодняшнего номера, что в Национальном институте восточных языков и цивилизации (Париж), где преподают 89 (!) языков, с 1992 года изучают и казахский язык, вручая выпускникам соответствующий диплом. Его получают французские специалисты, направляемые на работу в Казахстан.

Юрий ПОМИНОВ.
(Продолжение следует).

irstar.kz