Двойная польза

Опыление гарантирует, что в подсолнухе не будет пустых семечек, отсюда и рост урожайности. Вообще-то сотрудничество растениеводов и пчеловодов должно быть обоюдовыгодным: одни получают мед, другие – стопроцентно высокий урожай. Однако как разобраться, чья выгода выше, и должен ли кто-то кому-то за это доплачивать? Фермеры за пчелиные услуги или пчеловоды за то, что их пчелы пользуются чужими полями. Обычная практика показывает, что чаще всего фермеры платят пасечникам, на деле же мало кто из фермеров сегодня готов доплачивать за такие специфические услуги. Наверное, в идеале каждый фермер, занимающийся растениеводством, мог бы держать и свое пчелиное хозяйство, тогда никому со стороны доплачивать не пришлось бы и можно было бы по-другому планировать свои посевы.
Сегодня пчеловоды сокрушаются, что мало кто из фермеров сеет медоносные травы, почти ни у кого нет полей с донником, мед из которого всегда ценился очень высоко своими целебными и вкусовыми качествами. А ведь медоносные травы после того, как с них соберут нектар, могут превратиться в высококачественное сено. Они могут сослужить и другую добрую службу. Местный пчеловод Турганбай Ракешев в свое время учился в техникуме на пчеловода. Он вспоминает, что в те времена совхоз специально для пчел сеял медоносные травы. Они не только давали возможность собрать первоклассный мед, но и были отличным кормом для скота, а главное – улучшали состояние почвы. Сегодня никто это не учитывает, все хотят, чтобы земля приносила пользу в денежном выражении. Посевы же донника от одной травы большой прибыли не дадут, а вот гречиха и подсолнечник – да. Причем двойную – в виде хороших урожаев и меда. Хорошо бы, эти процессы координировали органы сельского хозяйства, ведь самим пчеловодам сложно заниматься еще и посевами, к тому же необходимо иметь неплохие участки земли недалеко от собственного хозяйства, но все хорошие участки уже давно разобраны.
Однако вернемся к расчетам возможной выгоды. Некоторые цифры привел в пример пчеловод Олег Сысоев, который имеет 70 пчелиных семей.
– Если я приду к крестьянину, предложу ему поставить своих пчел возле его полей и попрошу за это деньги, он меня, мягко говоря, не поймет, – говорит Олег. – А ведь одна пчелиная семья за месяц опыляет полтора-два гектара подсолнечника. Урожайность повышается в два раза. А теперь давайте это в деньгах посчитаем. По грубым подсчетам, при средней урожайности подсолнечника в пять центнеров с гектара после опыления сельхозпроизводитель возьмет уже 7-8 центнеров с того же гектара. Эти 2-3 центнера добавила пчела. Теперь умножим их на цену подсолнечника исходя из расчета 100 тенге за килограмм. Опять же грубый подсчет. Вот и выходит, что дополнительно за центнер производитель имеет 30 тысяч тенге. И это делает одна семья за месяц. Сезон длится около четырех месяцев. За это время одна семья дает дополнительно 120 тысяч тенге дохода. И это касается не только подсолнечника, но и сена, фруктовых деревьев. Я считаю, что поддержка пчеловодства должна стать государственной программой, как это происходит в Израиле, Европе, России.

Пчеловоды области, объединяйтесь!

Сегодня в нашей области работают четыре кооператива, занимающихся пчеловодством. Однако назвать цифру, сколько в области насчитывается пчеловодов, проблематично. Сергей Трофимов отмечает, что немало тех, кто держит миниатюрные пасеки, как говорится, «для себя». В основном это пенсионеры, которые нашли себе занятие по душе и имеют небольшую прибавку к пенсии, обслуживая два-три улья. Такие пчеловоды, скорее всего, и не заинтересованы в том, чтобы стать членом кооператива.

По мнению Сергея Трофимова, пришло время объединяться нашим пчеловодам. Одна из причин – договор с Китаем на поставку качественного меда. Вторая – есть шанс обзавестись собственным помещением, которое полностью будет связано с пчеловодством, но направлено на потребителя – там можно открыть не только фасовочный цех, наладить реализацию, но и проводить разные процедуры: один кабинет отвести под медовый массаж, другой – под апитерапию. Спрос на апитерапию наверняка будет неплохой, ведь лечение пчелиными укусами в последнее время привлекает многих. Сейчас кооператив участвует в тендере на аренду здания. Условия очень привлекательные – пять лет не надо будет платить арендную плату, только коммунальные услуги. К тому же если пчеловоды объединятся, можно будет подумать и о банковских кредитах. Сейчас в большинстве случаев кредиты пчеловодам недоступны – не станут же банки брать насекомых в качестве залогового имущества, а для пчеловодов именно они считаются основным имуществом.

