Бомбоубежище на улице Академика Сатпаева, в районе Усолки, пустует уже больше 20 лет. Поэтому специалистам из управления молодежной политики пришлось потратить немало времени и сил, прежде чем выяснить, на чьем балансе сейчас числится столь важный объект гражданской обороны. Оказалось, что хозяина у здания нет, поэтому, чтобы передать его в коммунальную собственность, сначала нужно подготовить акт на землю и техпаспорт. Когда же все документы будут готовы, убежище передадут в доверительное управление спорт­сменам-экстремальщикам, скорее всего, молодежному объединению «Федерация экстремальных видов спорта Павлодарской области».

Около недели назад помещение начали приводить в порядок – поручили это нелегкое дело жасылеловцам. А уже они любезно согласились провести для нас экскурсию.
Для начала надеваем респираторы: дышать внутри пока невозможно – очень грязно, вентиляционные шахты завалены землей и всевозможным хламом. Затем, вооружившись мощными фонариками, уверенно спускаемся вниз. Мусора на пути столько, что идти приходится прямо по бутылкам и банкам. Проход завален практически доверху из-за того, что во время субботников сюда стаскивали спиленные ветки и бытовой мусор. Кажется, что все это вот-вот рухнет прямо у нас под ногами. Что, кстати, практически сразу и происходит, поэтому дальше идем осторожнее.
Разумеется, гермодвери на входе давно нет: вероятно, её вместе с водопроводными и вентиляционными трубами растащили на металлолом. Вообще, из металлического в убежище остались только проржавевшие жестяные банки и куски труб, настолько утопленные в бетоне, что достать их, не взорвав при этом стену, просто невозможно.
По левую сторону от входа зияют провалами стены сан­узлов, плитка на которых, кстати, отлично сохранилась. Вместо унитазов здесь аккуратные дырки в полу. И что удивительно, за все время, проведенное нами в этой бетонной коробке, мы не встречаем никакой живности, свойственной пустующим подвалам. Ни крыс, ни тараканов.
Идем дальше. Луч фонарика вновь и вновь выхватывает из темноты уже привычные полуразрушенные стены и груды бутылок. Судя по дизайну тары от спиртного и соков, гости здесь были сравнительно недавно. Сами же стены исписаны довольно забавными надписями: кажется, что если одни из них оставили после себя последователи хиппи, то авторы других – отнюдь не пацифисты. Недалеко от выцарапанного на старой штукатурке «Не входи! Убьем!» красуется грязно-желтая занавеска, а за ней обнаруживается чье-то жилище: здесь и матрасы, и одеяла, и даже кастрюля. Бомжеубежище в бомбо­убежище.
К слову, потолки здесь высокие – хоть в волейбол играй: паркурщикам должно понравиться. А еще под самым потолком сохранились советские фонари и остатки проводки. Пониже все вырвано с корнем.
Само бомбоубежище делится на несколько помещений: один большой зал и несколько скромных по размерам комнат, не считая санузлов. Некоторые проходы завалены наглухо.
Кстати, здесь, внизу, сложно представить, что совсем рядом находятся многоэтажки, а буквально метрах в 40 от входа расположились гаражи. Сверху все заросло травой, но обе вентиляционные шахты сохранились. Заглянув в них, можно заметить все те же груды хлама: и если банками из-под пива нас уже не удивить, то как сюда попал автомобильный руль, остается загадкой.
– Когда мы сюда в первый раз приехали, не сразу сообразили, где вообще искать вход: все было завалено деревьями – говорит командир городского штаба «Жасыл ел» Оразалы Сарсенов. – Но ребята были готовы к тому, что тут их ждут не покраска и побелка, а реальная работа, поэтому со всеми трудностями справились. Во время отдыха пытаемся исследовать само убежище.
Отметим, что хотя в будущем тут планируют открыть центр экстремальных видов спорта, окончательное решение еще не принято: ведутся переговоры с акиматом. К тому же здесь еще предстоит восстановить все коммуникации. Для этого планируют привлечь бизнесменов: к примеру, в рамках государственно-частного партнерства они смогут открыть сверху тот же велопрокат или фитнес – заниматься придется поочередно со спортсменами-экстремальщиками. Открытым остается вопрос безопасности – в таком центре обязательно должны быть те же пожарные выходы. Иначе есть риск того, что повторится ситуация со столичным бомбоубежищем несколько лет назад. Тогда в пожаре погибли люди. В свою очередь сами спортсмены переживают, что если в помещении разместится еще и кто-то из бизнесменов, то места для занятий просто не хватит.
– Два года назад я проходил мимо этого убежища и решил проверить, что внутри, затем сделал замеры, нарисовал план, расписал, какие и куда снаряды поставить, и пошёл по кабинетам, – вспоминает Вячеслав Монахов, руководитель МОО «Федерация экстремальных видов спорта Павлодарской области». – Бомбоубежище лучше, чем ничего, поэтому если это помещение в итоге отдадут кому-нибудь другому, будет обидно. Нас и так очень много: придётся потесниться либо делать два уличных направления.
К слову, Вячеслав – студент, сейчас в одном из российских вузов он изучает возобновляемые источники энергии. Чтобы хотя бы частично решить проблему с подведением к бомбоубежищу коммуникаций, молодой человек предлагает поставить там автономную установку с солнечными модулями. Вячеслав сам готов разработать проект.
Кстати, в разных городах Казахстана старые бомбоубежища под что только не переделывали, чаще всего их предлагали отдать под овощехранилища, а в Петропавловске в особенно холодную зиму там вообще оборудовали приют для бездомных. Однако на самом деле большинство таких объектов до сих пор засекречены, и отвечает за них МЧС. По слухам, в Павлодаре сейчас есть даже несколько действующих бомбоубежищ, а усольское – наследие Павлодарского судоремонтного завода.

Наталья ЗИНЧЕНКО.
Фото автора.

irstar.kz