Пчёл приравняли к скоту

Вообще к пчелам в органах власти отношение довольно странное. Несколько лет назад, как рассказал Сергей Трофимов, павлодарские депутаты установили ставки платы за лесные пользования. Размещение одной семьи в лесных владениях, в том числе на пойме Иртыша, составляет более одной тысячи тенге – примерно столько же берется за выпас одной головы крупного рогатого скота. Пробовали обратить на это внимание, писали в Иртышскую бассейновую инспекцию, в союз пчеловодов, пока безрезультатно. Чтобы разместить небольшую пасеку в пойме, человек должен выложить за раз 60 тысяч тенге. При этом никакого вреда пчелы пойме нанести не могут, только пользу – они опылят растения, на следующий год пойма станет еще богаче. Проблемы в пчеловодстве имеются во всех регионах, и сейчас собираются различные предложения от фермеров по всему Казахстану, после чего их направят в Мажилис для внесения изменений в законодательство. Хотя при желании многое можно решить и на местном уровне: например, в Алматы в прошлом году были введены комфортные ставки, там теперь установка одного улья обходится пасечнику всего в 257 тенге.

Впрочем, как считает вице-президент Национального союза пчеловодов Казахстана «Бал-Ара», в последнее время удалось достичь многого. Например, удалось добиться, чтобы пчеловодство было включено в список приоритетных направлений сельского хозяйства. Нередко за счет государства проводятся семинары для пасечников, есть программа субсидирования посева медоносных культур. На вопрос о том, кто же должен заниматься посевами – пчеловоды или растениеводы, он отвечает дипломатично: мол, травы могут сеять и те и другие, любое хозяйство может быть многофункциональным. Проблема в том, что сегодня этот вопрос никак не координируется, раньше этой проблеме уделяли большее внимание на уровне Минсельхоза, сегодня в министерстве нет специалистов по пчеловодству. И республиканский союз пчеловодов продвигает три вопроса – внесение изменений в законодательство о племенном животноводстве, чтобы туда попали и пчелы (раз уж они уже приравнены к скотине), введение субсидирования медоносных конвейеров (это особенный высев медоносов, цветущих в разные сроки, что обеспечивает получение нектара непрерывно на протяжении всего сезона), а также стимулирование опыления пчелами сельскохозяйственных культур. Кроме того, необходимо продвигать в пчеловодстве новые технологии – существует множество модификаций «умного улья», стоимость одного домика может колебаться от 10 до 90 тысяч тенге, каждый пасечник может подобрать себе оборудование по карману, в зависимости от погодных условий и собственных нужд, и служить такие ульи будут долго.

Немодная профессия

Еще одна проблема – старение самой профессии. Новые адепты в этой отрасли появляются нечасто. Сегодня в Казахстане официально насчитывается 12 тысяч пчеловодов. По мнению главы республиканского союза, это ничтожная цифра – у нас их должно быть не менее миллиона. Где вы видели ребенка, который мечтал бы стать пчеловодом? При этом имеется поддержка для тех, кто хотел бы получить специальное образование в Европе, в основном молодые казахстанцы обучаются тонкостям современного пчеловодства в Польше и Словакии – только в Польше обучение проходят 39 человек, закончивших девять или одиннадцать классов школы. В этом году состоится первый выпуск – полный курс обучения длится три с половиной года.
В нашем СПК «Мед Прииртышья» тоже стараются поддержать новичков. Таких, например, как Сергей Мезинов из поселка Ленинский. Пчеловодом он стал неожиданно для себя самого. Был у знакомых в Омске. Те как раз собрались избавиться на зиму от пчел. Сергею стало жаль насекомых, и он решил их забрать. Привез домой в обычной коробке из-под конфет, и сразу же с головой пришлось окунуться в новую для себя науку. Надо же как-то пчелам перезимовать, а у них даже дома нет. Пришлось самому срочно мастерить ульи – помог всезнающий Интернет. А вот рамки для меда пришлось покупать, взялся за специальную литературу, надеялся и совет от знающих пчеловодов получить, но те не захотели делиться с конкурентом своими знаниями. Сергей понимал, что иногда идет на риск: например, когда забросал ульи сеном на зиму, чтобы пчелы не замерзли, но пока ему все удавалось. Сегодня у него уже десять пчелиных семей. Участие в этом семинаре, да еще совершенно бесплатное, отличная поддержка для пасечника с небольшим опытом. У другого участника семинара, организованного палатой предпринимателей, Александра Сердюкова опыт и того меньше: у него только две пчелиные семьи, которых он держит на дачном участке. Однако наверняка каждый из них нашел в проведенных курсах множество полезной и интересной для себя и своего дела информации.

Галина ЕГОРОВА.

irstar.kz